+7 (999) 219 - 91 - 91
  inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 3, 2017 г.

Я понял, что я верю

Родился я в семье, далёкой от Господа. Рос, как все советские люди: школа, институт. Закончил его как инженер-электрик. Это моя первая профессия. Но инженером работать не пришлось. Сразу после окончания института я стал заниматься модной в то время социологией. Закончил университетские курсы по социологии. Потом изучал психологию. В общем, дошёл до того, что стал работать в Одесском государственном университете на кафедре марксистско-ленинской философии старшим научным сотрудником. И вот там Господь и нашёл меня. Нашёл удивительным образом. Никто мне ничего не рассказывал ни про Евангелие, ни про веру. Я просто искал в жизни что-нибудь интересное.

Люди часто приходят к Богу через трудности: болезни, проблемы... Со мной было с точностью до наоборот, как говорят у нас в Одессе... Господь открывал мне все двери. Хотел я заниматься наукой – пожалуйста, Господь даёт. Заинтересовался философией – пожалуйста. Вроде и успех есть, а вот смысла нет. И я не понимал, чего хочу. Увлекался музыкой, литературой. Стал членом молодёжной секции Одесского отделения Союза писателей. И там Господь открывал двери: пожалуйста, можешь заниматься литературой. И снова я вижу, что мне то, ради чего стоит жить, самое интересное – не интересно. Я метался в поисках смысла жизни, интереса ради чего жить ...

Моя личная жизнь, так как я никак не мог успокоиться, стала напряжённой, мы с женой уже были на грани развода. И хотя внешне всё было прекрасно, моя жизнь катилась под откос. И в этом состоянии внутреннего кризиса при внешнем благополучии Господь меня встретил. Встретил через одного моего друга. Он принёс мне книгу. Это был Новый Завет. Он мне его дал со словами: «Это книга, которую нам с тобой давно уже нужно было прочитать!» Я не ожидал такого предложения от него. Он был одним из ведущих художников Одессы. В совете художественного фонда. В его мастерской мы проводили много времени за совсем не святыми делами. Жили довольно распутной жизнью. И от него получить такую книгу было очень удивительно. Он мне ничего не рассказывал. Вручил книгу и ушёл. Думаю, что он не знал, как я отреагирую. Ведь год был на дворе 1978-й... Совсем другие были времена.

Мы вместе с женой взахлёб читали Новый Завет. Это заняло у нас несколько месяцев. Мы то и дело брали в руки Новый Завет и читали его. Однажды жена меня спрашивает: «И ты веришь всему, что здесь написано?»

Я был в замешательстве. Я не мог сказать, что я не верю. Я понял, что я верю всему, что здесь написано. Я не заметил, как я стал верующим. И я начал исследование: я стал записывать возникавшие у меня вопросы, пошёл в библиотеку и взял книги, критиковавшие Библию. Читал Писание и библейскую критику и вскоре понял, что вся эта критическая литература была направлена не против Библии и Бога, а против определённой модели Бога, которую сами же авторы этих книг и создали. Я был шокирован этим открытием. Это меня потрясло, совершенно выбило из колеи.

А через месяца два или три пришёл ко мне этот друг- художник, который дал нам Новый Завет. Мы дружили семьями. Моя жена закончила вместе с его женой художественное училище и художественный институт. Она тоже была художником. Мы хорошо знали друг друга. И когда он пришёл и сказал нам, что начал посещать баптистов, то для меня это был второй большой шок. Баптисты – это же ужасные люди: младенцев режут, оргии устраивают страшные. Хотя я когда-то сдавал научный атеизм, но наивно верил всей этой дремучей пропаганде, распространявшейся в народе.

Так вот, этот наш друг стал не так давно посещать баптистов. Там он получил и Новый Завет, который подарил нам. Он рассказал нам о своей церкви. Сначала я послал «на разведку» свою жену. Она вернулась такая счастливая... Рассказывала, как там хорошо, как там интересно было. На следующее воскресенье мы уже вдвоём пошли. Я был потрясён, когда впервые пришёл туда, на Серова, 34. Это обычный жилой дом в Одессе, на Молдаванке. Молитвенный дом посреди двора. Тесно-тесно расставлены стулья человек на 400 или 450. А община – больше 1000 человек. Все проходы заняты. Люди в дверях стоят, на улице... Физически невозможно было пройти внутрь. Так вот, один из братьев увидел новые лица и провёл нас внутрь, поставил возле столбика. Сидели только старики и старушки. Молодёжь стояла.

Но особенно я был удивлён вот чем: за кафедру выходили братья и говорили очень простым русским языком, с ошибками. Было совершенно очевидно, что они нигде не учились. Это было видно с первого взгляда. Но то, что они говорили, содержание их проповеди, было настолько глубоко и серьёзно! Говорили они о таких высоких вещах, о которых наши профессора в университете только начинали рассуждать. Это было потрясающим, и я понял, что это от Господа. Сами они до этого дойти не могли. Это Господь им открывал. Меня это более всего потрясло. Такой большой контраст между простой, неграмотной речью и такими высокими истинами. Ну и мы стали посещать служения. У меня начались сложности в институте, мне пришлось уйти. Друзья мои пытались мне помочь устроиться в другом месте. Но это было невозможно: везде уже обо мне знали, никуда меня не принимали.

Помыкавшись несколько месяцев в поисках работы по специальности, я пошёл работать штукатуром. И следующие пять лет работал штукатуром. Эти годы на стройке в общении с братьями дали мне очень многое. В 1984 году меня избрали пресвитером... Но это уже другая история.

Сергей Владимирович Санников основал первое в СССР богословское высшее учебное заведение, автор многих книг, библейских научных статей, составил учебник по истории церкви, основал богословский журнал... И многое-многое другое. А всё началось с потрёпанного Нового Завета, живого Слова Божьего.

Свидетельство записано Вальдемаром Цорном с записи выступления Сергея Санникова в церкви Спрингфельд, США.

Архив