+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 3, 2017 г.

Джон Уиклиф: увидеть Брюгге и узреть Церковь

Надежда Орлова

Как всегда, всё началось из-за денег: английские короли задолжали Риму ежегодную подать за тридцать лет. Папы, сменяющие друг друга на святом престоле, периодически вспоминали о недоимке, а в 1366 году Урбан V стал до неприличия настойчив в этих напоминаниях. Что ж, понять его можно: кризис. Сами папы фактически находились во французском плену; в Европе бушевала «чёрная смерть»; «Божьи помазанники» – короли христианских стран – сражались друг с другом не покладая рук, точнее, копий и мечей. Доходы Римской церкви падали, а аппетит прелатов оставался прежним. Пришлось потрясти должников.

Однако английский король Эдуард III свободных средств не имел: корона каждый день теряла сотни подданных; города и деревни пустели на глазах, превращаясь в братские могилы жертв чумы; по дорогам королевства брели с флагами и плётками в руках флагелланты, бичующие сами себя за грехи в надежде, что добровольные страдания привлекут взор Господа и Он отвратит от них заразу. Численность населения Англии к середине XIV века уменьшилась с 4 до 2,5 миллиона человек. Рабочих рук не хватало, поэтому усилилась борьба крестьян и ремесленников за свои права: они требовали отменить крепостное право и увеличить оплату труда. Дворяне и главы ремесленных цехов, понятное дело, на уступки идти не хотели, но и остаться без рабочих рук тоже не могли. В общем, все искали компромисс, чтобы наладить дела внутри страны, поэтому притязания извне вызывали раздражение у всех слоёв населения. К тому же папа проживал на территории Франции, с которой у английского государства были столетние счёты, и кормить врагов никто не собирался. Парламент дал ясно понять главе всех христиан, что денег нет, и предложил как-то держаться, не рассчитывая на помощь туманного Альбиона.

Папа (к этому времени им стал Григорий XI) держаться не собирался, и летом 1374 года в городе Брюгге, центре европейской торговли того времени (где же и говорить о деньгах, как не здесь?), произошла встреча папского нунция с представителями английского правительства. Закончилась она ничем – договориться не удалось. Но в историю это событие вошло благодаря тому, что английский двор представлял, в числе прочих, доктор теологии Оксфордского университета Джон Уиклиф.

Жизнь учёного на протяжении первых четырёх десятков лет была мало чем интересной. Он родился в 1330 году близ города Йорка, выходец из небогатой дворянской семьи. Всю свою жизнь посвятил книгам и лекциям. Как типичный представитель раннего Возрождения изучал сразу всё: физику, математику, логику, астрономию, богословие. Последнее направление в его научной деятельности вполне соответствовало схоластическому представлению средневековой теологии. Так бы и высчитывал доктор до конца жизни, «могут ли несколько ангелов находиться в одном и том же месте одновременно?», если бы не деньги.

Участие в королевской делегации предполагало доскональное изучение вопроса предстоящей дискуссии: платить или не платить. Конечно, ответ был известен заранее, но его следовало обосновать. Для этого корпус представителей и был усилен богословом Уиклифом. Он понимал, что победить поднаторевших в диспутах папских легатов можно только Библией, поскольку лишь слова Творца могут заставить замолчать велеречивых церковников. Джон старательно готовился оправдать королевское доверие, поэтому Священное Писание стало главным предметом его изучения в течение многих недель. Не сказать, чтобы он раньше его в руках не держал. Держал, конечно, и даже читал, но как бы сквозь тусклое стекло многовековых наслоений чужих толкований.

И, как это часто бывает, от чистого Слова Божьего пришла вера. Вера не теолога, не религиозного человека, а вера грешника, который вдруг осознал и своё гибельное состояние, и милость Бога. А вместе с этим и весь мир стал восприниматься по-другому. Уиклиф вдруг увидел две церкви: церковь земную и Церковь небесную. Первая погрязла в коррупции и насилии, стремясь лишь к власти, богатству и наслаждениям. Вторая – сияла чистотой белых одежд и жила ожиданием Небесного Жениха. Контраст был столь потрясающим, что заставил оксфордского учёного посвятить вторую половину жизни проповеди Евангелия.

Джон Уиклиф писал и говорил о том, что единственным основанием веры является Священное Писание. Провозглашал, что церковь нуждается в обновлении, а примером для этого служит жизнь Христа и Его апостолов: они были бедны, смиренны и долготерпеливы. Монастыри, соборы, oрдены должны раздать свои земли и богатства и начать заботиться о людях, храня вечные ценности и передавая их пастве.

Дальше – больше. В своих рассуждениях Джон приходит к тому, что первая церковь не знала учения о пресуществлении, то есть о превращении во время Евхаристии хлеба и вина непосредственно в Тело и Кровь Христа, и отвергает эту доктрину католицизма. Поклонение святым мощам, суд инквизиции, отпущение грехов священниками – всё это не соответствует Библии. Уиклиф первый, но, как мы знаем, не последний, замахнулся на «святое» – учение о чистилище и индульгенциях, то есть, опять же, на деньги.

Реакция клира на такие проповеди тогда (а через пятьдесят лет – во времена Яна Гуса и через сто пятьдесят – во времена Мартина Лютера) была одна: полетели жалобы папе одна за другой. В ответ вернулись грозные буллы, тоже одна за другой. Григорий XI предал анафеме сочинения Уиклифа и пригласил проповедника-еретика на беседу. Не обольщаясь насчёт папского гостеприимства, тот приглашение не принял, благо в то время он пользовался покровительством особ королевской крови. Власть предержащие поспешили воспользоваться некоторыми постулатами Джона Уиклифа, чтобы решить свои денежные проблемы, окончательно освободившись от римского налога.

Прекрасно понимая, что изменениям в своей жизни он обязан Библии, Джон Уиклиф делает всё, чтобы она стала доступной для каждого англичанина. Со своими учениками он переводит Священное Писание на родной язык. Его идеи распространились далеко за пределы Английского королевства: странствующие проповедники, лолларды, несут семена будущей Реформации во все уголки Европы. Однако в самой Англии отношение к реформатору становится всё хуже. Поскольку, в отличие от него, царствующий дом Библию не читал, а бесконечные обличения во грехах и призывы смириться перед Христом порядком надоели, проповедник вскоре стал подвергаться гонению со стороны католиков под предводительством архиепископа Кентерберийского. Уиклиф вынужден был покинуть Оксфорд, а небольшая группа его последователей, поддавшись давлению, отреклась от взглядов своего учителя.

Джон Уиклиф умер от инсульта 31 декабря 1384 года в небольшом сельском приходе Литтерворт. Однако борьба продолжалась и дальше, причём не только с его книгами и учением, но и с ним самим. Через сорок четыре года после погребения его останки были извлечены из земли и по приговору Констанцского собора (того самого, что казнил Яна Гуса) сожжены.

Что ж, Джон Уиклиф, став членом Церкви небесной, приобрёл богатство нетленное. А остальным только и остаётся перебирать прах и пепел, тщетно надеясь отыскать в них сокровища.

Архив