+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 5, 2016 г.

Обязательно должны быть

Анна Вовчук

У приёмной врача - толпа. Каждая тут -будущая мама. Неля набрала полные лёгкие воздуха. Она всегда так делала, когда сердце бешено колотилось в груди. Седьмой визит. За последние три недели. Угроза слишком велика. Нутром чуяла, что-то не так...

- Познякова! - услышала она, как сквозь туман. Встала медленно. Колени дрожали.

В кабинете её ждала вполне приветливая женщина-врач. За эти недолгие три недели Неля прониклась к ней доверием. Другие врачи были настолько грубы и безразличны, что на повторный визит к ним она согласиться не могла. Да и незачем было. Не хотелось кому попало доверить жизнь долгожданного будущего первенца.

- Нужна операция, - тихо произнесла Ольга Алексеевна.

Она выдержала длинную паузу, но, не заметив никакой реакции на лице пациентки, решила, что та её не услышала.

- Нелечка, ваш малыш... - впервые за долгое время она не могла найти слов. - Беременность замершая.

За все свои двадцать лет практики она не могла понять, почему в семьях, где детей могла окружать настоящая любовь, их просто не будет.

- Осложнения таковы, что после операции потребуется долгое лечение. А вам с мужем придётся думать об усыновлении, если вы всё же хотите иметь детей. Своих у вас, к сожалению, уже не будет.

Неля сидела молча. Ком застрял в горле. Надо было что-то сказать. Все её мечты о счастливой семье - всё рухнуло. Разбилось вдребезги на миллионы осколков и оказалось разбросанным по всей земле. Но об этом нужно будет думать потом. Сейчас операция.

- Когда? - едва сумела она пошевелить губами.

- Сейчас десять утра. Звоните мужу, пусть собирает вещи. На стол - через пару часов. Ксения, - обратилась она к медсестре, - оформи Нелю в моё отделение. Давай так, чтоб к часу всё было готово. Муж приедет? - снова обратилась она к пациентке.

- Да, конечно...

Всё происходящее казалось сном. Кошмарным, но сном. Длинный коридор. Щебечущие будущие мамочки. «Мамочки» - это слово таило в себе какую-то особую силу, с детства пленяло и завораживало. «Как я маме скажу? Мама, внуков не будет... А Коля? Коля, я не в состоянии родить тебе сына... Такие милые двойняшки вчера в парке гуляли. Как он смотрел на них...» Мысли неслись вихрем в её голове. В висках напряжённо стучало.

Странным было одно: сердце перестало вылетать из груди. Где-то внутри она всё же ощущала покой и умиротворение.

Неля огляделась. Восьмая палата. Самая удобная во всём отделении. Обычно приходилось «отблагодарить» за место в палате. А она тут просто так. Кровать у окна. «Смогу Колю по вечерам выглядывать, - с грустью подумала Неля. - Всю неделю проведу здесь».

Зашла Ксения. Сделала укол. Уже через пару минут сон стал решительно закрывать глаза Нели.

- Всё будет хорошо, - услышала она тёплый, бархатный, родной голос. Коля уже сидел у кровати и крепко сжимал её руку.

Операция длилась недолго. Без особых осложнений. Но Николаю она казалась вечностью. Всё это время он перебирал в памяти слова, произнесённые ими друг другу во время свадебного обещания: «В горе и в радости... В бедности и в богатстве...»

Со дня той операции прошло три долгих года. Три года молитв и Божьих чудес! Ольга Алексеевна не только наблюдала вторую беременность, но и принимала роды и лично провожала из роддома сияющих родителей с двумя свёрточками счастья в руках. Ей, врачу, не верилось в это чудо. Но она сама была ему свидетелем. Двойняшки настойчиво перекрикивали друг друга, каждый пытался показать, как сильно именно ему сейчас нужно заботливое мамино прикосновение и внимание. Мальчишки были похожи, как две капли воды.

Бог решил, что в этой семье, где детей будет окружать настоящая любовь, они обязательно должны быть!

Архив