+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 4, 2016 г.

Письмо сестре

Джеймс Хадсон Тейлор

Письмо Джеймса Хадсона Тейлора сестре, миссис Брумхолл Чинкианг, 17 октября 1869 г

Дорогая сестра!

От всей души благодарю тебя за твоё милое, длинное письмо. Кажется ты ещё никогда так мне не писала, с тех пор как я в Китае. Я знаю, у тебя, как и у меня: не можешь, хоть и очень хочется. Дух и тело могут лишь в определённой мере нести нагрузку лишь в определённой мере выполнять работу. Должен сказать, что никогда ещё моя работа не была такой многосторонней, ответственной и тяжёлой, как сейчас. Однако чувство давления и нагрузки совершенно исчезло. Последний месяц был, наверное, самым счастливым в моей жизни и мне очень хочется рассказать тебе немного о том, что Господь сделал в моей душе. Не знаю, насколько ясно я смогу выразиться, ведь, в общем ничего нового, или странного, или чудесного в этом нет и тем не менее − всё новое! Словом, «я был слеп, а теперь вижу».

Может быть, мне будет легче объясниться, если начну немного издалека. Должен признать, что последние шесть-восемь месяцев я переживал большие духовные страдания. Я чувствовал что как мне лично, так и всей миссии не хватает святости жизни, силы. Я чувствовал как это неблагодарно, как опасно и грешно то, что мои отношения с Богом не такие близкие. Я молился и постился, боролся, принимал решения, читал усерднее Слово Божие, старался чаще уединяться для размышления над Божественными истинами – всё тщетно.

Каждый день, нет, каждый час я ощущал на себе давление греха. Я знал, что всё будет хорошо, если только я буду пребывать во Христе; но я не мог. Я начинал день с молитвы, с твёрдым решением ни на секунду не отрывать от Него мой взгляд. Но давление обязанностей, порой очень тяжёлых, постоянные весьма утомляющие хлопоты часто заставляли меня забывать о Нём. В здешнем климате нервы так легко возбуждаются, что бывает намного труднее, чем где-либо, держать себя в руках и не поддаваться искушению к раздражительности горьким мыслям, а порой и к резким словам.

Каждый день приносит с собой целый список грехов, недостойного поведения, бессилия. Да, желание добра было во мне всё время, но чтобы сделать оное, того не находил. И тогда в голову приходил вопрос: «Неужели совсем нет спасения? Неужели так и будет до самого конца: постоянная борьба и вместо победы − одни неудачи?» К тому же, не мог я искренне проповедовать, что Иисус всем тем, которые приняли Его верующим во имя Его, даёт власть быть детьми Божиими (то есть быть подобными Богу, иметь Его характер)если это не отвечало моему собственному опыту. Вместо того чтобы укрепляться мне казалось, я становлюсь всё слабее и имею всё меньше силы бороться с грехом. Да это и неудивительно, ведь веры и надежды у меня было очень мало.

Я был отвратителен самому себе; я ненавидел свой грех, но у меня не было сил преодолеть его. При этом я сознавал, что я дитя Божие. Дух Его, несмотря ни на что взывал в моём сердце: «Авва Отче!» Однако встать и воспользоваться этим моим сыновним правом – на это у меня не было сил. Я думал что святость, практическая святость, достигается постепенно, путём усердного применения средств благодати. Я чувствовал, что нет ничего другого в мире, чего бы я так сильно жаждал и в чём бы так сильно нуждался. Но чем больше я стремился к святости, чем больше старался её достичь, тем недостижимее она мне казалась. Я уже совсем потерял надежду, что когда-либо вообще овладею ею. Я решил, что Бог, наверное, хочет сделать небо для нас ещё милее, не позволяя достичь нам святости здесь, на земле.

Не думаю, что я пытался когда-либо достичь цели своими силами, ведь я сознавал собственное бессилие. Я сказал об этом Господу и просил Его дать мне помощь и силу. И порой мне казалось, что Он меня охраняет и поддерживает. Но, оглядываясь вечером на прожитый день, я видел лишь грех и недостаточность и мог лишь сожалеть и каяться в этом перед Богом.

Впрочем, не подумай, дорогая, что этот печальный опыт повторялся изо дня в день в эти длинные пасмурные месяцы. Тем не менее мне всё снова и снова приходилось убеждаться в том, что ток чему я стремился, исчезало из моих рук, и это приводило меня в отчаяние. И всё же никогда Иисус не казался мне таким драгоценным, как в то время. Я знал: Он Спаситель Он силен спасти такого грешника, как я, и желает сделать это. Бывали моменты, когда сердце моё было исполнено не только миром, но и радостью в Господе. Однако эти моменты проходили, и я был вновь бессилен, как и прежде. О, как благ Господь, положивший конец этой внутренней борьбе!

Всё это время я не сомневался, что во Христе есть всё в чём я нуждался. Но я не знал как этим овладеть. Он был богат – я нищ; Он был силён,а я оставался слабым. Я знал что в корнях виноградной лозы есть достаточно силы и тука. Вопрос лишь в том, как заполучить их в мою ничтожно малую ветвь. Когда постепенно начал вырисовываться просвет, я увидел, что единственное условие – это вера, рука, которой я мог бы охватить всю Его полноту и овладеть ею. Но у меня не было этой веры. Я стремился к ней, но она не появлялась; я пытался упражняться в ней, но у меня не получалось.

Чем больше я сознавал чудное богатство благодати в Иисусе, чем больше видел полноту в нашем дорогом Спасителе, тем больше становились в моих глазах моё бессилие и моя вина. Совершаемые мной грехи казались мне ничтожными по сравнению с грехом неверия, не могущего и не желающего полагаться на обещания Божии, представляя Бога лживым! Неверие – это я чувствовал – было тем грехом, из-за которого мир будет предан проклятию. И тем не менее я снова и снова поддавался ему. Я молился о вере, но вера не приходила. Что же делать?

Когда страх души моей достиг высшей точки, Господь использовал одно предложение из письма дорогого брата Маккарти, чтобы снять пелену с моих глаз, и Дух Святой открыл мне истину нашего единения с Иисусом. Никогда раньше я так этого не видел. Маккарти прошёл через те же душевные страдания, что и я, с одной лишь разницей, что свет открылся ему раньше, чем мне. Он пишет (привожу по памяти): «Как укрепить веру? Не борясь за веру, прилагая к этому все усилия, а покоясь в Том, Кто верен». Когда я прочитал эти слова, у меня открылись глаза! «Если мы неверны, Он пребывает верен». Я взглянул на Иисуса и понял – о, какой радостью наполнилась душа моя! – понял, что Он сказал: «Не оставлю тебя и не покину тебя».

«О да, это даёт покой! – подумал я. – Напрасно я старался найти в Нём покой. Не буду больше напрягаться. Ведь Он обещал, что не оставит меня и не покинет меня». И, дорогая моя, Он никогда не сделает этого!

Но это ещё не всё, что Он показал мне. Далеко не всё! Когда я размышлял о виноградной лозе и ветвях, тогда драгоценный Дух Святой излил чудный свет в мою душу. Какой огромной казалась теперь моя ошибка, которую я сделал, желая получить сок полноту из Него путём моих усилий и стараний. Я понял не только, что Иисус меня никогда не оставит, но и то что я являюсь членом тела Его, от плоти Его и от костей Его. Я понял, что виноградная лоза – это не только корень но и ветви, усики, листья цветы, плоды. Кроме того Иисус – это и почва, и солнце и воздух, и дождь, и ещё в тысячу раз больше, чем то, чего мы желали, о чём мечтали и к чему стремились. О, какая радость − понимать эту истину! Молюсь, чтобы глаза твоего разума осветились чтобы ты могла осознать и наслаждаться богатствами данными нам свободно и безвозмездно во Христе.

О дорогая сестра, как это чудесно – быть единым с воскресшим и вознесённым Христом, быть членом тела Его! Подумай только, что это значит! Может ли Христос быть богатым, а я – бедным? Может ли твоя правая рука быть богатой, а левая – бедной? Или может ли твоя голова быть упитанной, когда тело умирает от голода? Подумай также, что значит эта истина для нашей молитвенной жизни! Может ли служащий банка сказать клиенту: «Это ваша рука выписала чека не вы сами» или «Я не могу выдать эту сумму вашей руке, а только вам самим»? Так и мои, и твои молитвы не могут быть отклонены, будучи вознесёнными во имя Иисуса членами тела Его. Если бы мы просили о чём-то несовместимом с волей Божьей, то конечно же, дело обстояло бы иначе. Но «когда просим чего по воле Его, Он слушает нас. А когда мы знаем, что Он слышит нас, чего бы мы ни просили, знаем и то, что получаем просимое от Него».

Самое прекрасное (если в этой области вообще можно сравнивать вещи друг с другом), самое прекрасное – это покой, вытекающий из сознания полного единения с Иисусом. Поняв это, я уже не боюсь и не переживаю, зная: Он силен исполнить Свою волю, а Его воля – это и моя воля. Я не переживаю о том, куда Он меня поставит и как Он это сделает. Это Его дело, Ему нужно думать об этом, не мне. Ведь как в самых лёгких ситуациях Он должен дать мне Своё благословение, так и в самых тяжёлых – довольно для меня благодати Его. Для слуги не играет большой роли, посылаю ли я его купить для меня какие-либо мелочи или же драгоценнейшие вещи.

В любом случае он ожидает от меня деньги и принесёт мне купленное. Если Бог поставит меня в очень трудную ситуацию, то я вправе ожидать от Него водительства. В тяжёлых ситуациях Он даст мне бо́льшую благодать и в тесных, полных искушения обстоятельствах даст мне много сил.

Не нужно бояться, что источники Его помощи могут оказаться недостаточными для наших нужд. Источники Его помощи принадлежат мне: Иисус – мой, Он со мной Он живёт во мне. Всё это вытекает из единения верующих со Христом. И с тех пор, как Христос верой живёт в моём сердце, я невыразимо счастлив! Ах, как бы мне хотелось рассказать тебе обо всём этом лично, а не писать в письме… Твой искренне любящий тебя брат.

Архив