+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 4, 2016 г.

Четвертый

Сергей Гажула

Вера через шторм проводит корабли, Караваны движет по пустыне. Георгий Винс

Это было в 1986 году. Зима была в тот год лютая. Лютая, потому что для Молдавии такие морозы и снегопады были и остаются редкостью. Дороги замело, и только основные трассы республиканского и областного значения службы кое-как успевали чистить.

Нас было трое близких друзей. Один из нас не вернулся из армии, а продолжал службу «в местах не столь отдалённых». А что было делать, если закон гласил, что, даже если ты абсолютно не виновен в дорожно-транспортном происшествии, но при этом пострадали люди, ты всё равно виноват. Сидя за рулём огромного тяжело гружённого КамАЗа, Виктор не думал ни о чём другом, как о близком дембеле, о встрече с родными, друзьями, братьями и сёстрами. Его мечты прервал белый «жигулёнок», на огромной скорости мчавшийся навстречу. Прямо перед КамАЗом он резко по вернул на встречную полосу, и Витя не успел даже понять, что происходит, как «жигулёнок» исчез под его машиной. Удар был такой силы, что грузовик подпрыгнул, несмотря на десять тонн щебня в кузове.

Что было потом, не стоит описывать. Но ни то, что все пятеро, находившиеся в «Жигулях», были, как говорится, в стельку пьяными, ни то, что они выехали на полосу встречного движения, ни чудовищное превышение скорости не спасли брата от суда; и ещё долгие четыре года он пилил и ворочал камни в каменоломнях. И хотя осуждён он был на вольное поселение, всё равно это была тюрьма.

Вся церковь тяжело переживала случившееся, и все глубоко сочувствовали Виктору. Когда разрешили посещения, мы решили с Павлом Яцко и Вениамином Стратиенко посетить нашего друга в заключении. Я в то время работал в большой транспортной организации. На огромном тягаче, МАЗ-504, я ездил по всей Молдавии и не только.

И вот, взяв груз в том направлении, где было место заключения нашего брата, я предложил Павлу и Вениамину составить мне компанию. Мы решили выехать немного раньше обычного, чтобы успеть за короткий зимний день разгрузиться и на обратном пути посетить Виктора. Дорога была неблизкая, погода ужасная. Чтобы ещё сэкономить время, я решил поехать другой дорогой, которая была намного короче. На что я надеялся, не знаю, ведь эта дорога и летом, в сухую погоду, была достаточно опасной для такой огромной и неуклюжей машины, как моя, да ещё и до предела гружённой. Но нам очень хотелось посетить нашего брата и побольше пообщаться с ним, сократив путь и сэкономив достаточно времени.

После первых десятков километров я понял, что сделал ошибку, но возвращаться не захотел, хотя Павел и Вениамин меня усиленно упрашивали. Дороги, как я уже сказал, чистились слегка, но только не просёлочные, по которым нам пришлось ехать. Снега становилось всё больше и больше, но мощному грузовику всё нипочём: ни 25 тонн груза, ни почти метровые сугробы и перемёты.

Мороз, снег, а внутри машины уютно и тепло. Так, мирно беседуя, мы подъехали к самому опасном у участку дороги. Опасность заключалась в том, что на небольшом пятачке нужно было повернуть машину почти на сто восемьдесят градусов, а дальше начинался затяжной подъём. Сердце у меня чуть не выскочило из груди, когда, не доехав даже до середины подъёма, я услышал, как колёса начали пробуксовывать. Многотонная махина начала медленно снижать скорость, пока и во все не остановилась.

Беспомощно вращались колёса, пытаясь сдвинуть машину с места, натужно ревел мотор. Но случилось самое худшее – машина, несмотря на вращающиеся колёса, начала медленно скользить назад. Тяжёлый грузовик всё быстрее скользил вниз. Неуправляемый полуприцеп начал скатываться к обрыву. Ещё немного – и трудно себе пред ставить, что могло бы случиться. Но помогли тормоза. Наконец мне удалось выпрямить движение прицепа, и вот мы – в самом начале подъёма. За эти пару минут я взмок, как будто вышел из бани.

Отдышавшись, я осмотрелся и понял, что мы попали в ловушку – назад дороги не было, так как из-за большой длины машины и прицепа не было возможности сделать разворот. Мы неизбежно свалились бы в обрыв. Оставался один путь – наверх. Но оттуда мы только что вернулись, не доехав даже до половины подъёма. Что нам делать? Помочь мог только мощный трактор на гусеничном ходу. Но до ближайшего колхоза было не менее 30 километров. Да и есть ли ещё в этом колхозе такой трактор? Оставалось одно: штурмовать вершину, которая нас остановила. Мы попытались не сколько раз, но тяжёлый груз вынуждал ехать медленно, и мы снова скатывались назад, каждый раз чудом уклоняясь от обрыва, по краешку которого приходилось спускать прицеп.

Я вконец выбился из сил, пот лился ручьём, руки болели так, как будто целый день махал кувалдой на кузнице. Я был в отчаянии. Ночевать здесь в ожидании, что кто-нибудь проедет мимо и поможет, не было ни малейшего смысла. По этой дороге и летом редко кто ездил, а в такую-то погоду!.. Мои друзья молчали, сочувственно глядя на мои попытки одолеть не преодолимое. Мы устроили совет. Слово взял Вениамин.

– Чего мы боимся? – сказал он. – Ведь нас здесь четверо: мы трое и Господь. Он же обещал, что никогда нас не покинет.

От этих слов стало как-то легче. Где-то в глубине души появилась маленькая (да, я точно почувствовал, какая она была маленькая) вера.

Вера в то, что мы не обречены на неизвестность.

– Давайте сделаем так, – продолжал Вениамин. – Я буду молиться, Павлик будет верить, а ты, Сергей, рули.

Сказано – сделано. Обязанности распределены, осталось только их выполнить. Мы склонили головы и помолились Господу, чтобы Он помог нам вырваться из этого снежного плена.

Я часто вспоминаю этот случай и не нахожу ответа на вопрос, что же всё-таки случилось дальше: Господь ли нас пожалел, вера ли Павлика оказалась настолько сильной, или мы все приложили усилия? Но дальше… Я как ни в чём не бывало включил скорость и нажал на газ. Мощная машина послушно набирала ход. Вот прошли половину того пути, что проходили до сих пор. Вот здесь обычно колёса начинали буксовать… Аллилуйя! Не буксуют! Вот проезжаем то место, откуда машина уже не раз скатывалась назад. Ни малейшей про буксовки. Уверенно, словно под колёсами сухой асфальт, даже немного набирая скорость, машина поднималась всё выше и выше. Вот и конец подъёма! Мы остановились и посмотрели друг другу в глаза.

Нас было трое, и только Четвёртый оставался невидимым для наших глаз, но Его присутствие, Его силу и любовь мы только что видели, мы Его реально ощущали. Мы снова склонили головы и сердца и горячо поблагодарили Иисуса за Его помощь. Радуясь , мы продолжили путь...

Никогда раньше я не ощущал так близко Иисуса Христа, никогда раньше не получал так реально Его помощь. Вера не только «через шторм проводит корабли»…

Архив