+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 3, 2016 г.

Семья как замысел Божий

Александр Тарасенко

Простой вопрос

Часто люди пользуются какими-либо понятиями, смысл и содержание которых для них как бы очевидны настолько, что никто даже не затрудняется дать им объяснение. В число таковых входит и понятие «семья». Практика показывает: на простой вопрос «что такое семья?» можно услышать непростые ответы. Думаю, не ошибусь, если скажу, что каждый читатель имеет свой ответ, который мало в чём совпадает с ответами других членов его семьи или друзей. Это нетрудно проверить – следует лишь закрыть этот номер журнала, сформировать в голове собственный ответ, а затем сравнить его с ответами своих ближних. Можно даже ради большего эффекта записать все ответы на листе бумаги, а потом огласить результаты перед всеми участниками опроса. Определение же семьи должно быть дано в виде развёрнутого предложения, содержащего чёткие понятия. Не следует сокращать ответ до названия этой статьи. Предложенная проверка касается в первую очередь членов редколлегии и сотрудников редакции, которые первыми прочтут данный материал. Прежде чем продолжить чтение, попробуйте сделать это – не пожалеете!

Получилось? Ну вот и славно! Теперь продолжим…

Что говорит об этом Писание?

Чтобы дать ответ на поставленный вопрос, следует напомнить, что он напрямую зависит от системы ценностей, принятых каждым человеком. Читатели, последовавшие моему совету и написавшие ответы на листе бумаги, возможно, уже заметили эту принципиальную разницу. Человек верующий всегда даст ответ иного порядка, чем человек, отрицающий существование Бога. Ниже будет дан ответ, основанный прежде всего на библейских ценностях. Но сначала нам следует посмотреть, как эта тема была раскрыта в том мире, которому Библия была послана как ответ Бога на нужды людей.

Семья во времена Ветхого Завета

В древнем мире, который предлагал свои модели счастья и социальной справедливости, семья играла настолько важную роль в формировании общества, что даже выбор спутницы жизни не был личным делом жениха. Поэтому обычно такой выбор был уделом более зрелых людей, вкусивших как счастье, так и несчастье в браке. Такими людьми были прежде всего родители (Быт. 38:6; 1 Цар. 18:19), а также правители (см. Ксенофонт, «Киропедия», VIII, 4). Роль старших была настолько важна, что даже в том случае, если выбор невесты делал сам юноша, официально сватовством занимался его отец (Суд. 14:1–10). О выборе невесты как общественном событии и акте социальной справедливости у древних вавилонян повествует Геродот, называя их обычай «прекраснейшим». Его рассказ довольно интересен: «Самый благоразумный обычай… у них вот какой. Раз в году в каждом селении обычно делали так: созывали всех девушек, достигших брачного возраста, и собирали в одном месте. Их обступали толпы юношей, а глашатай заставлял каждую девушку поодиночке вставать, и начиналась продажа невест. Сначала выставляли на продажу самую красивую девушку из всех. Затем, когда её продавали за большие деньги, глашатай вызывал другую, следующую после неё по красоте… Очень богатые вавилонские женихи наперебой старались набавлять цену и покупали наиболее красивых девушек. Женихи же из простонародья, которые вовсе не ценили красоту, брали и некрасивых девиц, а в придачу деньги.

После распродажи самых красивых девушек глашатай велел встать самой безобразной девушке или калеке и предлагал взять её в жёны за наименьшую сумму денег, пока её кто-нибудь не брал с наименьшим приданым.

Деньги же выручались от продажи красивых девушек, и таким образом красавицы выдавали замуж дурнушек и калек. Выдать же замуж свою дочь за кого хочешь не позволялось, а также нельзя было купленную девушку уводить домой без поручителя. И только если поручитель установит, что купивший девушку действительно желает жить с нею, её можно было увести домой» («История», I, 196).

У современных читательниц подобный утилитарный подход к выбору спутника жизни может вызвать разве что усмешку, а то и негодование, но всё же следует помнить о том, что в те времена социальная справедливость стояла намного выше того, что ныне принято называть любовью. Рассудим здраво: красавица была горда тем, что жених приобрёл её за дорогую цену (что ныне всё равно необходимо в период ухаживания), а некрасивая девушка понимала, что осчастливила бедного жениха капиталом для основания семейного угла. На фоне других народов, допускавших половые извращения прямо на свадьбе, практика вавилонян не кажется слишком недопустимой. Браки патриархов (Авраама с Саррой, Исаака с Ревеккой и Иакова с Лией) следует рассматривать именно с этой позиции разумного подхода к семейной жизни. Их браки были заключены не по любви, но по традиции. Так, например, Авраам был женат на собственной сестре по линии отца (Быт. 20:12), что в практике древних кочевников было обычным явлением. Исааку также нашли невесту в доме родственников. А Иакова собственный дядя заставил сначала взять в жёны его старшую, некрасивую, дочь и только затем младшую, желанную красавицу (Быт. 29:16–28). Следует понять, что для древних людей создание семьи как самой крепкой ячейки общества было главным способом выживания собственного клана и вообще залогом физического благополучия.

Этот же древний подход к жизни объясняет обязанности жены в семье, перечисленные в последней главе Книги притч Соломоновых. Внимательный читатель заметит в ней множество женских обязанностей по дому. Давайте сравним наши результаты. Я, например, насчитал четырнадцать важных вещей, ожидаемых от хозяйки дома. Вот они:

- угождение мужу, приносящее покой в его сердце (ст. 11–12);

- производство шерсти и льна (ст. 13);

- добывание хлеба (ст. 14);

- кормление домашних и распределение работы по дому (ст. 15);

- управление земельным участком (ст. 16);

- поддержание собственного тела в тонусе (вероятно, указание на необходимость сохранять красоту долгие годы; ст. 17, 25);

- ночное бодрствование (способность, особенно необходимая матерям; ст. 18);

- прядение (то есть обработка шерсти; ст. 19);

- помощь бедным (вероятно, речь идёт о том, что оставляли на поле для нуждающихся; ст. 20);

- забота о добротной одежде для домашних (ст. 21);

- ковроткачество и наличие дорогих одежд (ст. 22);

- производство и продажа домашних изделий из ткани (ст. 24);

- способность говорить кротко и мудро (ст. 26);

- разумное ведение хозяйства и трудолюбие (ст. 27).

За всё это обилие работы по дому женщина получает уважение от детей и похвалу от мужа. Примечательно, что обязанности мужа здесь не перечисляются – он лишь сидит у ворот да нахваливает свою супругу (Притч. 31:23, 28).

Эта часть главы была прочитана на нашей свадьбе в Сибири. Думаю, что её читали на многих свадьбах. Следует всё же напомнить, что данная глава принадлежит неизвестному царю, который со слов своей матери изобразил портрет идеальной жены, цена которой выше жемчуга (Притч. 31:10). Повезло кому-то со свекровью! (Немного ниже приведена цитата из греческого домостроя с той же концепцией разделения труда между супругами.) Раввины также считали, что муж должен занять жену работой даже в том доме, где трудятся сто рабынь, ибо «праздность ведёт к разврату» или, согласно другому мнению, «к помешательству».

Подобный подход к распределению обязанностей между мужем и женой был продиктован тем, что в древних обществах мужчины часто погибали на войне, а порой и во время работы, например, на пастбищах (1 Цар. 17:34–35). Поэтому хорошая хозяйка имела больше шансов не только удержать в семье мужа, но и материально обеспечить себя и детей после его гибели.

В раввинистической литературе одним из ярких примеров можно считать еврейку, о которой сообщается: «Семь сыновей было у Кимит, и все они служили первосвященниками. Навестили её мудрецы и сказали ей: „Что за добрые дела у тебя?“ Сказала им (в ответ): „Да придёт на меня (наказание), если видели балки дома моего волосы головы моей во дни мои!“».

О важности этой истории говорит тот факт, что данная личность неоднократно встречается в раввинистической литературе – обоих Талмудах, Авоте равви Натана и Мидраше. По сути она служит образцом богобоязненной жены, которая не давала своему мужу ни малейшего повода для развода. Ведь по закону иудейскому, отличному от закона Моисея, муж мог развестись с женой без выплаты ей компенсации (кетувы) даже тогда, когда она, например, не только ругала его родителей в его присутствии (что плохо с этической точки зрения), но и выходила из дому с непокрытой головой («Мидраш. Кетувот», 7:6).

Божий замысел

Примечательно, что Библия в наименьшей степени обращает внимание на «технические» стороны брака, оставляя это различным теоретикам: от античных философов до мудрецов Израиля. Одним из таких теоретиков был, например, языческий жрец Плутарх, написавший довольно занимательный опус «Наставление супругам». Принципиальную разницу между его сентенциями и учением Нового Завета можно увидеть, например, в сравнении 1 Тим. 2:9–10; 1 Пет. 3:1–6 и § 30 «Наставлений»: «По древнему обычаю женщины в Египте не носили башмаков, чтобы больше сидеть дома. Если у наших женщин отобрать расшитые золотом сандалии, ожерелья и браслеты, пурпурные одежды и жемчуг, большинство из них перестанет ходить в гости» (Шестаков В. П.).

Главная же задача Библии в вопросе брака – научить нас доверять Богу при выборе жениха или невесты. Так, например, раб Авраама, получивший общие инструкции по выбору невесты для Исаака, конкретный выбор доверил Богу (Быт. 24:2–14); поступи он иначе, уверен, Библия не акцентировала бы его поступок. Более того, в Книге притч Соломоновых звучит весьма показательная сентенция: «Дом и имение – наследство от родителей, а разумная жена – от Господа» (Притч. 19:14). Именно доверие к Сердцеведцу в этом важном вопросе приводит к созданию одной плоти или, лучше сказать, полноценного человека (Быт. 1:27; 5:1–2). Идея семьи как союза двух людей, избранных Богом, по сути была заложена уже в акте сотворения первых людей, Адама и Евы, у которых не было иного выбора, кроме предоставленного Создателем.

Это осознание невозможности сотворения из двух одного силами самих людей привело раввинов к выводу, что «соединить мужчину и женщину труднее, чем разделить Красное море», и что «за сорок дней до создания плода небесный Глас приходит и провозглашает: „Дочь такого-то (предназначена) для такого-то!“». Многие люди не могут принять идею выбора пары как эксклюзивного права Небесного Отца, ибо они находятся под большим влиянием собственных желаний, да и самонадеянны не в меру.

Именно о таких повествует следующая история: «Матрона, спрашивая равви Йосе бар Халафта, сказала ему: „За сколько дней сотворил Святой, благословен Он, мир Свой?“ Сказал ей (в ответ): „За шесть дней, как написано: ибо в шесть дней создал Господь небо и землю“. Сказала ему: „Что же Он делает с тех пор и доныне?“ Сказал ей: „Святой, благословен Он, сидит и составляет пары: дочь такого-то для такого-то, женщина такая-то для такого-то, богатство такого-то для такого-то“. Сказала ему: „И этим Он занят? Так и я могу делать. Сколь много рабов и рабынь есть у меня, немедля я могу соединить их по парам!“ Сказал ей: „Если легко это в глазах твоих, то трудно это пред лицом Святого, благословен Он, так же, как разделить Красное море“. Ушёл от неё равви Йосе бар Халафта. А она что сделала: привела тысячу рабов и тысячу рабынь и выстроила их ряд против ряда… И сделала пары из них в одну ночь. Назавтра они явились – кто с головой разбитой, кто с глазом подбитым, кто с ногой сломанной. Сказала им: „Чего вам?“ Эта говорит: „Не хочу жить с этим“, а тот говорит: „Не хочу жить с этой“. Немедленно послала за равви Йосе бар Халафта, сказала ему: „Нет бога подобного Богу вашему, истинна она, Тора ваша…“» (Берешит рабба 68:4).

Подобное признание автократии Бога в вопросе создания семейной пары объясняют и слова Христа о невозможности человеку расторгнуть союз тех, кого Бог соединил (Мк. 10:6–9; Мф. 19:4–6). Привычный нам перевод «сочетал» не передаёт красоты используемого в Евангелиях греческого глагола «сюдзеу́ гнюми», буквально означающего «запрячь вместе». Этот глагол встречается, например, и в трактате Ксенофонта «Домострой» в весьма примечательном наставлении: «Зная, что каждому из нас назначено Богом, – продолжал я, – мы с тобою, жена, должны стараться как можно лучше исполнять каждый свои обязанности. Согласно этому и обычай соединяет в одну пару мужчину и женщину: как Бог создал их соучастниками в рождении детей, так и обычай делает их соучастниками в хозяйстве. Обычай указывает также, что для мужчины и женщины приличны те занятия, к которым Бог даровал каждому из них больше способности: женщине приличнее сидеть дома, чем находиться вне его, а мужчине более стыдно сидеть дома, чем заботиться о внешних делах» (гл. 7).

Обратим внимание на принципиальную разницу между учением Христа и учением, о котором пишет Ксенофонт: в первом случае «запрягает вместе» Бог, во втором же – обычай.

Подобное восприятие брака как осознанной необходимости в рамках Божьего замысла помогает раскрыть истинный смысл учения о семье в Послании к ефесянам. Приведённый в этом послании первый христианский домострой (Еф. 5:21–33) заслуживает отдельной статьи, поэтому здесь следует вкратце отметить, что союз мужчины и женщины сравнивается с союзом Христа и Его Церкви, который назван великой тайной. Это определение можно в той же степени отнести к христианской семье.

Определение семьи

Теперь же следует дать собственное определение семьи: семья есть идеальное соединение двух «эго» по воле Бога с целью Его прославления и эффективного служения Ему.

Это определение следует раскрыть в развёрнутых формулировках.

Только Сердцеведец, не спрашивающий совета философов и семейных консультантов, может соединить в единого «человека» двух разных людей, каждый из которых имеет собственное мнение. Только Творец может соединить их идеально, то есть без грубого шва. Именно эта ювелирная работа прославляет не человека, а Бога и заставляет двух одиночек, объединённых воедино, служить наглядным доказательством Его существования и примером доверия Ему.

Двое, соединённые Всемогущим после их многолетнего молитвенного преклонения, служат эффективнее, чем в годы своего одиночества, так как поддерживают друг друга в радости и горе, дополняя друг друга своими дарами. В конце концов они осознанно рождают детей, посвящая их Господу и воспитывая их по закону Божьему (но и это – тема для отдельной статьи).

Конечно, речь здесь идёт об идеальной семье, к созданию которой должны стремиться все, желающие правильно решить вопрос брака, по важности следующего после вопроса спасения. Доверяя Отцу свой семейный союз, супруги входят в Его шалом, суть которого – мир и гармония. Это трудно понять – это надо принять. Поэтому создание и сохранение семьи лучше описать словами Шекспира: «Есть много в небесах и на земле такого, что нашей мудрости, Гораций, и не снилось".

Архив