+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 3, 2016 г.

Из поэтических тетрадей

ТОРНАДО
Виктор Мураль-Сикорский

В Оклахоме или в Колорадо 
(За неточность штата, друг, прости) 
Пронеслось ужасное торнадо, 
Всё сметая на своём пути.
Смерч кружил машины и деревья,
Будто муляжи папье-маше,
И, казалось, бешеное время 
Удержать ничем нельзя уже. 
А на старом ранчо с виноградом
Мирно отдыхали муж с женой…
Их с постелью жуткое торнадо 
Подняло на воздух, над землёй,
Понесло и выбросило ложе 
На поляну, где-то там, в горах…
Муж взмолился: «Слава Тебе, Боже! 
Живы мы!» А женщина в слезах.
«Ах, не плачь, родная, живы вроде». –
«Я от счастья плачу, – был ответ. – 
Мы с тобой впервые на природе 
За прожитых нами двадцать лет!»
Ах, мужья, не надо ждать торнадо, 
Чтобы радость приносить жене. 
Для любви, презента, променада 
Находите время в каждом дне.


РЕБЁНОК – ГУБКА
Любовь Охман
       
Малыш ваш быстро подрастает,
День ото дня взрослеет
И ночью спать порой мешает,
А иногда болеет.
Ребёнок ваш растёт, питаясь
Не только кашей манной:
Как губка, он в себя впитает
Поступки папы с мамой.
Слова, дела и даже взгляды
Малыш заметит сразу,
Запомнит всё, что и не надо,
Заметит зорким глазом.
Потом глядишь с недоуменьем:
Откуда все поступки?
Он папы с мамой поведенье
Всё впитывал, как губка


ТЫ – ДОЧКА БОГА
Наталия Луговец
     
Когда смеркается вокруг
И всё трудней моя дорога,
Я слышу сердца нежный стук:
«Не забывай, ты – дочка Бога!»
Когда от слёз, как от дождя,
Пейзаж вокруг уныл, неясен,
Я слышу, ко кресту придя:
«Ты – дочка Бога. Страх напрасен!»
Когда сомнений лес растёт
И вместе с ним трава-тревога,
Опять Спаситель мне шепнёт:
«Не забывай, ты – дочка Бога!»
Чем я воздам Отцу за всё?
Отцу угодно послушанье!
Я – дочка Бога навсегда… 
Долой сиротские страданья!


Алексей Плещев

В суде он слушал приговор –
Его галеры ожидали:
Он был бедняк, и был он вор.
Неделю дети голодали,
И, нищетой удручена,
Глядела в гроб его жена –
Труды, заботы, огорченья,
Знать, не по силам были ей.
И поддался он искушенью:
Украл на хлеб семье своей.
И осуждение бесстрастно
Прочёл ему синедрион;
Казалось, нищетой ужасной
Никто из них не поражён.
Пример не нов, да и напрасно
Жалеть – неумолим закон!
Лишь Одному людское горе
Доступно было в этот миг,
Любовь в одном светилась взоре:
Глядел – и кроток и велик –
Среди безмолвной тишины
Христос распятый – со стены...
186З г.

Архив