+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 2, 2016 г.

Ученые и оккультизм

Надежда Орлова

Год 1981-й. В полутемной комнате в глубоком кресле неподвижно сидит старушка. В квартире тишина – взрослые на работе, дети в школе. Слабое зрение не позволяет читать, парализованные ноги не позволяют ходить. Можно лишь вспоминать и молиться.

Как обычно, в два часа дня раздается звук отпираемой двери, и через несколько минут в комнату входит внук-шестиклассник. Сегодня он явно в плохом настроении. Бросив взгляд на потрепанный томик Евангелия на тумбочке, гневно произносит:

– Из-за таких, как ты, Джордано Бруно сожгли!

И, вытащив из портфеля учебник истории, тычет пальцем в рисунок, на котором изображен красивый юноша в светлой одежде, с тонким профилем, со слегка вьющимися волосами – чистый ангел...

Кто из нас не помнит трогательно-трагическую историю мученика науки, одного из пионеров астрономии Джордано Бруно – католического монаха-доминиканца, восставшего против церковных мракобесов, бесстрашно защищавшего науку в лице Галилея, не побоявшегося бросить вызов всесильной инквизиции – этому кошмару средневековой Европы?! Все помнят, но не все знают, что не был Бруно ни астрономом, ни поборником передовых открытий, да и ученым, в общем-то, не был. А вот противником Церкви был, именно Церкви – с большой буквы.

В 1889 году на площади в Риме был воздвигнут памятник «борцу за научную истину». Открытие было торжественным: большая толпа людей, которые держали в руках более сотни развевающихся знамен самых известных масонских лож, радостно приветствовала каменную фигуру на постаменте. Отчего же так? Да оттого, что в этот день чтили не «приверженца передовых научных взглядов», а оккультиста и адепта египетского тайного учения герметизма.

Джордано Бруно был пантеистом, практикующим магом и торговцем астрологическими амулетами. Современники неоднократно свидетельствовали о его богохульных высказываниях. А монархи использовали его как шпиона: французский король-католик – против протестантов, английская королева-протестантка – против католиков. А сам Бруно использовал религиозные противоречия против христианства. Не случайно католическая церковь отказалась от пересмотра судебного дела против него, в отличие от дел Галилея и Коперника.

Знакомство с «новой» биографией жертвы инквизиции заставила меня поинтересоваться: а как обстоят ду ховные дела у настоящих ученых? Результат был просто ошеломляющим. Большинство мужей науки не только не противостояли суевериям, но, напротив, были активными членами различных тайных обществ или оккультистами-одиночками, с рвением, достойным лучшего применения, ищущими дверь в «иные миры».

Не будем брать в расчет представителей психологических наук, поскольку им и самим трудно разобраться, где научное ви́ дение, а где привидение. Например, швейцарский психиатр Карл Густав Юнг, основоположник аналитической психологии, был оккультистом практически с детства: его родители вызывали духов умерших чуть ли не каждую свободную минуту. Поэтому и сам Юнг то встречал на пороге своего дома мертвых крестоносцев, то вежливый дух звонил в колокольчик, то «крылатый Филимон» (дух-наставник) отвечал на его вопросы высоким женским голосом.

Интересно энциклопедическое объяснение по поводу взаимоотношений оккультизма и психологии: «Оккультные феномены противоречат современной научной картине мира и не признаются современной наукой. В науках, сочетающих субъективное и объективное познание (например, психология), оккультный подход используется...». Вот такой «научный зигзаг»: оккультизм науке противоречит, но в некоторых науках используется!

Биологи, физиологи и медики тоже стремятся проникнуть за пределы физического мира. Так, нобелевский лауреат французский физиолог Шарль Рише более тридцати лет изучал гипноз и феномен ясновидения. А американский психиатр Титус Булл лечил пациентов с помощью спиритических сеансов, поскольку полагал, что причиной многих заболеваний являются духи, вселившиеся в человека (ну, в общем-то он верно рассуждал, однако методы были не те). Канадский хирург Томас Гамильтон вместе с женой активно занимался столоверчением, вызывая умерших знаменитостей и фотографируясь с ними на память. Чезаре Ломброзо, известный итальянский криминалист, крайне скептически относился к медиумам и их практикам, однако, познакомившись с ними поближе, стал одним из наиболее верных последователей данного учения.

Огромный вклад в науку и оккультизм внес английский химик и физик Уильям Крукс. Настолько огромный, что его имя до сих пор с трепетным придыханием произносится всеми, кто посвятил себя тайным знаниям. В научном мире Крукс известен открытием таллия, также он выявил гелий в лабораторных условиях, исследовал электрическую проводимость в газах, изобрел радиометр, вел исследования в области спектроскопии. Будучи президентом Лондонского королевского общества, обладателем множества наград за вклад в науку, полу чив рыцарское звание от королевы Виктории, он несколько лет возглавлял Общество психических исследований. Первоначально его интерес был сугубо научным: Крукс хотел разобраться в паранормальных явлениях. Однако вскоре он стал видеть призрачные фигуры, слышать потусторонние голоса, читать неизвестно откуда появляющиеся надписи. Убедившись, что его авторитет как ученого непререкаем, он открыто объявил себя спиритуалистом. В своем дневнике он записал: «Нелли и я общались с нашими покойными друзьями, и когда пробило полночь, друзья пожелали нам счастливого Нового года".

Есть среди ученых, проявлявших активный интерес в области оккультизма, и такие имена, при упоминании которых у каждого атеиста сердце зайдется. Например, Пьер и Мария Кюри, знаменитейшие французские ученые-физики, исследователи радиоактивности (им принадлежит честь открытия радия и полония), нобелевские лауреаты по физике (а Мария еще и по химии).

Сначала они считали спиритические явления чистой воды шарлатанством, а потом убедились в реальности сил, стоящих за столоверчением, и принимали участие в подобных сеансах. Да что там говорить, если, по свидетельству племянницы Альберта Эйнштейна, у последнего на рабочем столе всегда лежала «Тайная доктрина» Елены Блаватской!

А знаменитый физик Томас Эдисон – изобретатель, обладатель более четырех тысяч патентов во многих странах мира, почетный иностранный член Академии наук СССР, обладатель многочисленных наград, присуждаемых в сфере изобретений (в том числе и высшей награды США – Золотой медали Конгресса), работал не только над электрической лампой, фонографом (прибором для записи и воспроизведения звуков), телеграфом, телефоном и киноаппаратурой. Он был уверен, что можно наладить связь с у мершими, для чего усердно разрабатывал так называемый «духофон» – прибор, с помощью которого надеялся установить связь с теми, кто перешел за смертную черту. Эдисон договорился со своим коллегой Уильямом Динуидди, что тот, кто первым из них умрет, постарается дать о себе знать. Правда, эксперимент не удался: Эдисон так и не услышал голос друга, который умер первым.

Совсем демонической фигурой предстает конструктор ракет, создатель американской космической программы, сотрудник Калифорнийского технологического института Джек Парсонс. Он изобрел двигатель на реактивной тяге, внес огромный вклад в создание твердого ракетного топлива. Он был сатанистом и последователем печально известного Алистера Кроули.

Не обошло увлечение спиритизмом и российских ученых. Так, известный химик, создатель теории химического строения, основатель крупнейшей школы органической химии Александр Михайлович Бу тлеров не только исследовал строение органических соединений и распределение связей между атомами, но и написал такие «научные» работы, как «Послесмертное состояние человека по эзотерическому учению», «Кое-что о медиумизме», «Жизнь после смерти» и много других подобных «исследований». Интерес к оккультизму был у него с юности, а с годами лишь усилился и получил развитие. Он был женат на сестре Александра Николаевича Аксакова (публициста и переводчика, по совместительству спиритиста), и семейные узы только укрепили связь с миром духов. В квартире химика сами собой двигались предметы, поднимались столы, на пальцах снимались и одевались кольца. До самой смерти Бутлеров выступал в печатных изданиях в защиту медиумов и проводимых ими сеансов, а сами медиумы всегда находили в его доме радушный прием.

Другой видный русский ученый – зоолог и писатель, член-корреспондент Петербургской академии наук Николай Петрович Вагнер изучал фауну беспозвоночных в Белом море, энтомологию, а также был одним из главных пропагандистов спиритизма в России.

Перечислять всех нет никакой возможности, ибо имя им – легион. Почти у всех ученых первоначальные опыты с потусторонними силами начинались с чисто научного интереса. Пытливые исследователи желали с помощью современной науки проникнуть в тайны мироздания. Они намеревались дать объяснение паранормальным явлениям с помощью физических законов и разоблачить шарлатанов, коих в данной области всегда было предостаточно. Они наивно верили, что можно вступить в контакт с духовным миром и остаться свободными от него. Не получилось. Не получилось ни научное исследование, ни духовная свобода.

Мне всегда казалось, что гуманитарии больше склонны к поискам потустороннего, поэтому среди людей творческих профессий так много мистиков. Художник и поэт ловят таинственные мгновения вдохновения. Историк видит череду совпадений (случайных ли?), которые привели к поворотному моменту в развитии общества. Писатель, погружаясь в выдуманные миры, с трудом отделяет их от реальности. Но, казалось бы, физики, химики, биологи, инженеры – технари. Они стоят на твердой почве научных убеждений и не грезят «духами и туманами». Ан нет! В рассматриваемом и изучаемом физическом мире они чувствуют иную реальность и идут к ее познанию, уповая на разум человеческий и созданные им приборы. При этом считают себя умнее Библии. Поэтому и видят в итоге вращающиеся столы, летающие шкафы и «загадочные» пятна на фотопленке.

Архив