+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 1, 2016 г.

Надежда

Владимир Мартынов

Анисимово – село стародавнее, у тонувшее в низине, словно в огромной чаше, края которой обрамлены сосновыми и березовыми лесами. Говорят, еще в начале восемнадцатого века поселился на небольшой таежной речушке пришлый человек по имени Анисим. Может, бежал он с уральских рудников от непосильной работы, а может, тосковала душа его по бескрайним сибирским просторам, где не ступала нога человека. Кто знает!

Первое упоминание о поселении Анисима отмечено в казенных бумагах 1726 годом, и насчитывалось тогда здесь не более десятка домов. Уже к концу восемнадцатого века молва о селе разнеслась по всей округе. И прежде всего об умельцах плотниках, что расписывали карнизы домов и наличники такою резьбой, что дух захватывало. Заезжие купцы и впрямь ахали – строятся в селе по-хозяйски, на века.

Разный люд селился в таежной глухомани. Одни не могли прикрыть наготу, и таких называли голодранцами, другие обосновывались прочно: видно, имели тугую мошну. Слушок по селу полз, что добыта эта мошна на большой дороге да в темную ночь, но ведь это лишь слушок. Ну а те, о ком такое рассказывали, свою биографию на общее обозрение не выносили. Впрочем, и начальство, изредка наезжавшее из Барнаула, расспросами не докучало, потому как получало хороший прием. Встречали дорогих гостей хлебной водкой под красную икру, пудовыми тайменями, выловленными в реке Чумыш и «катеньками». После крепкого кутежа начальство, перекрестив купола сельской церкви и сытенько икнув, надолго исчезало.

Вот так и проносились над селом ветры, грохотали грозы, уходили в прошлое годы. Они, как зарубки на стволе сосны, никогда не зарастают. Сколько разных событий с тех пор случилось на земле анисимовской – не перечесть. В 1914 году провожали сельчане своих сыновей и мужей на Первую мировую. Потом оплакивали погибших, а еще больше – калек. Через три года пронесся по селу слух, будто царь Миколашка отрекся от престола (с чего бы это?) и власть взяли большаки.

О них анисимовцы узнали довольно быстро, как говорится, носом к носу столкнулись. Понаехали эти молодцы-продразверстчики в кожанках с винтовками и маузерами и, согнав народ на площадь, прямо заявили:

– Позарез ну жен хлеб. Знаем, пашаница у вас есть, кто не сдаст добровольно, возьмем силой.

Находились, правда, упрямцы. Таковых пороли плетьми принародно, для «назидания других».

Смутное время коллективизации принесло новую волну насилия. Почти всех зажиточных мужиков раскулачили и отправили в края, «где Макар телят не пас». О том, что края эти не очень приветливые, сомневаться не приходилось: никто из раскулаченных оттуда так и не вернулся.

Год 1941-й пронесся по селу смерчем. Замолкли гармошки, утихли песни девчат.

Долгих четыре года люди вслушивались в скупые строчки «Совинформбюро», рыдали над похоронками и ждали. В мае 1945 года пришла наконец радостная весть: победа!

* * *

Сергей Белкин никогда раньше не бывал в этих краях. Сидя в автобусе, увозившем его в Анисимово, он с интересом наблюдал за меняющимися картинами сельского пейзажа: по ту и другую сторону асфальтированной дороги тянулись поля, расчерченные лентами лесопосадок, мелькали березки, одетые в нежный ситец зеленых сарафанчиков, в открытые окна пазика врывался ветерок, настоянный на медовом аромате разнотравья.

А травы здесь и впрямь по пояс! Ничего подобного Сергей раньше не видел. Из рассказов жены Ирины, уроженки здешних мест, он знал, что еще совсем недавно сельчане гордились своим колхозом, носившим имя вождя мирового пролетариата. Шутка ли – дойное стадо более двух тысяч голов, надои, как, впрочем, и урожаи зерна, кукурузы, сахарной свеклы, на зависть многим. Сколько делегаций из соседних районов Алтая побывало здесь, чтобы перенять опыт хозяйствования!

Где теперь эта слава? Вспоминают о ней с ностальгией. Она, как капризная девица, поманила и исчезла. Черная тень перестройки перечеркнула в людях уверенность в завтрашнем дне, поселила в них страх.

– Бог на нас прогневался, – вздыхали старушки.

– Бог-то Бог, но и сам не будь плох, – хорохорились те, кто помоложе.

А тучи сгущались. Сегодня у села другая слава: махровым цветом расцвели здесь наркомания, пьянство, преступность. Все чаще наведываются в Анисимово сотрудники милиции из райцентра, чтобы составить протокол об очередной краже, поножовщине, а то и убийстве.

Вот на таком, не совсем радостном, фоне обживались молодожены на новом месте. На скудные сбережения приобрели однокомнатную квартиру, кой-какую мебель, обзавелись хозяйством. Сама жизнь подсказала: село ленивых да нерадивых не любит. Без огорода и хозяйства не выжить.

И все же в суете сует Сергей не забывал о самом важном: Ирина дохаживала последние дни. Как тут не волноваться за жену? Видно, не напрасной была та тревога – в больнице Ирина пробыла времени гораздо больше, чем полагается, а когда вернулась домой, тревога Сергея возросла еще сильнее.

Необычно вел себя ребенок: исходился криком, а жизни в нем не наблюдалось – ни ручками, ни ножками шевелить не мог.

Диагноз врачей – словно приговор: у девочки церебральный паралич. Она никогда не сможет двигаться, играть, радоваться жизни.

Словно погасли солнечные зайчики в глазах Ирины, исчезла с ее губ улыбка, замкнулся и ушел в себя Сергей. Расспросы соседей и жалость посторонних людей раздражали. «За что же ты меня, жизнь, так сурово наказала?» – не раз задавал он себе вопрос и не находил ответа. Стараясь заглушить боль, забыться, Сергей все чаще приходил домой под хмельком. Собутыльники всегда находились.

Как-то во время очередной попойки, после нескольких рюмок самогонки, завязался разговор за жизнь. Коснулся он и проблемы Сергея. Тыча указательным пальцем в грудь Сергея, приятель пьяненько изрек:

– Тебя, Серега, Бог наказал. Нагрешил ты, видать, много...

Слова собутыльника кольнули в сердце. Водка никогда и раньше не доставляла Сергею удовольствия, а сейчас он враз протрезвел, хотел ответить резко, со злостью, но передумал, хлопнув дверью, вышел на улицу.

В эту ночь Сергей долго не мог уснуть. Думал, размышлял. Словно наяву увидел родительский дом, открытое лицо мамы. Она считала себя верующей, но в церковь не ходила и детей т уда не водила. Попы, по ее мнению, все пьяницы и курильщики, а потому доверия к ним у нее не было. Впрочем, и сама она не упускала возможности вместе с мужем, а затем и с сыновьями, отметить не только праздники, но и дни, предшествующие им.

У самого Сергея отношение к религии было расплывчатым. С одной стороны, он не сомневался в том, что Бог есть и что только Он управляет Вселенной. С другой стороны, Бог оставался для него далеким и непостижимым. И суровым. Когда в дом пришла беда, Сергей не раз порывался молиться, пробовал читать Евангелие, которое приобрел в провославном киоске, но прочитанное с трудом доходило до сознания. Всем существом он хотел найти выход из тупика разочарований и неоправдавшихся надежд. «А может, прав приятель, что пожинаю я то, что посеял? Но почему дочка за меня страдает?»

* * *

Ответа Сергей не находил и оттого мучился еще больше. Однажды его пригласили на собрание верующие (к тому времени в селе появился Дом молитвы). Как бы читая мысли Сергея, один из них сказал: «Хочешь знать Слово Божье, приходи».

Белкин не раз слышал о баптистах, причем это были рассказы-ужастики: сектанты приносят в жертву детей! А под порог крест положили, чтобы попирать его ногами. Сергей мало этому верил, а вот тому проповеднику, что так настоятельно предлагал изучать Библию, очень хотел прямо в лицо сказать, что он никогда не станет предателем, ни за что не оставит веры отцов, как сделали это другие.

В Дом молитвы он пришел с таким решительным видом, будто собирался атаковать неприятеля. Весь вид его говорил: знай, баптист, с кем имеешь дело! Сергей вспоминает о том дне с улыбкой. Человек тот, с посеребренными сединой висками, задавал вопросы, а он, Сергей, отвечал неохотно и даже резко. Однако собеседник словно не замечал состояния Сергея и доверительно поведал ему о том, что когда-то он сам страдал от алкогольной зависимости и хотел уйти из жизни, потому что не видел выхода, но Бог вытащил его из трясины пьянства и поставил на новый путь.

Беседа длилась часа три, но пролетело это время, как один миг. С удивлением Сергей узнал, что Бог любит его и в доказательство Своей любви отдал Сына единородного за Сергея, чтобы тот не погиб, а имел жизнь вечную. Через два месяца Сергей покаялся. Он просил у Иисуса прощения за то зло, которое со-вершил. Как трудно давались слова покаяния! Но когда Сергей встал с колен, то почувствовал необыкновенную легкость во всем теле. Ему хотелось обнять всех этих улыбчивых людей, некоторые из них тоже смахивали слезы. Слезы радости!

А Ирину будто подменили. Она ожесточилась. Когда Сергей хотел поделиться с ней самым сокровенным, она коротко бросала:

– Хватит, надоело.

Как-то вечером, когда он вернулся из Дома молитвы, жена, глядя в глаза Сергею, бросила:

– Лучше бы ты пил, но не уходил из дому. Откуда мне знать, где ты пропадаешь?

Каменело все внутри у Сергея. С трудом удерживался, чтобы не ответить грубостью, однако ни разу в его сознании не возникла мысль бросить церковь. Там были братья и сестры, они обязательно поддержат его в трудную минуту, не оставят его и Ирину. Они молятся за них.

Сколько насмешек выслушал Сергей на работе (устроился временно на пилораму) и даже откровенных издевательств: «Баптист, за водкой сходишь?» – «Святой стал. Теперь он с нами пить брезгует!» – «Слышал, ты с Богом живешь, а жену куда денешь?»

Он терпел, как терпел его самый лучший друг Иисус, когда вот так же, под улюлюканье и насмешки толпы, шел на Голгофу. Именно Иисус у чил Сергея одерживать маленькие победы над собой, и это приносило ему неизъяснимое чувство радости.

В последнее время анисимовская церковь проводит евангелизационные мероприятия в школе, больнице, доме престарелых. Верующие рассказывают людям о Боге, о Его любви к человеку. А результатов, каких хотелось бы, нет. Сергей и его друзья не раз задавались вопросом: «Может, хватит тратить силы и время, может, не нужны наши потуги Богу?»

И вдруг ответ! И как рукой сняло печаль. В церковь пришла семейная пара. И муж, и жена покаялись. Две старушки из дома престарелых уверовали в Христа и сейчас охотно слушают Слово Божие.

Совсем недавно Сергея спросили:

– В Библии написано: «Всегда радуйтесь». Не кажется ли тебе, что это смешно? Всегда радоваться могут только сумасшедшие. А сам-то ты радуешься?

Помолчав, Сергей ответил:

– У меня есть пес. Он хорошо знает меня, мгновенно чувствует малейшие изменения в тоне моего голоса. Однако он никогда не разделит со мной восторга от чудесной музыки, которую я люблю. Ему это недоступно. Да, пес оценит вкусовые качества увесистой косточки, потому что испытывает голод, но ему совсем безразлично, как пианино может издавать божественные звуки.

Теперь Сергей знает, что только Дух Святой открывает человеку глаза на новый мир, дает жизнь, в которой есть смысл и цель. И эта жизнь наполняет его такой радостью, которая совсем непонятна человеку невозрожденному. Читая Слово Божие, он чувствует в нем биение сердца живого Бога, а для неверующего эти же слова скучны и непонятны.

Предки, жившие в этих местах много лет назад, гордились собой, своим богатством, тем, что их имена люди будут чтить и помнить. Увы! Время вычеркнуло их имена из памяти народа. Совсем иная «гордость» у тех, кто сегодня услышал призыв Христа и посвятил свою жизнь на служение Ему.

Они, как и Сергей, гордятся Иисусом. Их пока немного в селе, но у них общая цель – прославить имя Сына Божьего, чтобы славой Его наполнилась анисимовская земля.

А еще Иисус подарил Сергею надежду. Звезда этой надежды зажглась в его сердце в тот день, когда он увидел Того, Кто простил его, освободил от рабства греха, дал любовь Свою и научил любить ближних.

Она, эта любовь, преодолевает любую преграду. Как-то незаметно наладились отношения с Иринкой. Раньше жена даже слушать не хотела о том, чтобы к ним в дом приходили верующие. Сегодня это стало привычным делом. Сергей рассказывает ей о своих проблемах и находит у нее понимание и поддержку. К ней возвращается жизнь и улыбка.

Он очень надеется, что однажды жена обязательно придет в церковь, чтобы вместе с ним и избранным народом Божьим славить Творца Вселенной.

Разве можно погасить надежду?!

Архив