+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 6, 2015 г.

Самолетопоклонники

Надежда Орлова

Во времена моего детства очень популярной исторической фигурой был знаменитый путешественник и этнограф Николай Миклухо-Маклай, который в 70-х годах XIX века исследовал острова Юго-Восточной Азии, в частности – берега Новой Гвинеи. Он описывал местных аборигенов-папуасов, изучал их образ жизни: быт, охоту, земледелие, обычаи и верования. Им было опубликовано множество научных работ, но самой знаменитой стала книга «Путешествие на берег Маклая». Так и кажется, что с ее страниц веет свежий бриз, слышится рокот океанского прибоя, раздаются гортанные крики папуасов.

Новая Гвинея входит в состав Меланезии. Это несколько островных групп в Тихом океане, недалеко от Австралии. Для европейцев те места и тогда, и теперь представляются экзотической страной чудес и неким подобием потерянного рая: лазурные волны, белый песок пляжа, ветви пальм, бананы и кокосы – вечное лето и бесконечный отдых от тяжких трудов.

Во время Второй мировой войны американцы создали здесь военные базы, с которых наносили удары по Японии. Среди лиан и фикусов были проложены взлетно-посадочные полосы, установлены сигнальные маяки и диспетчерские вышки. Появились плац для построения солдат, казармы, склады с оружием, провиантом и обмундированием. Между местными и пришельцами установились дружеские отношения. Первые помогали ориентироваться на местности, предупреждали о возможных опасностях, подстерегающих путников в тропическом лесу, предупреждали об изменении погоды. Вторые щедро делились продуктами и одеждой, которых вполне хватало на всех. Вскоре папуасы вконец забросили свои огородики (и те моментально заросли пышной зеленью), сложили в дальнем углу пальмовых хижин лук и стрелы и перестали выходить на охоту. Целыми днями они, сгрудившись любопытной толпой, наблюдали, как браво маршируют солдаты, как блестят на солнце пуговицы и ордена их мундиров, как громко выкрикивают непонятные слова командиры. Прячась за стволами деревьев, они рассматривали сигнальные костры возле маленького аэродрома и робко пытались дотронуться рукой до человека со шлемом на голове и в авиационных очках.

Однако война закончилась. Американцы, набив кокосами армейские ранцы, улетели. Остались ржаветь под ливневыми дождями корпуса сломанных вертолетов и самолетов, заросли гигантскими цветами рулёжные дорожки. Под крышами заброшенных казарм поселились летучие мыши, а возле старых бочек из-под бензина сновали опоссумы и дикобразы. Продовольствие и водка кончились, одежда поизносилась. Аборигены сиротливо смотрели в бескрайнее голубое небо и ждали «стальных птиц», как Малыш ждал Карлсона.

Вскоре на островах начался голод. Однако никто не спешил наточить затупившееся копье для охоты или, взяв мотыгу, отвоевать у диких зарослей клочок плодородной почвы. Ведь в течение нескольких лет все население наблюдало, как чужеземцы, не охотясь, не возделывая землю, не разводя домашних животных, получали с неба все необходимое для жизни, причем для хорошей, обеспеченной жизни. Конечно, все эти ящики с «огненной водой», мукой и консервами, с одеждой и обувью им присылали духи предков. Жрецы папуасов знали, что на самом-то деле все это предназначалось им, но хитрые белые люди сумели предков обмануть и завладеть богатствами. Что же делать? Ответ пришел сам собой, он просто лежал на поверхности: надо произносить заклинания и повторять магические ритуалы, которые произносили белые. Работа закипела!

Вновь были расчищены заросшие взлетно-посадочные полосы, из тростника и пальмовых листьев восстановлены разрушенные сигнальные башни. В них разместились в наушниках из кокосовых орехов и с прутиком-микрофоном в руке «диспетчеры». В деревянных вертолетах сидели в огромных очках (опять же сделанных из дерева) и изображали рокот мотора «авиаторы». Но подарки от предков не появлялись. Очевидно, не все ритуалы были исполнены.

Вскоре по вновь восстановленному плацу маршировала армия аборигенов с бамбуковыми винтовками на плечах. Они гордо вскидывали головы, как это делали американские солдаты, и подставляли солнцу вытатуированные на груди пуговицы и медали, а на плечах – погоны. Солнце нещадно палило курчавые головы, но это не могло их остановить: на кону была связь с умершими прародителями.

А подарки все не появлялись.

Шли годы. Население стояло на грани вымирания. Но вымирать оно собиралось возле сигнальных костров, держа в руках гранаты, вырезанные из эвкалипта, и посылая проклятия хитрым белым, которые сумели переправить дары духов себе.

В это время мир, оклемавшись после мировой бойни, озаботился катастрофой, надвигающейся на «не в меру» религиозных папуасов, и решил отправить им гуманитарный груз с одеждой и провизией. И когда в ярко-голубом небе появились такие знакомые и такие долгожданные транспортные самолеты, ликованию местного населения не было предела: предки их услышали, заклинания заработали, они все делали правильно и действительно разгадали тайну белых!

С той поры минуло семьдесят лет. Конечно, государства Меланезии (а их там насчитывается пять) развиваются. Строятся города, празднуется День независимости, заседает парламент, по воскресеньям в церквах проходят богослужения. Считается, что подавляющее население исповедует христианство, причем протестантизм. Однако, заступив за городскую черту, попадаешь в заросли первобытного леса, каким его рисуют в учебниках географии и биологии. И оказываешься в деревушке, состоящей из хижин на сваях, где навстречу выйдут те же папуасы, которые вышли когда-то навстречу кораблю «Витязь», доставившему к их берегам Миклухо-Маклая. Пальмовые юбочки и набедренные повязки, иногда – как примета цивилизации – выцветшая майка с Микки Маусом, кокетливое ожерелье из ракушек. И неистребимая вера, периодически подкрепляемая вертолетами международных гуманитарных организаций, что работать не надо, поскольку духи предков всегда позаботятся о своих потомках. Вот только надо обхитрить белых людей.

В научном мире это явление получило название «культ карго». В переводе с английского означает «поклонение грузу». Его последователей называют также самолётопоклонниками. Отдельные его признаки проявлялись еще в XIX веке (Миклухо-Маклая сначала приняли за возвратившегося предка), но окончательно он сформировался после Второй мировой войны. Этнографы пытались объяснить папуасам производственные и финансовые процессы, которые приводят к появлению готового продукта. Особо авторитетных жрецов возили в крупные города, где показывали заводы, фабрики, магазины и рассказывали, как функционирует гигантская мировая индустрия. Все было бесполезно. Жрецы дураками не были и твердо знали, что белые морочат им голову, лишь бы отвадить бедных туземцев от ритуалов и заклинаний, благодаря которым над их жалкими хижинами появляются летательные аппараты. А когда один из таких вот предводителей племени попал в естественно-научный музей и увидел маски, явно украденные у его народа, то все подтвердилось. Белые пытались внушить им веру в невидимого Бога, а сами поклонялись маскам, в которых живут души предков гвинейцев. Следующим доказательством, подтверждающим бесконечное коварство, была лекция об учении Дарвина и картинки, иллюстрирующие это самое учение. Оказывается, цивилизованный мир верит, что прародителями являются обезьяны, то есть поклоняются своему предку. А вот папуасов старались всячески отвратить от тотемных столбов, хотя папуасы всегда знали, что племена произошли от казуара, крокодила, ехидны и кенгуру.

Возможно, рассказ о жителях Меланезии вызовет улыбку у читателей. На меня эта история произвела большое впечатление. Столько ассоциаций и параллелей возникло в голове. Сначала я подумала о современной рекламе. «Купите себе духи (носки, мыло, машину, диван, серьги, аспирин, корм для кошек, шоколадку, овощерезку) и почувствуйте себя королевой (космонавтом, победителем, ударником, фаворитом, повелителем, завоевателем, Наполеоном, в конце концов)». Рекламные ролики демонстрируют красивую, богатую, успешную жизнь, обязательным атрибутом, даже причиной, которой становится рекламируемый товар. Перенесите атрибут на себя и получите в придачу судьбу голливудской красотки (красавца).

Затем я вспомнила о том, сколько людей живут в плену суеверий, в оковах оккультизма, ложных ценностей, выстроенного раз и навсегда искаженного представления о мире, о собственном существовании, об ответственности перед Творцом.

Потом я подумала о бездумно выполняемых религиозных обрядах, когда человек копирует чужие действия, не задумываясь об их смысле. Крещение отмечается грандиозной попойкой, венчание заканчивается разводом, пожертвование призвано покрыть преступление.

Не желая принимать во внимание причинно-следственные связи, встраивая любое явление в свое мировоззрение, бездумно выполняя ритуальные действия, не зная или не желая знать их истинного назначения, человек становится подобным самолётопоклонникам. И если жители далекой Меланезии ждут от своих ритуальных действий лишь одежду и пищу, то просвещенный житель цивилизованного мира думает обрести не только материальные блага, но и душевный комфорт, а за гробом – вечный рай, где лазурные волны, белый песок пляжа, ветви пальм, бананы и кокосы, – вечное лето и бесконечный отдых от тяжких трудов.

В общем, папуасам до белых людей еще далеко.

Архив