+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 5, 2015 г.

Время всегда благоприятное

Любовь Сергеева

Поездки, встречи, разговоры. Взрослые и дети, мужчины и женщины. Бесконечный диалог длиною в миг, в жизнь, в столетие, в вечность. Порой кажется, что из года в год повторяешь одно и то же на одни и те же возражения, отвечаешь на одни и те же вопросы. Меняются лица, а содержание бесед неизменно.

Религиозное невежество поражало раньше и поражает теперь. За прошедшие века ничего не изменилось. Как столетия назад пугали людей, так и сейчас пугают. Ну, разве только слово поменялось: раньше было «басурман», теперь – «секта».

У русского писателя Ивана Лажечникова есть исторический роман «Басурман», вышедший в свет в 1838 году. Действие происходит при царе Иване III, который пригласил в Москву специалистов-иностранцев. В их числе приезжает лекарь Антон. По вероисповеданию главный герой католик, а московские купцы считают «латинянина» (то есть католика) колдуном и нехристем, обзывают басурманом. Анастасия, девица, в которую влюбляется юный врач, при встрече с ним ожидала увидеть рога и копыта и чуть не упала в обморок, увидев на груди юноши крест: как же так, басурман, а с крестом?! Но дело, несмотря на крест, закончилось плохо: лекаря-басурмана убили.

Пятьсот лет спустя. Стою на переходе, жду разрешающего сигнала светофора. Рядом разговаривают две женщины.

– А самые страшные – это протестанты, они Христа не признают и запрещают причастие принимать!

Передать чувства, которые возникли, трудно. И возмущение, и сожаление, и горький юмор, и какой-то холод. Обернулась, хотела что-то возразить, но светофор мигнул зеленым глазом, и пешеходы заспешили по своим делам.

* * *

Протестантские общины совершают большую социальную работу. Это и реабилитационные центры для наркоманов и алкоголиков, и ночлежные дома для бездомных, и благотворительные обеды, и пакеты с продуктами для малообеспеченных граждан, и работа с детьми из неблагополучных семей. Слава Господу за то, что все это можно делать! Однако мы остаемся сектой и должны считать за особую милость, что допущены до этого труда.

На одной из последних встреч членов протестантских общин было много рассуждений о том, что надо трудиться на социальном поприще, зарабатывать себе авторитет. Некоторые общины вывозят на экскурсии детей из детских домов, берут на себя обеспечение подарками на всевозможные праздники, но говорят об этом с такой тоской во взгляде и голосе! Потому что при этом за ними строго следят, чтобы ни одного слова о Христе сказано не было. И звучат свидетельства о том, как директора детских домов, заведующие домов культуры, завучи школ, руководители отделов соц-защиты, словно сговорившись, твердят одно: «Вы нам нравитесь, лично против вас мы ничего не имеем, наоборот! Мы столько выгод получаем от сотрудничества, но... не можем его продолжать».

Как крест не помог несчастному лекарю из книги, так нам не помогает социальный авторитет.

* * *

«Вчера долго сидел у нас поэт Волошин. Нарвался он с предложением своих услуг („по украшению города к первому мая“) ужасно. Я его предупреждал: не бегайте к ним, это не только низко, но и глупо, они ведь отлично знают, кто вы были еще вчера. Нес в ответ чепуху: „Искусство вне времени, вне политики, я буду участвовать в украшении только как поэт и художник“. Все-таки побежал. А на другой день в „Известиях“: „К нам лез Волошин, всякая... спешит теперь примазаться к нам...“ Теперь Волошин хочет писать „письмо в редакцию“, полное благородного негодования. Еще глупей».

Это из «Окаянных дней» Ивана Бунина – о поэте и художнике Максимилиане Волошине, который в 1919 году подвизался украсить Одессу к празднику 1 Мая. Безусловно, никакой аналогии между этим отрывком и нынешней ситуацией с социальной работой протестантов нет. Просто вспомнилось.

Оглядываясь на прошедшее столетье, задаюсь вопросом: а когда и где было легко? При царе в Герюсах? При Сталине в Кар-Лаге? При Брежневе в психбольнице? Да, был очень короткий период свободного благовестия. То самое исключение из правил, которое только подтверждает правило. Рожденные свыше всегда были бельмом на глазу и у атеистического общества, и у религиозного. Сквозь века доносятся до нас недовольно-возмущенные голоса:

– Есть еще один человек, через которого можно вопросить Господа, но я не люблю его, ибо он не пророчествует обо мне доброго, а только худое…(3 Цар. 22:8).

– Ты ли это, смущающий Израиля?(3 Цар. 18:17).

– Эти всесветные возмутители пришли и сюда…(Деян. 17:6).

Но звучит голос Небесного Отца: «Господь хранит верных…»(Пс. 30:24).

* * *

Ну и что делать? «Все, что может рука твоя делать, по силам делай…»(Еккл. 9:10). И реабилитационные центры для наркоманов и алкоголиков, и ночлежные дома для бездомных, и благотворительные обеды и пакеты с продуктами для малообеспеченных граждан, и работа с детьми из неблагополучных семей. И многое другое. И, конечно, сеять Слово истины. Во все времена есть те, кто ищет его и примет в сердце.

Время для Евангелия всегда было трудное. Время для спасаемых всегда было благоприятное.

Архив