+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 5, 2015 г.

Вне очереди

Анна Вовчук

Вдоль длинного больничного коридора тянулась вереница старых, еще советских времен, стульев. Они уныло и перекошено заполняли пустоту и давали ногам множества пожилых посетителей хоть немного отдыха. Анатолий Васильевич с легкой одышкой добрался до третьего этажа и скромно присел на краешек стула. Тот покачнулся, заскрипел и кое-как утихомирился.

Старик огляделся. Очередь была длинной – человек пятнадцать. Это значило, что у него в запасе как минимум час. Он медленно развернул газету и пробежал глазами заголовки. В каждом из них говорилось только об одном – войне. Восток Украины на снимках выглядел ужасно. А ведь столько замечательных вечеров провел он там в юности... Воспоминания нахлынули и мигом заполонили и без того обеспокоенное сердце. Кто прав, кто виноват – не разобраться. Лишь одно он знал наверняка: что-то не так с этим миром. Все свои долгие 78 лет жизни он не мог понять, почему люди бывают так агрессивны и жестоки. Глубоко и тяжело вздохнув, он свернул газету и аккуратно уложил ее на коленях. Огорчаться еще больше ему не хотелось, и ничего, кроме чувства бессилия, подобное чтиво у него не вызывало.

По коридору быстрым шагом шел мальчишка и что-то раздавал: то ли какие-то рекламные буклетики, то ли брошюрки. «И сюда торговцы добрались, – подумалось старику, – наверняка лекарства новые рекламируют и втридорога берут с пенсионеров». Анатолий Васильевич уже приготовился наброситься на мальчишку с бранью, но что-то остановило его. «В конце концов, пусть он лучше подрабатывает и раздает листовки, чем по подворотням слоняется», – решил он. Через секунду мальчик поравнялся с ним и протянул брошюрку:

– Почитайте, пожалуйста, если у вас будет время. Там о добре и любви.

Старик совсем не ожидал услышать это и слегка замешкался. Протянув дрожащую руку, взял брошюрку. Как давно он не слышал о добре и любви... Все только и говорили, что о войне, торжестве справедливости и наказаниях…

– О какой любви? – спросил старик.

– Божьей… – слегка стесняясь, ответил мальчик.

Ему хотелось всем рассказать о Христе, но он боялся, что люди сразу же отвергнут Его, поэтому всегда с трепетом произносил все, что касалось Бога.

– А-а-а, – понимающе кивнул старик, – ну что ж, попрошу внука почитать. У меня зрение плохое...

– Но я видел, что вы только что газету читали, а там шрифт еще мельче, – мальчик сам не знал, откуда у него взялась такая смелость.

– А ты дерзок, малец! – суровым голосом произнес Анатолий Васильевич, и вдруг ему самому стыдно стало за свою отговорку и ложь.

– Простите, я не хотел вас обидеть. Просто прочитайте, пожалуйста.

И мальчик пошел дальше по коридору, раздавая свои брошюрки. Час ожидания для Анатолия Васильевича пролетел незаметно. Брошюрка пробудила в нем столько воспоминаний...

Он часто слышал о Христе. Они с женой даже несколько раз были в церкви. Но он не мог простить Богу, что Тот забрал его единственного сына и оставил внуков сиротами. Невестка еле справлялась, работая на трех работах, чтобы поднять на ноги близнецов. Зато какие внуки у него выросли! Алина – кандидат медицинских наук! Антон уже несколько лет работает в Германии в какой-то компании, занимается какими-то новыми технологиями. Очень умный парень! Скоро женится. Нет, думать о Боге ему не хотелось. Он забрал сына... Говорят, время залечивает раны. Неправда. Анатолий Васильевич смахнул украдкой слезу. Нет Богу дела до такого, как он. Старик тяжело поднялся и пошел к кабинету врача.

Но уже через несколько минут он медленно спускался в аптеку на первом этаже больницы. В руках – длинный список лекарств. «Старость – не радость», – подумал он и улыбнулся сам себе. В душе ему все еще восемнадцать, только вот ноги и сердце подводят.

В аптеке он протянул рецепт фармацевту и терпеливо ждал приговора – суммы за весь этот список.

– Восемьдесят две гривны, пожалуйста.

Старик глянул на свой полтинник в кошельке и вздохнул:

– Посчитайте мне первых три лекарства или даже два. Так, чтобы пятидесяти гривен хватило. Подорожали ваши лекарства, однако…

Пока фармацевт советовалась с калькулятором, девушка, стоявшая в очереди за ним, отодвинула аккуратно старика в сторонку и подошла к окошку.

– Девушка, посчитайте все эти лекарства и добавьте сумму в мой чек. Я подожду, – она улыбнулась и снова встала позади старика.Анатолий Васильевич даже не понял сразу, что произошло. Фармацевт протянула ему все лекарства, а он еще с минуту стоял, держа во второй руке свою купюру.

– Девушка, возьмите деньги, – протянул он купюру своей добродетельнице.

– Что вы, я же не для этого так поступила, – улыбнулась та в ответ.

– А зачем вы так поступили? – спросил старик с искренним интересом.

– Знаете, сегодня один мальчишка дал мне брошюрку о Божьей доброте и любви. Это стало хорошим напоминанием для меня, и я подумала: почему бы мне не поделиться добротой и любовью с другими? А тут как раз вы...

Девушка достала из кармана пальто брошюру и протянула старику:

– Возьмите, очень хорошая брошюра. Бог действительно творит чудеса.

Ее лицо снова озарила улыбка, и она подошла к окошку со своим рецептом.

Старик медленно шел домой. Он был удивлен, нет, скорее – ошеломлен. Таких случайностей просто не бывает. В кармане лежали две брошюры.

«Хорошо, что две, – подумал Анатолий Васильевич. – Одну Алине отправлю, а другую – Антону».

Вечером того же дня они с супругой знакомились с молодыми и пожилыми парами, которые оказались очень гостеприимными людьми. Церковь, в которую они решили пойти, была очень большой, но уютной.

«Бог, я вижу, что Тебе все-таки есть дело до такого, как я», – думал старик, лаже не заметив, как его размышления перешли в молитву. Он сидел на передней скамейке и наслаждался удивительным пением хора и словами, которые вселяли в его сердце Божью доброту и любовь и пробуждали надежду.

Архив