+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 4, 2015 г.

Простое дело благовестия

Петр Луничкин

«Не верь всему, что люди говорят» – это изречение до недавнего времени было моим кредо. Я не верил никому и никогда.

Я был еще ребенком, когда мой отец ушел от моей матери к другой женщине. Он постоянно ее обманывал, а мама верила тому, что он честен, и у него никого, кроме нас, нет. В общем, через восемь лет выяснилось, что отец жил на две семьи, и у меня, оказывается, на стороне есть брат. Отца я не любил. Не любил за ложь и разбитые надежды на счастливую семью. Чуть позже выяснилось, что и мать не блистала добродетелями. Оказалось, что и у нее был роман с каким-то мужчиной. Правда, до появления сводного брата или сестры дело не дошло. Беременность спрятать перед отцом было бы невозможно. Но вот аборты у матери от стороннего мужика были. Когда она поведала мне об этом, я не мог больше смотреть ей в глаза.

Отец об интрижке матери догадывался. Но она так искусно играла роль, что всем казалось, мы идеальная семья. После смертиматери мой брат по отцу меня «кинул». Онобманным путем забрал все наследство себе. Я пробовал судиться, но оказалось, что брат денежным вознаграждением решил вопрос «по справедливости». Когда мне исполнилось 29 лет, я купил себе небольшую комнату в коммунальной квартире. Прожив несколько дней в собственном жилье, я узнал, что с документами, подтверждающими мое право на жилье, не все было гладко. В общем, я ходил по судам, так как из этой комнаты меня через определенное время выселили.

Однажды, после очередного судебного заседания, я присел на скамью у дома правосудия. Мне было плохо. Я понимал, что не только комнаты, но и денег своих скорее всего я не увижу. Я не знал, что мне делать. Уйти из жизни? Нет, мысль о самоубийстве меня не преследовала. Я знал, что самоубийцы Царствия Божьего не наследуют. В Бога я не верил, но адских мук страшился. Парадокс какой-то: в Бога не верю, а ада боюсь.

Сижуя на скамье и думаю: что делать? Душа болит. На кого положиться, не знаю. Жить практически негде. В этот момент присевший на скамейку мужчина протянул мне журнал. Мужчину я обматерил. Слов особо не подбирал, они лились из меня непрерывным потоком. Мужчина извинился, встал и ушел. А вот журнал «Вера и жизнь» №5 за 2012 год оставил. Через несколько минут я все - таки взял журнал и стал читать. Мне непонятны были библейские тексты и проповедь. Но вот свидетельство неизвестного автора под названием «Высшее блаженство» мне понравилось. Оказывается, в горе я не одинок. Есть люди, у которых проблем побольше, чем у меня. Продолжая читать, я вдруг осознал, что со мной что-то происходит. Я сидел один, а ощущение было такое, как будто кто-то сидит рядом. Свидетельство я перечитал трижды, а обращение – раз пять или шесть. Неизвестный мне человек писал:

«По этому, мой дорогой друг, если ты, читая это свидетельство, увидел у себя схожие проблемы в жизни и не знаешь, как жить дальше, я умоляю тебя: не откладывай покаяния на завтра, склонись на колени пред Господом Иисусом и покайся, чтобы Христос стал и твоим Спасителем!»

Мои проблемы мне непосильны. Мне хотелось вернуть мужчину, которого я так обругал. Я хотел поговорить с ним, он, скорее всего, знал, как мне помочь. Но мужчины не было видно, он ушел.

На скамье я просидел больше пяти часов. Колени пред Богом не склонял. Меня смущали редкие прохожие: что они подумают о мужике, стоящем перед общественной скамьей на коленях? Скорее всего, вызовут скорую помощь, и меня отвезут в психиатрическую больницу.

Но в тот вечер я мысленно молился. Я вдруг вспомнил всю свою жизнь. Вспомнил родителей, одноклассников, однокурсников, сослуживцев, горе-брата. Меня обманывали, надо мной насмехались, унижали, а порой, в дни армейской службы, и открыто издевались. На удивление, я обнаружил, что у меня совсем нет ни зла, ни обиды. Я пребывал в полном душевном покое. Чтение журнала перешло в разговор с Богом.

По пути следования на ночлег я видел оставленные кем-то на скамьях журналы «Вера и жизнь». Думаю, что их оставил тот же незнакомый мужчина. Глядя на журналы, мне было и радостно, и в то же время грустно. Я думал, что кто-то лишился духовной поддержки. Жаль.

Сейчас я посещаю церковь. Мое служение – периодически класть журнал на скамью, где произошла моя встреча с Богом. Порой журналы оказываются в урне для мусора. Но я не особо расстраиваюсь. Я подписался на 10 экземпляров, и каждую среду (в мой выходной) выхожу утром на благовестие. Сажусь на скамью, молюсь, и… оставляю журнал. Если кто-то сидит рядом, пытаюсь заговорить. Проповедник из меня никакой: я смущаюсь, говорю неслаженно, но предложить почитать журнал могу, тут особого дара не нужно. Результатов от моей миссионерской деятельности пока нет. Но я не отчаиваюсь. Ведь однажды я сам так уверовал!

Да, того мужчину я до сих пор не встретил. А так хотелось бы попросить у него прощения. И еще одно, не такое важное, но приятное, дело: судебное разбирательство о моей комнате положительно разрешилось в мою пользу. Живу я, радуюсь и благодарю Бога!

N. N.,

Иркутская область

Читая это свидетельство, я подумал: а если наши журналы использовать подобным образом во всех странах? За каждым возрожденным от Духа Святого закрепить общественные скамейки, и раз в неделю выходить на несколько минут либо для общения, либо просто, чтобы на скамью положить журнал. А еще: у каждого живущего в многоквартирных домах есть подъезды, в подъезде – подоконники. На подоконниках люди, как правило, оставляют прочитанные и ненужные книги. Мы, в свою очередь, выкладываем туда наши журналы и Новые Заветы. В Санкт-Петербурге это служение мы называем «подъездное благовестие». Священное Писание и журналы «Вера и жизнь» и «Тропинка» жильцы домов разбирают. Когда-то считалось, что каждый христианин – миссионер. Может, пора от слов перейти к делу? Ведь даже особого усилия в данном случае не потребуется: подоконник в твоем подъезде есть? Ты периодически подкладываешь туда духовную литературу. Сложно? Нет. Может, начнем?

Архив