+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 2, 2015 г.

Возвышенное присуще всем возрастам

Вальдемар Ильг

Kак-то попала мне в руки статья В. Г. Белинского о поэзии Лермонтова.

В ней он размышлял о смысле и сущности поэзии. Белинский видел поэзию как в природе, так и в человеке, причем на каждом его возрастном этапе.

Поэзия...

«Итак, поэзия есть жизнь по преимуществу, есть сущность, так сказать, тончайший эфир, трипль-экстракт, квинтэссенция жизни.

Поэзия не описывает розу, которая так пышно цветет в саду, но, отбросив грубое вещество, из которого она составлена, берет от нее только ее ароматический запах, нежные переливы ее цвета, и создает из них свою розу, которая еще лучше и пышнее.

Поэзия – это невинная улыбка младенца, его ясный взор, его звонкий смех и живая радость.

Поэзия – это стыдливый румянец на ланитах прекрасной девушки, кроткий блеск ее глубоких, как море, как небеса, голубых очей, или яркий огонь ее черных глаз, волны кудрей, разбежавшихся по ее мраморным плечам, волнение ее нежной груди, гармония ее серебряного голоса, музыка ее чарующих речей, стройность ее стана, художественная рельефность и роскошь ее живых форм, грациозность и нега ее пленительных движений…

Поэзия – это огненный взор юноши, кипящего избытком сил: это его отвага и дерзость, его жажда желаний, неудержимые порывы его стремления – сжать в пламенных объятиях и небо, и землю, разом осушить до дна неистощимую чашу жизни…

Поэзия – это сосредоточенная, овладевшая собою сила мужа, вполне созревшего для жизни, искушенного ее опытами, с уравновешенными силами духа, с просветленным взором, готового на битву и на подвиг…

Поэзия – это тихий блеск бесцветных глаз старца, кроткое, как ласка, глубокое, как дума, выражение сияющего блеском нездешней жизни морщинистого лица его, спокойный и полный души звук его дрожащего и прерывающегося голоса, его тихая и важная речь, любящая и величавая улыбка его мудрых уст…

Поэзия – это светлое торжество бытия, это блаженство жизни, нежданно посещающие нас в редкие минуты; это упоение, трепет, мление, нега страсти, волнение и буря чувств, полнота любви, восторг наслаждения, сладость грусти, блаженство страдания, ненасытимая жажда слез; это страстное, томительное, тоскливое порывание куда-то, в какую-то всегда обольстительную и никогда недостигаемую сторону; это вечная и никогда неудовлетворимая жажда все обнять и со всем слиться; это тот божественный пафос, в котором сердце наше бьется в один лад со Вселенною; пред упоенным взором летают без покрова бесплотные видения высшего бытия, а очарованному слуху слышится гармония сфер и миров, – тот божественный пафос, в котором земное сияет небесным, а небесное сочетается с земным и вся природа является в брачном блеске, разгаданным иероглифом помирившегося с нею духа… Весь мир, все цветы, краски и звуки, все формы природы и жизни могут быть явлениями поэзии; но сущность ее – то, что скрывается в этих явлениях, живит их бытие, очаровывает в них игрою жизни.

Поэзия – это биение пульса мировой жизни, это ее кровь, ее огонь, ее свет и солнце»(из статьи «Стихотворения Лермонтова» В. Г. Белинского).

Этот текст я выучил наизусть. Прекрасное и возвышенное можно увидеть в жизни любого человека: как ребенка, так и старца, как юноши, так и мужчины в расцвете сил. Поэт видит прекрасное и создает из него нечто возвышенное, побуждающее читателей восторгаться им и стремиться к нему.

Недавно в одном клипе о молодости я увидел сожаление о безвозвратной юности, робкий и безрадостный взгляд, обращенный к старости, которая незримо и уверенно приближается нежеланной гостьей. Тогда я вспомнил слова Белинского о «величавой улыбке мудрых уст старца».

Детство, юность, зрелость и старость – станции нашей жизни. Как наполнить эти периоды жизни достойным содержанием, ради которого стоило бы жить?

Наполнить смыслом, который сделал бы жизнь ЖИЗНЬЮ, способной отражать прекрасное в любом возрасте и с благодарностью ожидать очередного жизненного этапа. А дожившим до благодатной старости – ожидать нового этапа жизни в вечности, о котором апостол Павел говорит: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его»(1 Кор. 2:9).

В Библии представлена прекрасная картина детства Самуила, который, несмотря на общение с порочными сыновьями священника Илии, оставался праведником. Бог заметил его и воззвал к нему ночью в доме Господнем. Мальчик научился слышать Бога и, повзрослев, стал великим священнослужителем.

Библия повествует нам о прекрасной юности Давида, горячо любившего Бога, игравшего Ему на свирели, певшего Ему псалмы. Давида, одолевшего медведя и льва, смело вышедшего без воинского оснащения, с одной лишь пращой, на сражение с воином-великаном Голиафом и победившего его во имя Господа Саваофа.

В Библии описана прекрасная история молодой вдовы по имени Руфь, которая так горячо любила своего мужа и свекровь, что даже после смерти мужа последовала за свекровью в чужую и неизвестную ей страну.

В Библии рассказывается о прекрасном старце Симеоне, дождавшемся спасения Израиля:

«Тогда был в Иерусалиме человек по имени Симеон. Он был муж праведный и благочестивый, чающий утешения Израилева; и Дух Святой был на нем.

Ему было предсказано Духом Святым, что он не увидит смерти, доколе не увидит Христа Господнего. И пришел он по вдохновению в храм. И когда родители принесли Младенца Иисуса, чтобы совершить над Ним установленное по закону, он взял Его на руки, благословил Бога…»(Лк. 2:25–28).

Библия повествует о сильных мужах Божиих, таких, как Моисей, Илия, Елисей, Даниил, и других; а также о женщинах – таких, как Есфирь, Юдифь, Анна, мать Самуила, Елизавета, Мария, мать Иисуса, и многих других

Сколько в них было поэзии! Мария, идущая к своей родственнице и поющая о славе Божьей…

Красота и глубокий смысл могут заполнять, как и поэзия, все этапы нашей жизни. Как хочется видеть эту красоту или, выражаясь словами Библии, благословение Божье в Его детях! В тех, которые рождены не только по плоти, но и по Духу, как написано: «Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух»(Ин. 3:6); в тех сердцах, где живет мир Божий, о котором Иисус говорит: «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается» (Ин. 14:27).

Архив