+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 2, 2015 г.

Кофе с перцем

Надежда Золотко

Иван Антонович поежился на холодном ветру. Правду жена говорит, что куртка на «рыбьем меху». Он пригладил седые волосы, поднял выше воротник.Ноябрь. Тяжелые, словно гиппопотамы, сизые тучи терлись боками о крыши высоток, осыпая прохожих первым мелким снегом. Иван Антонович обменялся с хмурым небом тоскливым взглядом. Как хотелось ему вернуться в теплую, уютную квартиру, пахнувшую свежими пирогами, осенними горьковатыми цветами и еще чем-то необъяснимым, возможно, тихой радостью или спокойным счастьем.

Но вместо этого он окунулся в промозглый ноябрьский день, всем существом чувствуя, что кому-то необходима сейчас его помощь.

Иван Антонович не смог бы точно рассказать, как с ним все это произошло, но с тех давних пор, как он уверовал в Иисуса Христа, водительство Божие не оставляло его никогда. Иван Антонович доверял этому водительству и всегда оказывался в нужном месте, что-бы прийти на помощь попавшему в беду. Вот и сегодня он услышал призыв, и как будто крепкая, надежная рука мягко подтолкнула его в нужную сторону.

Он увидел его сразу. Вокруг царила обычная суета и толчея железнодорожного вокзала. Закутанные в платки старушки торговали заиндевелыми на холоде цветами, бойко продавались горячие чебуреки, катились нагруженные тележки, переругивались спешившие люди, толкались у киосков цыгане. Но этот средних лет мужчина выделялся из толпы. Высокий, элегантно одетый, он что-то доказывал молодому милиционеру, размахивая руками и всякий раз болезненно потирая виски. Иван Антонович сердцем почувствовал, что это именно тот, кого ищет Господь.

Милиционер хлопал рыжими ресницами, разводил беспомощно руками и вскоре совсем исчез.

Незнакомец нервно закурил. Статный, дорого и со вкусом одетый, он производил впечатление не просто преуспевающего человека, но одного из сильных мира сего. Красивое лицо выражало крайнюю раздражительность и надменность. Иван Антонович приблизился, мягко коснулся локтя:

– У вас проблемы?

Незнакомец завелся с полуоборота:

– Проблемы? Да это просто катастрофа!И он, как самый обыкновенный грузчик, изверг из себя проклятия на город, в котором оказался, на всех жителей его и на человечество в целом. Потом недружелюбно осведомился:

– А вы кто такой и что вам от меня надо?

– Я пастор церкви. Зовут меня Иван Антонович.

Незнакомец болезненно поморщился, выпустил упругую струйку сигаретного дыма:

– Шли бы вы по своим делам, пастор! Сейчас я меньше всего нуждаюсь в чьих-либо проповедях!

Иван Антонович понимал, что человек попал в какую-то беду. То, что он был из России, было тоже очевидно по его правильному русскому говору. Иван Антонович мысленно помолился – попробуй-ка поговори с таким «ершом».

Холодало. Холод проникал за ворот хлипкой куртки, заползал в рукава, обжигал уши и щеки. Пастор раздумывал и смотрел на кипевшую толпу. По-прежнему подъезжали такси, капризничали дети, зазывали покупателей продавцы апельсинов. Веснушчатый паренек-подросток промчался мимо, держа в закоченелых руках пышущие жаром чебуреки. От них исходил горячий ароматный пар и дразняще щекотал ноздри.

Иван Антонович в упор, открыто взглянул незнакомцу в глаза. Невыразимая гамма чувств плескалась в серых, как грозовые облака, глубинах. В них были раздражение и злость, растерянность и страх, ожесточенность и решимость к отчаянному действию. Незнакомец отвел глаза, швырнул сигарету в урну.

– Проповедей не будет, – уверил незнакомца Иван Антонович.

– Хочу пригласить вас на чашку кофе. В такой холодный день нам не повредит немного согреться. В том маленьком кафе через дорогу подают чудесный кофе с перцем, очень согревает.

На лице незнакомца отразилась отчаянная борьба. Иван Антонович больше не медлил, настойчиво увлек его сквозь гудевшую толпу к маленькому кафе, которое действительно оказалось уютным. Мягкий свет, пряный аромат восточной кухни, тихая музыка. От уюта и тепла незнакомец расслабился, напряжение на лице сменилось усталой отрешенностью. Наконец принесли заказ.

– Это ничего, что я заказал пельмени? Славянской душе это ближе, чем восточные яства, – обратился к незнакомцу Иван Антонович.

– Меня Игорем зовут, – невпопад представился незнакомец.

«Ну вот и лед тронулся. Спасибо Тебе, Господи!» – порадовался в душе Иван Антонович.Спустя несколько минут Игорь уже рассказывал свою историю.

Приехал по делам фирмы в Украину из Санкт-Петербурга. Неожиданно быстро решил все вопросы, с удовольствием побродил по городу и вернулся на вокзал, решив в непогоду пересидеть в зале ожидания до отправления поезда.

Горячий чай и бутерброды прихватил из гостиницы. Он даже и не заметил, как «увели» саквояж, в котором были документы, мобильный телефон и деньги. Рассказывая это, он то и дело срывался на брань, понося всех предков и потомков негодного вора, который подложил ему такую «свинью».

Пастор внимательно слушал, потом задумчиво произнес:

– Я вас очень хорошо понимаю, но знаю по личному опыту, что молитва за обидчика была бы полезнее ругательств.

Игорь возмущенно уставился на Ивана Антоновича:

– Да вы понимаете, в каком чудовищном положении я оказался?! В чужом городе! Ни друзей, ни знакомых, без денег и документов! Даже телефона нет! А вы говорите, нужно помолиться за этого вора! Что, он мне все вернет? Видите ли, пастор, я давно не верю в чудеса и знаю, что горбатого могила исправит.

Девушка-официантка принесла кофе и яблочный штрудель.

Иван Антонович примирительно улыбнулся:

– Расскажу вам историю, которая произошла в действительности.

Один верующий человек возвращался из дальней командировки домой и был так же, как вы, обкраден. Он внимательно осмотрелся и понял, что бумажник вытащил молодой парень, толкавшийся рядом, у газетного киоска. Этот верующий человек шума не поднял, но последовал за парнем. Тот достал украденный бумажник, купил вино и сигареты и двинулся дальше. Так они дошли до старого дома, окруженного таким же древним, покосившимся забором. Парень юркнул в калитку и скрылся в доме.

Зрелище, представшее глазам верующего, было весьма печально.

Неухоженный сад, заросший сорной травой огород, разбросанные по двору поленья. Две женщины – одна немолодая, перевязанная по пояснице толстым платком, а вторая, совсем старушка, – пытались разрубить толстые поленья. Тем временем молодой человек снова пересек двор и выскочил за калитку.

В незнакомце, который стоял у его дома, он сразу же узнал человека, которого обокрал. Парень хотел улизнуть, но незнакомец крепко взял его за руку. Парень побледнел, взгляд заметался в поисках спасения. А верующий смотрел в глаза, как в самую душу. И было в его взгляде нечто такое, что заставляло стыдиться, а не бояться.

Парень не выдержал:– Я отдам вам все деньги, только не надо в милицию. У меня мать больная и этого не переживет!

Верующий понимающе кивнул:

– Я видел, сынок, какое лекарство ты покупал. В милицию я тебя не дам и денег назад не возьму. – Тут в его глазах запрыгали смешинки: –

А вот отработать тебе их придется!

– Как отработать? – еще больше побледнел парень.

– Видишь тех двух женщин? У них нет ни сына, ни внука. Я нанимаю тебя на работу. Нужно навести во дворе порядок, а, как нам известно, деньги ты уже получил!

– Вообще-то я и есть внук и сын… – пробурчал вконец растерянный парень.

– Ты ошибаешься, сынок! Разве пришлось бы им тогда самим рубить дрова? Так что принимайся за работу, а чтоб тебе было веселее, я тебе помогу.

С того самого момента жизнь молодого человека стала меняться.

Только спустя некоторое время он понял, что любовь Христова, так щедро даримая тем странным человеком, спасла его жизнь.

– И, как видите, совсем не могила исправила горбатого, – улыбнулся Иван Антонович Игорю. –

Мало того, близкие, увидев такие перемены в своем чаде, тоже обратились к Господу.

Смакуя необычный кофе, Игорь слушал с интересом, затем задумчиво протянул:

– История интересная, но верится с трудом. Убежден – натуру человеческую не переделать, и вор никогда не станет праведником.

– Для Того, Кто Вселенную сотворил, есть ли что невозможное?

Ну да ладно, я ведь обещал без проповедей обойтись! Хочу предложить вам помощь. Переночуете в моем доме, у меня замечательная, гостеприимная жена. А деньги на дорогу снимем прямо сейчас, благо банкоматы на каждом углу.Игорь с надеждой вскинул на пастора глаза:

– Правда? И вы мне доверяете?

– Он суетливо стал рыться в карманах. – Запишите мне свой адрес, я вышлю вам деньги, как только доберусь домой!

Иван Антонович положил ладонь на руку мужчины и тем самым прекратил его суету:

– Думаю, вы еще встретите человека, которому будет необходима ваша помощь, вот и отдадите ему этот долг. Жизнь ведь штука длинная, жаль, что пролетает быстро, – пошутил Иван Антонович.

Игорь встрепенулся, взглянул на часы:

– А ведь мой поезд через час пятнадцать будет. Так чего же мы сидим?!

Снег усилился, но двоим в этом холодном снежном мире стало теплее.

– Даже не знаю, как вас благодарить, – с чувством произнес Игорь.

– Нет, не меня. Вы знаете, Кого благодарить нужно, ведь я не сам сюда пришел.

Игорь задумчиво кивнул. Вдруг в его серых, как ненастный день, глазах заплясали озорные огоньки:

– Знаете, пастор, вы хоть и очень скромный человек, но я все же догадался: ведь вы были тем верующим человеком, не правда ли?Иван Антонович светло и грустно улыбнулся, посмотрел куда-то вдаль, как будто заглянул в далекое, растаявшее в дымке минувших лет прошлое:

– Нет. Я был тем молодым человеком.

Пауза тягостной не была. Потом Игорь задорно, по-мальчишески хохотнул:

– Не думал, что меня можно чем-либо удивить! Спасибо вам за все. И за кофе… с перцем.

Фраза прозвучала так двусмысленно, что оба рассмеялись.

Пассажиров было немного. Под мерный стук колес лица их размягчались, отходили от ноябрьского студеного дня. Запах лимона, словно лезвием, разрезал воздух тонким ароматом. От тепла и горячего чая люди становились говорливыми. Они хрустели свежими булками, смеялись, играли с детьми, стелили постели. Только один пассажир задумчиво смотрел в потемневшее окно.

– Чай, кофе, капучино! – профессионально улыбалась проводница. – Молодой человек, кофе не желаете?

– У вас нет такого, – ответил он загадочно.

– Ну, что вы! У нас большой выбор: Нескафе, Якобс, Черная карта, Амбасадор!

– А с перцем есть?

Девушка обиженно поджала пухлые губки и, покачивая стройными

бедрами, двинулась дальше. Мало ли сумасшедших на свете!

А в ночном заснеженном городе молились двое, собранные во имя Господне: Иван Антонович и жена его Мария. И было совершенно неважно, что поездка к дочери откладывается и что куртка на «рыбьем меху». Главное в том, что зажглась утренняя звезда еще в одном сердце. Они верили в это, потому что есть ли что невозможное для Господа?!

Архив