+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 5, 2014 г.

Королева христианской поэзии

Александр Сибилев

Однажды осенью 1910 года в местечке Перт (штат Нью-Джерси, США) к железнодорожной станции подъехала карета с двумя седоками. Одним из них был пожилой церковнослужитель, а вторым – дряхлая, сгорбленная, слепая старушка.  Они вели разговор на духовные темы, и служитель еще в пути заметил, что кучер не столько следил за дорогой, сколько внимательно прислушивался к разговору. «Это Фанни Кросби», – любезно сообщил ему служитель. Кучер снял шляпу и неловким движением смахнул непрошеную слезу.

Подъехав к вокзалу, кучер окликнул полицейского: «Эта дама – Фанни Кросби, написавшая гимн „В надежных руках Иисуса“. Окажите любезность, посадите ее в поезд».Надо сказать, что путешествующей старушке было уже девяносто лет. «Непременно», – ответил полицейский. Обращаясь к старушке, он неожиданно добавил: «Мы пели ваш гимн неделю назад, на похоронах моей маленькой дочки». Фанни Кросби сжала его сильную руку своими исхудалыми ладонями и сочувственно произнесла: «Скажите своей дорогой супруге, что ваша девочка в надежных руках Иисуса».

Кем же была эта странная маленькая старушка в темных очках и с крестом на груди? В конце XIX – начале XX века Фанни Кросби называли в НьюЙорке королевой христианской поэзии (подобно тому, как в Вене Йоганна Штрауса называли королем вальсов). К концу своего 95-летнего жизненного пути она написала приблизительно девять тысяч гимнов (более чем кто-либо другой в истории христианства) и более тысячи стихов. Она была также широко известна в христианском мире как музыкант.

Фанни Кросби родилась 24 марта 1820 года в семье благочестивых пуритан Мэрси и Джона Кросби. Но уже через месяц родители были встревожены обнаружившейся у новорожденной девочки глазной болезнью. Местный доктор был в отъезде, но, в конце концов, нашелся человек, заявивший, что он врач. Родители пришли в ужас, увидев, как новоявленный доктор ставил припарки на воспаленные глаза младенца. Он утверждал, что «высокий жар не причинит вреда», зато справится с инфекцией.

Инфекция и в самом деле исчезла, однако на глазах младенца образовались уродливые белые шрамы – девочка ослепла. Родители обвинили врача в том, что он ослепил младенца, и тот, испугавшись негодования не только родителей, но и местных жителей, сбежал в неизвестном направлении. Никто ничего о нем с той поры не слышал.

Осенью того же года отец Фанни – Джон Кросби, работая на ферме под холодным проливным дождем, сильно простудился, и через несколько дней его не стало. В 21 год Мэрси стала вдовой, но, будучи благочестивой пуританкой, утешалась в печали светлой надеждой на грядущую встречу с мужем на небесах. После похорон она нанялась служанкой в жившую неподалеку состоятельную семью, а заботу о маленькой Фанни и старшей дочери поручила своей матери.

«Бабушка Юнис была для меня больше, чем можно выразить словами или пером», – вспоминала впоследствии Фанни. Бабушка твердо решила, что Фанни не станет беспомощным, слепым инвалидом, и принялась описывать ей окружающий мир таким образом, что Фанни все понимала. Как удавалось бабушке преподносить ребенку цветовую гамму природы, остается загадкой. Следует заметить, однако, что Фанни воспринимала очень яркий свет и иногда была способна даже обнаруживать различные оттенки.

Бабушка занималась духовным воспитанием девочек, читала им библейские повествования, учила молитве, водила в церковь. Мэрси приходила с работы усталая, изнуренная и с болью смотрела на слепую малютку. Иногда она падала на постель и безутешно рыдала. Юнис утешала ее словами: «Что невозможно исцелить, можно пережить». Являясь примером стойкости и терпения, бабушка внушала дочери и внучкам, что Бог – скорый Помощник во всякой беде.

Когда Фанни исполнилось девять лет, Мэрси переехала в штат Коннектикут, где прислуживала и одновременно проживала в доме пожилой пуританки – миссис Холи. В отличие от большинства строгих пуритан, эта женщина оказалась очень доброй, внимательной и, по сути, продолжила работу, начатую бабушкой Юнис. Она задалась целью добиться того, чтобы Фанни запомнила всю Библию. Каждую неделю девочка выучивала несколько глав, обычно – пять. Обладая феноменальной памятью, Фанни к концу года без труда запомнила Пятикнижие Моисея и четыре Евангелия. К концу второго года она уже знала на память не только Пятикнижие и Евангелия, но и Псалмы, Притчи, Песнь песней и книгу Руфь. После такого обучения она не нуждалась в том, чтобы кто-то читал ей Библию: этого хватило ей на всю жизнь. Если возникала необходимость прочесть какое-либо место в Библии, она нажимала на невидимую «кнопку», и целый отрывок, подобно магнитной ленте, «протягивался» через механизм памяти.

Когда Фанни исполнилось четырнадцать лет, Мэрси увидела объявление об открывшейся в Нью-Йорке школе для слепых. Эта школа была вторым подобным заведением в Соединенных Штатах. Семьдесят лет спустя Фанни вспоминала об этом дне как о самом счастливом в ее жизни. В школе она быстро усваивала английский язык, историю, философию, химию, физику, астрономию и политэкономию. Однако с трудом овладевала алфавитом Брайля. С одной стороны, виной тому была игра на гитаре, а с другой – она всецело полагалась на блестящую память. Если нужно было прочесть какую-либо книгу, она просила об этом кого-то из учителей, и после первого чтения содержание глубоко откладывалось в «кладовых» ее памяти

.Еще до поступления в школу Фанни писала стихи. Однако за годы учебы это невинное увлечение расцвело пышным цветом. Один из учителей обучил ее секретам гармонии стиха, тому, что каждое стихотворение зиждется на ритме, музыкальности и образности слова. Неудивительно, что годы спустя она выдавала по дюжине гимнов за один только день!

По каждому поводу Фанни писала приветственные стихи либо сочиняла песню и сама исполняла. Она писала также по случаю свадеб, годовщин, дней рождения, похорон, общенациональных и церковных событий или просто чаепитий. Для большинства людей она была образцом того, чего может добиться слепой человек. Окончив школу, она осталась в ней преподавать. За двадцать три года, проведенные в стенах школы, Фанни неоднократно встречалась со всеми американскими президентами своего времени, мэрами Нью-Йорка, присутствовала на обедах в Белом доме. Нью-Йоркскую школу для слепых посещали многие будущие деятели науки и культуры, прославившиеся позже в различных областях знания в США и за рубежом.

В 1858 году Фанни вышла замуж за Александра ван Алстайна, бывшего учащегося школы для слепых, так же, как и Фанни, ослепшего в раннем детстве. Александру было 27, а Фанни – 38 лет. В школе он изучал греческий, латынь, философию, теологию, но излюбленным его занятием была музыка. Александр преподавал музыку в школах Нью-Йорка, играл на органе в разных церквах.

Через год Фанни стала матерью, но ребенок умер во младенчестве. Она почти никогда об этом не упоминала. Пол ребенка и причина его смерти до сих пор окутаны завесой тайны.

В 1857 году так называемое Второе великое пробуждение, начатое Дуайтом Муди в Чикаго, докатилось до Нью-Йорка. Молитвенные собрания проводились по всему семисот тысячному городу, газеты ежедневно сообщали о новых обращениях. Христиане шли от дома к дому, приглашали людей в воскресные школы и библейские классы. Между 1858-м и 1860-м годами каждую неделю, в целом по стране, происходило в среднем по пятьдесят тысяч обращений. Даже начавшаяся гражданская война не способна была помешать этому великому Божьему промыслу. Война окончилась, а пробуждение продолжалось. Именно в это время на духовном небосклоне Америки засияла поэтическая звезда Фанни Кросби.

Один из музыкантов того времени – Филипп Филиппс собирался издать нотный сборник под названием «Поющий пилигрим», основанный на классическом произведении Джона Буньяна «Путешествие пилигрима». Он дал Фанни семьдесят пять предложений из книги – в качестве основы для ее стихов. Она запомнила все, однако отобрала сорок, которые сочла более уместными для гимнов. Вслед за этим она сочинила сорок стихотворений, которые продиктовала своему секретарю.

Фанни писала простые стихи, доступные и понятные любому человеку. Вместе с тем она была одаренной личностью со сложным внутренним миром. В отличие от большинства христиан того времени Фанни посещала театр, любила итальянскую оперу, владела превосходным сопрано, играла на арфе, пианино, органе. Ей были хорошо знакомы произведения Бетховена, Шопена, Мендельсона. Однако более всего притягивала ее духовная музыка.

Фанни Кросби успешно сотрудничала со многими христианскими музыкантами, одним из которых был Хавард Доун. Он никогда не считал себя хорошим музыкантом, поскольку был, главным образом, бизнесменом и изобретателем. Так, он запатентовал семьдесят изобретений, повышающих работоспособность деревообрабатывающих станков, за что получил высшую награду Франции – Орден Почетного Легиона. В качестве музыканта он сочинил мелодии к 2300 гимнам, из которых более тысячи были положены на стихи Фанни Кросби. Однажды при встрече он попросил ее написать стихи, которые бы начинались словами: «Не пройди, Спаситель, мимо». Она пообещала, однако на протяжении нескольких недель не испытывала вдохновения.

Ранней весной 1868 года Фанни евангелизировала в одной из тюрем близ Манхэттена. Неожиданно один из заключенных громко взмолился: «Господи! Не пройди мимо!» В тот же вечер она написала стихи «Не пройди, Спаситель, мимо». Доун положил их на музыку, и несколько дней спустя гимн зазвучал в той же тюрьме, где Фанни выступала перед заключенными. Под влиянием гимна произошли обращения к Богу, и Фанни, тронутая этим, упала в обморок от избытка чувств.

В дальнейшем гимн широко использовали на евангелизациях, проводимых Д. Муди. В 1874 году, когда Муди евангелизировал в Лондоне, гимн особенно полюбился британской публике и исполнялся каждый день. Такой же огромной популярностью он пользовался в США, став самым востребованным гимном на всех евангелизациях.

Многие нотные сборники того времени почти наполовину состояли из стихов Фанни Кросби. По этой причине издатели просили ее использовать псевдонимы. Использование псевдонимов было тогда довольно распространенным явлением, но ни один из ее друзей – музыкантов и поэтов, не имел такого количества псевдонимов, как Фанни: 204! Будучи хорошим музыкантом, она сочиняла и музыку. Сохранились воспоминания о том, что ее сочинения, наряду с мелодиями к гимнам, были прекрасны, но она не желала их записывать. Впрочем, вместе с муже ммузыкантом она однажды составила нотный сборник, но издатели сочли нескромным издание сборника, составленного всецело из работ двух авторов.

На протяжении многих лет Фанни посещала разные церкви, не являясь членом ни одной из них. Все христиане были ее братьями и сестрами, независимо от конфессиональной принадлежности, но при условии, что они верили в Христа как своего Спасителя. Ей было уже за сорок, когда она стала членом методистской церкви в НьюЙорке. На закате дней Фанни повторяла не раз: «Потеря зрения не являлась для меня потерей». Она мирно отошла к своему Творцу и Создателю, прожив вполне осмысленную, активную и плодотворную жизнь. На ее могиле установили небольшой мраморный камень со скромной надписью: «Тетя Фанни. Она сделала, что могла». Вне всяких сомнений, Господь невыразимо одарил ее, и под неусыпным Его водительством она сделала неизмеримо больше, чем мог сделать не только слепой, но и зрячий человек.

НЕ ПРОЙДИ, СПАСИТЕЛЬ, МИМО

Не пройди, 
Спаситель, мимо 
Падших на пути.
Не пройди,
 Господь, незримо.
Слышишь? 
Не пройди!
«Боже! Боже!» 
– Рвется из
груди.
Трудно мне под тяжкой ношей. 
Мимо не пройди.
Дай у трона пред
Тобою,
Видя образ Твой,
С покаянною душою
Обрести покой.
Жду,
коленопреклоненный,
Благодать излей,
Исцели дух сокрушенный
Милостью
Твоей.
На земле и в небе тоже
Нет Тебя родней.
Ты в сто тысяч раз
дороже
Жизни всей моей.


ТВЕРДО Я ВЕРЮ

Твердо я верю: Бог мой со мной.
В Нем возрожден я к жизни иной.
Дверь ко спасенью Он мне открыл,
Духом исполнил, кровью омыл. 
Он – обладатель всех моих дней, 
Свет и надежда жизни моей.
В Нем получил я дар неземной,
Слово отрады, полный покой.
Что за блаженство – духом принять
Воду живую и благодать.
Жертвой невинной ад побежден.
Дивен мой Пастырь: Им я спасен.
Вот моя песня, вот мой псалом
 –Вечная жизнь с Иисусом Христом!

Архив