+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 4, 2014 г.

В городском морге я ожила

Петр Луничкин

Санкт-Петербург – многомиллионный город. Культурная столица России. Но…

Люди, живущие на одной лестничной площадке многоквартирных домов, друг с другом не здороваются. Не здороваются, потому что друг друга не знают. Да и знать, пожалуй, не особо хотят. Здесь, в культурной столице России, никому ни до кого нет дела. Народ у нас деловой. Все заняты. У всех дел невпроворот.

Санкт-Петербург – город музеев, театров, киноконцертных залов. В летний период кажется, что туристов у нас больше, чем местных жителей. Здесь – все для человека. Ешь, пей, веселись. Были бы деньги.

Недавно по просьбе родственников умершей пожилой христианки мне пришлось побывать в городском морге. Траурное мероприятие наметили провести в десять часов утра. Так как город большой и по утрам у нас многокилометровые «пробки», рассчитать точное время прибытия в пункт назначения довольно сложно. Выехав из дому в семь часов утра, я уже в восемь двадцать прибыл на место проведения траурного собрания. До начала церемонии оставалось более часа. И я решил присмотреться к каждому покинувшему этот мир.

Зал для прощания вместительный. По краям выставлены гробы, как дешевые, так и дорогие. С одной стороны – четырнадцать, с другой – двенадцать. «Гробовая» тишина, полумрак и холод. Мне стало не по себе. Разглядывая усопших, я видел и пожилых, и молодых. Последних было больше. В соседней комнате горит свет. Сотрудник морга оформляет какие-то документы. Там живые люди. Там жизнь.

В это время в Санкт-Петербурге готовились к торжествам. Сегодня – день города. Народное гулянье. Различные праздничные программы. Фейерверк. Наш город – город музеев: Петропавловская крепость, Александро-Невская лавра, Смольный, Дворцовая площадь с Зимним дворцом известны многим туристам. А еще Невский проспект, стрелка Васильевского острова, Исаакиевский собор и «Медный всадник». Красота!

Я побыл лишь десять минут наедине с усопшими, и захотелось уйти – на общегородской праздник, туда, где светло, тепло и уютно. Но сделать этого я не мог. Мне нужно провести церемонию прощания с нашей сестрой. Я должен сказать слова утешения родным и близким покойной.

 Ровно в десять небольшая группа христиан подошла ко гробу сестры. Удивительно, всего несколько минут назад здесь, в зале прощания, никого не было. Теперь же зал переполнен. Люди стоят молча. Стоят и смотрят на родных, ушедших из этого мира. Кто-то всхлипывает. Но плача нет. Мы запели христианский гимн: «Наша жизнь коротка, словно птицы полет». Мы пели тихо, для себя. Но наше пение затронуло сердца. Люди начали плакать в голос. Мы пели. Они плакали. А потом было слово утешения. Я говорил, обращаясь не только к родным нашей сестры, но и ко всем стоящим в зале. Меня слушали внимательно. В это утро все желающие (а таких было много) получили Новый Завет.

P. S. Через неделю я получил смс сообщение: «Спасибо Вам, Петр. В городском морге я ожила. Спасибо за Новый Завет. Я поняла, что значит жить».

Архив