+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 1, 2014 г.

Жемчужина из сокровищницы

Вальдемар Цорн

Он с самого начала назывался «Вера и жизнь». Но вначале у него было еще и совершенно определенное призвание: «Альманах, посвященный благовестию во всех странах русского рассеяния, укреплению и углублению духовной жизни верующих и молитвенному их объединению». Кто они – люди «русского рассеяния»? Кто читал наш журнал 40 лет назад? Что их волновало? Каким они видят свое прошлое и как относятся к журналу сегодня? Эти вопросы меня очень волнуют и интересуют. Поэтому я решил позвонить нашей читательнице Ларисе Фринкель, живущей в США, которая, как мне сказали, читает журнал с 1974 года…

Набираю…

– Здравствуйте! Сестра Лариса, это Вам звонят из Германии, из редакции журнала «Вера и жизнь»…

– Здравствуйте, брат Цорн! Очень приятно… Это Вы вчера звонили?

– Да, это был я. Но вчера Вы были заняты – Вы как раз нужны были мужу…

– Да, он позвал меня в тот самый момент, когда Вы позвонили. После инсульта он очень нуждается в моем внимании и уходе. Всю жизнь он был здоровым, сильным, ходил на рыбалку, а в 85 лет – инсульт. Но я не жалуюсь, у  нас все очень хорошо: ходим в церковь, сняли квартиру поближе к сыну, всем довольны. Слава Богу за всё!

– Я бы хотел с Вами поговорить – задать несколько вопросов для журнала «Вера и жизнь». У Вас найдется для меня несколько минут? Не возражаете?

– Ну что Вы?! Конечно, не возражаю. Очень приятно поговорить с Вами…

И мне приятно. Голос с непередаваемым акцентом, мягкий, теплый и приветливый. Слова выговариваются тщательно, обдуманно, предложения законченные, интонация осознанная.

– Сколько Вам лет, сестра Лариса?

– Мне восемьдесят семь лет. А моему мужу в этом году исполнилось 90.

– Расскажите, пожалуйста, немного о себе. Откуда Вы родом?

– Я родом из Латвии. В Германию попала во время войны. Никогда не забуду дату: 04.04.44. Меня вместе с другими молодыми людьми (мне было тогда 18 лет) немцы вывезли в Германию на принудительные работы. Привезли нас в Аугсбург. Мы должны были работать на авиационном заводе «Мессершмитт». Но и завод, и весь город к этому времени были уже разрушены. Аугсбург весь лежал в развалинах.

Так что мне дали совсем другую работу. Я была грамотной – мы все хорошо говорили по-немецки. Мне поручили вести учетные книги в небольших населенных пунктах. В больших книгах мы регистрировали умерших, погибших в концентрационных лагерях… Очень сложная работа была, так как постоянно были налеты авиации, бомбардировки, мы то прятались, то работали… Да и постоянно все менялось: люди гибли тысячами. Мы жили в лагерях в районе Аугсбурга, Ульма, Йетингена…

А весной, в апреле, 1945 года нас освободили американцы.

– Что было дальше?

– Я уже говорила, что нас освободили американцы. Так вот, после освобождения я и познакомилась с моим Джоэлем. Мы полюбили друг друга (я говорила по-английски), поженились и после войны и окончания его службы переехали в США. Приехали мы в Америку в 1947 году.

– В то время Вы уже были верующей?

– Нет, что Вы. Я жила, как все. Считала себя православной. Сразу по приезде мы пошли в православную церковь в Филадельфии, где и повенчались. До того времени мы были только зарегистрированы. После венчания закрутилась семейная жизнь. Мы жили совершенно светской жизнью: гулянки, выпивка, друзья...

Но по воскресеньям, особенно по утрам, меня очень тянуло в церковь. И я постоянно ходила в православную церковь. У меня было какое-то ожидание откровения, света и чуда. Я искала чего-то духовного. Но ничего не находила. Отстаивала службу в храме каждое воскресенье, но в моей жизни ничего не менялось.

– И как же Вы нашли ответы на Ваши искания?

– Однажды к нам в дверь постучали. Это была незнакомая женщина. Она предложила мне небольшую брошюру под названием «Как я могу спастись». Она рассказала, что спасение – подарок от Бога. Его можно принять, как принимают подарок. Но его можно и отвергнуть. И от этого зависит наша вечная участь. Я внимательно выслушала ее. Все, что она говорила, мне очень понравилось. Но я сказала, что сейчас мне некогда, а завтра вечером, когда я уложу детей спать, она может снова прийти, и мы поговорим об этом обстоятельно.

И на следующий день она пришла. С нею пришла еще одна женщина. Миссионерка сказала, что эта женщина – еврейка. Я очень удивилась. Но женщина-еврейка сказала мне, что она тоже верит в Господа Иисуса Христа.

Мы много беседовали в тот вечер. Они прочитали мне из Нового Завета слова: «Ибо всякий, кто призовет имя Господне, спасется» (Рим. 10:13). Я уверяла, что всегда молюсь. Молюсь Богородице, целую ноги Иисуса Христа на иконах, ставлю свечки, но в сердце у меня нет уверенности, что я спасена.

– А Вы попросите Господа простить Вам все грехи. Помолитесь Ему прямо сейчас и попросите Его ответить Вам… – убеждали меня эти миссионерки.

И я стала молиться. Я еще раз прочитала этот текст из Библии и попросила Господа простить и принять меня. Во время молитвы в меня вошла какая-то милость, свет, любовь, слава… Не знаю даже, как это описать. Все слова слишком слабые.

– Что со мной произошло? – спросила я миссионерок. – Что-то вошло в меня. Такое светлое и радостное.

– Это Дух Святой вошел в тебя, – ответили они. – Ты родилась свыше, ты возродилась к вечной жизни.

– Неужели?! – удивлялась и радовалась я.

После этого события я совершенно по-другому воспринимала Библию. У меня был Новый Завет, который я привезла с собой еще из Латвии. И теперь, когда я читала Слово Божье, понимала написанное. Мне открывался его смысл, чего до того со мной никогда не было. А ведь я читала Слово Божье и раньше.

Текст из Послания к римлянам, который я читала в день моего покания, стал для меня словом спасения. До сего дня!

Сначала муж мой посчитал, что я стала фанатичкой, и у нас некоторое время были напряженные взаимоотношения. А мама, когда я ей сказала, что не нужно молиться Богородице, пришла в ужас. Но и на мне исполнилось слово: «Спасешься ты и весь дом твой».

Миссионерки привели меня в церковь. Это была американская церковь. И на первом же служении я поняла: я пришла домой. Там я приняла крещение. Там начала служение в детской группе воскресной школы.

Позже я с этими миссионерками тоже иногда ходила по домам, в основном к евреям, и предлагала им познакомиться с Господом и Его Словом. Люди были очень вежливые, приятные, но они, как правило, неохотно слушали об Иисусе.

– Как Вы познакомились с журналом «Вера и жизнь»? Я слыхал, что Вы читаете его с первого номера…

– Моя мама получала этот журнал. Она же и с Николаем Водневским общалась. Через нее и я с ним познакомилась. Но сначала, где-то с 1966 года, мы только газету «Наши дни» получали. Это потом уже, в 1974 году, стал выходить журнал «Вера и жизнь». Николай Водневский заказывал у меня Библии, и я их ему посылала. Я тогда в еврейской миссии работала, и Библии у меня были. Ведь мы занимались евангелизацией среди русских евреев.

В том же, 1974, году на Рождество мы с мамой впервые поехали в Советский Союз, на мою родину, в Ригу. Конечно, я взяла с собой Слово Божье. На границе у меня Библию сразу нашли и отняли.

Но то, что я там увидела: духовный голод людей, жажду к Слову, просьбы верующих, – настолько потрясло меня, что я до самого распада Советского Союза приезжала туда и привозила людям Слово Божье и другую помощь. Так начался период моих путешествий. Всего я ездила раз семь. Мы проехали почти через всю страну. Были в Казахстане, Киргизии… Но последняя моя поездка была уже во время свободы, в 1997 году. Но так как литературу уже можно было посылать по почте, необходимости в этом моем служении уже не было.

– Вы помните журналы «Вера и жизнь» того времени? Они чем-то отличаются от современных?

– Да, конечно же, отличаются. И очень даже.

– Чем?

– В основном, оформлением. И тем, что Вы сейчас много свидетельств публикуете. И еще мне очень нравится, что журнал теперь по темам издается. Сейчас у вас обширная тема: заповеди блаженства. Это прекрасно. Но меня всегда глубоко касаются свидетельства людей. Понятно, что Господь всех приводит к Себе одинаково: Духом Святым и Своим Словом. Но у каждого человека – свой путь. И мне это очень важно и интересно. Хотя мне нравятся и научные статьи, чего раньше не было, и очень интересные эссе о современной жизни, я забыла автора…

Хочу сказать, что мне все нравится в журнале. Я его читаю с удовольствием. К тому же, это чтение помогает мне сохранить мой родной язык. Хотя я, конечно же, и на латышском разговариваю, но русский мне ближе.

А я слушаю сестру Ларису и думаю о том, что она-то ведь еще и в совершенстве владеет и немецким языком, – даже в германском делопроизводстве работала; и английским – общалась с женихом, мужем, детьми, всю жизнь посещала американскую церковь, преподавала в американской воскресной школе.

– Сестра Лариса, позвольте Вам задать наш традиционный вопрос, который мы задаем в конце каждого интервью: что бы Вы пожелали читателям журнала?

– Я бы пожелала им читать в журнале все. Например, я читаю журнал всегда от корки до корки. И я бы советовала им не выбирать: что нравится – читать, а что не нравится – не читать. И еще, я желаю всем читателям при чтении найти что-то для себя важное, драгоценное. Услышать, что говорит Господь лично тебе. Что Он ожидает от тебя. Может, в чем-то измениться, может, что-то сделать или что-то оставить. В каждом журнале Господь приготовил для каждого читателя какую-то жемчужину. И я желаю каждому читателю эту драгоценность найти.

– Спасибо, сестра Лариса, за беседу. Да благословит Господь Вас и Ваш дом! Примите сердечную благодарность за Вашу верность Господу, Его Церкви и журналу.

Затем я прошу сестру Ларису прислать несколько фотографий. Мы говорим еще о том и о сем, а на душе у меня ощущение прикосновения к чему-то драгоценному. Как будто не с человеком я разговаривал, а это Господь дал мне, на одно мгновение, «одним глазком», заглянуть в Его сокровищницу. И думаю: «А что еще будет?!»

Слава Тебе, Господи!

Архив