+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 1, 2014 г.

Мой ангел

Елена Борец

Она появилась в моей жизни, как ангел с неба.

Она протянула мне руку помощи, поверила в меня, в которую не верил уже никто. Я не имела права на жизнь, ведь я была наркоманкой. Без нее вряд ли я вообще сегодня была бы жива. Моя история могла бы закончиться трагически еще 7 лет назад, но благодаря ее неравнодушному сердцу, упорству и молитвам у меня появился в жизни шанс. Эта история про нее.

Мое тело ныло от кровоподтеков и ссадин. К этому букету болевых ощущений прибавлялось еще и невыносимое состояние кумара. Я брела по улице, медленно переставляя ноги. У меня были сломаны ребра, и каждый шаг доставлял неимоверную боль. Я вышла рано утром, пока еще улицы не стали многолюдны, чтобы попасть в наркологический диспансер и получить долгожданное направление на лечение.

У меня, вот уже в который раз, появилась надежда, что я смогу вылечиться от зависимости. Мне пришлось ждать целых 10 дней результата анализов на ВИЧ. Это было томительное ожидание. Это сейчас медицина шагнула далеко вперед, и для получения результата требуется лишь несколько дней, а тогда, восемь лет назад, именно столько времени требовалось для выявления или отсутствия антител к ВИЧ. И самое главное, отрицательный результат ВИЧ не только нес в себе радость, типа «Ух, пронесло!», но и являлся неотъемлемым условием поступления в наркологию.

Поэтому, ковыляя по улице в утренний час и избегая пытливых взглядов прохожих, я молила про себя Бога, чтобы ВИЧ у меня не обнаружили. Ну вот, наконец, передо мною долгожданное здание, я отворяю тяжелую деревянную дверь и через несколько минут сижу в кабинете у нарколога. Он задает мне какие­то банальные вопросы, на которые я пытаюсь отвечать вразумительно, и идет куда­то за моими результатами.

– Ну, голубушка, сейчас поглядим, что там с нашими результатами, – ласково щебечет он, почему­то называя результаты нашими.

Я вся напряглась в ожидании. Настоящая паника охватила меня за мгновение до объявления диагноза. Я побледнела. Я панически пыталась вспомнить хоть какие­то молитвы, услышанные в детстве от бабушки, но в голове лишь всплывали обрывки из молитв «Отче наш» и «Боже, царя храни». Я обещала Всевышнему, что никогда больше не буду колоться. Что никогда не буду ни пить, ни курить. Я еще много чего обещала, лишь бы только у меня этой заразы не оказалось. Когда нарколог уже вручил мне направление и сообщил об отрицательном результате, я протянула к заветной бумажке свои трясущиеся руки и глубоко выдохнула.

А доктор мне вслед произнес:

– Смотри, как перепугалась. Наверное, теперь уже точно никогда колоться не будешь.

Я тоже так думала: «Вот только подлечусь – и начну новую жизнь».

Ведь я так устала. Устала от этой «скользкой» жизни, которая заставляла меня постоянно врать, идти наперекор своей совести. Я так хотела прекратить это безумие, но внутренний «звереныш» постоянно требовал утоления голода. И я заливала в желудок спиртное, в вены – наркотик, а в легкие – густой, серый табачный дым. Это была моя атмосфера, в которой я жила с пятнадцати лет. Пока мне удавалось «вырубить» себя, «звереныш» замолкал, когда же сознание возвращалось, то голос его становился еще сильнее, смешиваясь с кричащим голосом совести.

И так постоянно. А выхода я не видела. Я так завидовала простым, нормальным людям и так ненавидела себя за свою слабость. Мне пришлось заниматься проституцией, чтобы добывать деньги на «дозу», это было для меня такой низостью. Накануне меня избил один из пьяных клиентов. После его издевательств я едва осталась жива. Тело было сине­черного цвета, ребра сломаны, волосы вырваны. Этот пережитый кошмар и подтолкнул меня к решению вновь попробовать начать новую жизнь.

Я лежала на больничной койке, свернувшись калачиком и подтянув коленки к самому подбородку. Таким образом боль от сломанных ребер чуть утихала. Я лежала и ждала действия только что принятых лекарств. Нам выдали вечернюю дозу порошков, которые специально схимичили для нас лучшие наркологи. Эти порошки наркоманы называли «закрутками». Сие название они получили от того, что после их приема возникало такое ощущение, что твои мозги и впрямь закрутили: начинались какие­то диковинные видения, слышались странные звуки, и человек превращался, мягко говоря, в идиота. Правда, это было временно. Наркологи обещали перепуганным родителям, что после двухнедельного курса они получат свое чадо здоровым и невредимым.

Я пыталась уснуть, уйти в забытье, чтобы время быстрее пролетело. Под «закрутками» человек и впрямь терял ощущение реальности и времени.

И тут я увидела в дверном проеме необыкновенно красивую девушку с кудрявыми волосами и огромными голубыми глазами. Она улыбалась и была похожа на ангела. Замечу, что под действием «закруток» мерещились не только ангелы, но и черти, и сие видение я отнесла к галлюцинациям, которые, как я поняла, у меня уже начались. Но, к моему удивлению, она заговорила. Девушка присела на край моей кровати и взяла мою ладонь в свою. От ее теплого прикосновения, мне показалось, даже боль утихла. Я поняла, что это не видение и не галлюцинация, а прекрасная девушка, невесть откуда появившаяся в этих мрачных местах.

И вдруг она стала гладить мою худую, исполосованную синими дорожками от уколов руку и говорить необычные слова:

– Ты не должна жить такой жизнью. Бог приготовил для тебя прекрасное будущее. Ты станешь счастливым человеком, если покаешься и изменишь свою жизнь. Бог очень сильно любит тебя!

Мне настолько было непривычно слышать такие слова, что я даже на мгновение опешила. Я столько гадостей слышала в свой адрес, что уже привыкла ко всему. Таким, как я, не место в обществе. Я это знала и никого не винила. Как говорят: «В семье не без урода», и я чувствовала себя этим уродом, приняв это как приговор. А здесь мне говорили про какое­то прекрасное будущее... Странно.

Первая мысль, появившаяся в моей пока еще не совсем затуманенной голове была: «Кто она? И кто ее сюда пустил?» Отделение наркологии было закрытого типа. Посещение разрешалось только родственникам наркозависимых. И то к ним выводили их непутевое чадо, если оное, конечно, было в состоянии.

Девушка попросила разрешения помолиться за меня.

«Ладно, – подумала я. – От молитвы хуже мне уже не будет». И разрешила.

Я помню, как она за меня молилась, а потом попросила разрешения проведывать меня. Потом она регулярно приходила ко мне, приносила вкусные сладости (которые просто требует начинающий отходить от наркотиков организм) и продолжала вселять в меня надежду на лучшую жизнь. Ее звали, к моему удивлению, как и меня, Лена.

Прошло немного времени, и я вновь вернулась к наркотикам. Я не могла уже жить трезвой жизнью. Без наркотиков у меня начиналась такая депрессия, что хотелось покончить с собой. Хотя и действие наркотика уже не ощущалось. Я просто принимала их не для удовольствия, а для поддержания организма в обычном состоянии. Все пошло обычным чередом: трасса, проституция, наркотики, милиция.

Необычным в этом жизненном потоке было только появление Леночки. Она приходила ко мне регулярно. И все так же говорила мне о любви. Я злилась и не хотела ее видеть. Она начала меня утомлять. Моя злость росла еще и оттого, что я не могла измениться. Я не могла ее больше слушать и не открывала ей двери. Бывали моменты, когда мое тело под воздействием алкоголя лежало неподвижно на кровати, тогда моя мама шла открывать Леночке двери. Она заходила в дом, все так же садилась у кровати, молилась за меня и пыталась утешить мою плачущую мать.

Прошел год после того, как я познакомилась с Леночкой. У меня обнаружили ВИЧ. Все­таки настиг меня страшный диагноз. Мама, после утомительных попыток спасти меня, выгнала из дому. Единственного сына забрали в интернат. Я осталась на улице. Одна. Моя жизнь превратилась в сплошной кошмар. Я и жить больше так не могла, и умереть не было сил. Единственным выходом было – еще больше заливаться всевозможной гадостью, чтобы поскорее сдохнуть. И однажды это случилось. Накануне меня привезла скорая помощь, всю побитую, худую, в сильнейшем состоянии абстиненции, в отделение СПИДа. Мое сердце не выдержало нагрузки и остановилось на 3,5 минуты. Благодаря врачу из реанимации меня вернули к жизни.

Это было семь лет назад. Я попала в церковь благодаря Леночке. Прошла программу реабилитации в центре «Новая жизнь» в г. Хмельницком. Забрала сына из интерната. Вся моя семья, увидев необыкновенное чудо моего перевоплощения, тоже пришла в церковь.

От чтения Божьего Слова у меня стало меняться мышление. Даже стал восстанавливаться деградированный разум. (Свидетельством чему – это мое исповедание. Я не умела раньше ни писать, ни логично мыслить).

Я сама увидела смысл своей жизни в том, чтобы помогать другим. Стала работать в социальной сфере с осужденными и с потребителями наркотиков. Я давно мечтала написать о Леночке, о моем небесном ангеле, посланном Самим Богом, чтобы она помогла мне выкарабкаться из этой ямы. Она до сих пор без слез не может вспоминать, как боролась за меня. Я ее сейчас так и называю – мой Ангелочек. Я не смогла бы вернуться сама к нормальному образу жизни.

Этот рассказ о моем прошлом посвящается всем людям, которые не отворачиваются от проблемных людей, а протягивают руку помощи. Тем, кто меняет этот мир своей добротой и милосердием. Спасибо вам всем, имеющим неравнодушное, любящее сердце! Вас никогда не смогут забыть те, кому вы помогли.

Архив