+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 4, 2013 г.

О правде и праведности

Андрей Юхименко

О правде и праведности

Чего христианам не хватает для полного счастья

«Как хорошо было бы, если бы в мире все люди любили друг друга», – думал я, сидя у небольшого деревенского пруда. Моя детская душа впервые впустила такой недетский вопрос. Светило жаркое солнце, друзья звали понырять, а для меня как будто остановилось время – и я по-детски удивлялся, почему такой простой истины не могли понять взрослые.

Этот вопрос у меня возник после того, как я услышал по телевизору о прекращении переговоров по сокращению ядерных вооружений между СССР и США. Перед глазами стояли серый гриб Хиросимы, тень на стене от мгновенно сгоревшего ребенка, язвы лучевой болезни. «Почему, почему американцы не могут понять, что это все ужасно?» – спрашивал я себя.

Избавившись от детской наивности в вопросах внешней политики, я до сих пор не могу избавиться от этого навязчивого вопроса. Его я задал человеку, который впервые рассказал мне о Христе, когда мне было лет двадцать. С тех пор я слышал много теологически верных ответов. Но они почему-то не снимают вопроса. И я пришел к выводу, что он является частью жизни. «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся», –  сказал Христос. Я испытываю жажду – вот в чем дело.

Жажда

Жителю Палестины времен Иисуса Христа были очень хорошо известны понятия жажды и голода. Историки говорят, что обычный человек тогда ел мясо раз в неделю. У меня так было в конце 80-х годов XX века. Но, я думаю, более, чем тем израильтянам, эти понятия известны моим родственникам, пережившим голод 30–40-х годов. Тот голод так сильно въелся в их сущность, что они, кажется, ни о чем так охотно не говорят, как о еде. «Ми люди прості, любим гроші и харчі хороші”, – говорят у нас, в Украине. Иногда мне кажется, что беспокойство о наполнении холодильника и есть главная движущая сила многих моих соотечественников старшего возраста. Мне их трудно понять.

Но Иисус таких отлично понимал. И потому сказал, что стремление к правде так же, как желание утолить физический голод и жажду, должно заставлять тебя вставать с постели до восхода солнца, трудиться под его палящими лучами... Оно должно быть твоей первой мыслью каждый день. Ты должен говорить о правде с близкими и друзьями вечером, за столом, на работе, если, конечно, хочешь быть счастливым. А как еще достучаться к сердцам тех, кто, подобно нам, привык к мысли, что рецепт счастья прост?!

Сегодня мы стараемся описать рецепт счастья через инструменты, подобные пирамиде человеческих нужд, американского социолога Абрахама Маслоу. Он учил, что человеком движут потребности – сначала самые простые, вроде голода и холода, а затем более сложные, такие, как признание, самореализация и решение проблем. Мы упорно верим, что если все нужды удовлетворить, то наступит блаженство. Кстати, в теории менеджмента эта пирамида используется для того, чтобы дать людям цель в жизни, которая бы заставила их работать лучше.

Учение Спасителя иного рода. В нем нет того, что мы называем «простым человеческим счастьем». По крайней мере, одним из условий блаженства является страстное желание правды, сравнимое по своей интенсивности со стремлением избавиться от голодных болей в животе и со страхом смерти.

Правда, или праведность

Ключ к счастью лежит в страстном желании правды. Того, что, по мнению авторов известных библейских комментариев Джемесона, Фоссета и Брауна, лютеранские и некоторые евангельские богословы стремятся понимать в первую очередь как оправдание грешника перед Богом. «Люди не могут оправдаться перед Богом собственными силами, заслугами и делами, но оправдываются даром, ради Христа, верой. Когда они веруют, что принимаются с благосклонностью и что их грехи прощены ради Христа, Который Своей смертью искупил их грехи, эту веру Бог вменяет им в праведность», – говорится в вероучительном документе лютеран – Аугсбургском исповедании веры. Эти мысли мы находим в Послании к римлянам (3:4) и у Иеремии (23:6). В последнем отрывке говорится, что «Господь – оправдание наше».

Как же не желать такой праведности? Как же не почувствовать блаженство грешнику, утомленному борьбой с грехами и жизненными неудачами, при одной только мысли, что Бог его любит? Но то, что греет в начале христианской жизни, может повеять ледяным холодом, после того как ты уже некоторое время жил с Ним.

–    Я хочу вернуть себе первую любовь, – с нотками разочарования в голосе поделилась как-то со мной одна христианка.

– Разве Вы не уверены, что Бог Вас любит? – спросил я.

– Да, но мне этого мало. Я хочу чувствовать то, что было сразу после того, как я уверовала.

Подобные слова я слышал от многих верующих, при этом они были полностью уверены в неизменности Божьей любви. Все дело в том, что, избавившись от наказания за грех, мы остаемся на этой грешной земле. И она рано или поздно заставляет нас терпеть жажду и голод. И потому не лишним будет взглянуть на другую сторону медали под названием «Праведность». Иисус сказал: «Если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, вы не войдете в Царство Небесное» (Мф. 5:20). Праведность фарисеев заключалась в молитвах и милостыне, сотворенных напоказ, для того чтобы показаться религиозными, а в том обществе это давало определенный статус и деньги. Наша праведность должна состоять в исполнении всего этого, но только не для людей, а для Бога. Отличие лишь в том, с каким отношением мы исполняем добрые дела. В Псалме 23:3 говорится: «Кто взойдет на гору Господню или кто станет на святом месте Его?» Ответ псалмопевца прост: те, кто не нарушал закон. Очевидно, что таких людей нет. Но здесь мы видим высокий идеал, к которому Бог призывает своих верных. «Блаженны хранящие суд и творящие правду во всякое время!» (Пс. 105:3). «Ибо Господь праведен, любит правду, лицо Его видит праведника» (Пс. 10:7).

И еще в одном популярном комментарии Уильяма Мак-Дональда отмечается, что правда, которую мы так страстно должны желать, – это честное и справедливое сообщество, практическая святость. В полной мере верующие насладятся ею в Царстве Небесном. Но и в этом мире мы можем желать правды грядущего века и творить ее. Стремиться к правде Бога, делать все, что в твоих силах, для того чтобы в сфере твоей ответственности все соответствовало Его закону, – вот составляющая человеческого счастья, о которой не расскажут ни в сериалах, ни в университетах.

Страстное желание

Нельзя сказать, что люди в этом мире не жаждут правды. О ней знают, например, писатели. «Хороший рассказ – это правда, написанная благозвучно», – услышал я однажды во время семинара киевского писателя Густава Водички. «Если бы вас повесить вниз ногами и начать поджигать волосы зажигалкой, вы бы сразу начали выдавать правду жизни, – поучал наш лектор. – Один из самых лучших рассказов был написан человеком, который сидел в одиночке в ожидании утра казни. Рассказ этот был написан на клочке бумаги, найденном в камере». Писатель обещал, что к концу семинара мы все станем на этот путь. Никто из нас не стал Чеховым. Но я помню, как нелепо выглядели те рассказы, которые мы «сотворили» на второй день семинара. И как я искренне смеялся над поразительными юмористическими рассказами моих сокурсников, почти плакал, когда они начали открывать душу. Когда мы достали из своей закрытой за семью замками души правду, мы стали родными. «Как было бы хорошо, если бы мы все любили друг друга», – вспомнилось мне.

Жажду правды я замечаю повсюду. В конце прошлого года весь азиатский мир потрясла история о жестоком изнасиловании в Индии. Она не сходила со страниц не только западных, но и мусульманских газет. Все началось с того, что группа из шести молодчиков согласилась подвезти молодую пару после ночного киносеанса. В машине они с помощью железных прутов их избили, изнасиловали девушку и выбросили их раздетыми на обочину. Таких историй в Индии, Пакистане, Бангладеш, да и в Европе тысячи. Но на этот раз случай стал известен через прессу всей стране. И люди вышли на улицы. Вся Индия требовала линчевать преступников. Лига адвокатов отказала им в защите. Массовые акции приобрели такой размах, что полиции пришлось применять спец-средства. Этот случай может стать началом пересмотра всей юридической системы страны, в которой обычно даже не регистрировали случаи изнасилования в полиции.

Такая жажда справедливости не редкость. Я вспоминаю проходившую на моих глазах «Оранжевую революцию» в Киеве. Тогда владельцы близлежащих к центральной площади кварталов специально варили обеды для митингующих, а один из предпринимателей рассказывал, что специально загрузил грузовик колбасой и раздавал ее на Майдане. «Мы выступали не за и не против кого-то, а за наше право на справедливые выборы», — рассказывали мне демонстранты. Люди всегда ищут справедливости. Но дело в том, что большинство революций заканчиваются, а справедливость не наступает. И приходит апатия.

Чья это справедливость

Причина апатии в том, что вполне справедливая жажда правды нередко сосредоточена вокруг человека. Библейская же жажда и алчба крутится вокруг Бога. В Псалме 8:3 Давид говорит странные слова: «Из уст младенцев и грудных детей  Ты устроил хвалу, ради врагов Твоих, дабы сделать безмолвным врага и мстителя». То, что здесь упоминаются враги, дает понять, что он особенно радовался победе Бога, Его справедливости. Возможно, услышанный им крик его детей напомнил ему о том, что он мог лежать в сырой земле. Что же, как не блаженство, он испытывал в этот момент?!

Конечно, мы не можем рассчитывать на восстановление полной справедливости в «веке сем». Но разве отсутствие слуха мешает наслаждаться музыкой, а осознание неизлечимости всех болезней – заниматься медициной, говорится в библейском комментарии Баркли. Так почему же мы не можем надеяться на то, что Бог через нас, таких слабых, изменит окружающие нас обстоятельства в соответствии со Своим законом? Разве у нас нет примеров того, как Женева из развращенного европейского городка под действием реформ Жана Кальвина стала примером для всей христианской Европы?! Мой друг рассказывал мне, что во время проведения Всемирного экономического форума в швейцарском Давосе русским туристам раздавали брошюры, в которых было написано, что в городе ждут не коррупционеров и не бывших мафиози. Разве только уверенность в том, что мы оправданы, может сделать нас блаженными?!

Архив