+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 3, 2013 г.

Люди сильной воли, или учиться мужеству и кротости

Борис Зудерман

Странное сочетание. Ведь под кроткими мы обычно понимаем тех, кто всю жизнь прижат к стенке, кто в очереди всегда последний, кого все толкают и пихают. Кого никто толком не слушает, кто из страха, что высмеют, боится рот открыть, мнением которого никто не интересуется. Некоторых они раздражают, злят. Злят своей улыбкой, когда их выдавливают из очереди и они опять становятся в ее конец, дескать, ничего, постоим, время есть. Злят, когда их обматерили, а они молчат в ответ, улыбаются, мол, ну ничего, у человека день был плохой. Злят, когда у них что-то украли, а они не поднимают крик, не мчатся в полицию, а пожимают плечами: может, кому-то что-то нужней было.

Другие умиляются. Ну, надо же, какой кроткий, слова не скажет, а все сносит и все терпит. Но предложи такому умиляющемуся самому стать кротким, так он крепко задумается. Перспектива не устраивает. Любоваться кротким – это одно, но самому вот так всю жизнь быть крайним – совсем другое.

К тому же громким больше верят. Громкие аргументы кажутся более убедительными. Кто идет по головам, тот в глазах людей чего-то добивается. За пробивными можно следовать, они доведут до цели.

И тем не менее Иисус называет именно кротких блаженными. Может быть, чтобы утешить их? Дескать, ребята, не унывайте, подождите, пока ваше время подойдет. У шустрых и наглых скоро сила кончится – и тогда наступит и на вашей улице праздник.

Или, может быть, мы под словом «кроткий» понимаем что-то не то? Слово «кроткий» имеет общий корень с такими словами, как «короткий», «краткий», «укротить», «укрощенный», «укоротить». То есть все они выражают мысль, что с этим человеком что-то произошло. Он стал короче, укрощенней, спокойней. Может быть, даже миролюбивей. Это не значит, что его волю сломали или у него пропала сила. Нет, сила и воля в нем есть, но он ими пользуется только по назначению. Он может толкать локтями, но он сознательно стоит спокойно. Он может проявить свою волю, но он этого не делает. И не потому, что люди его укротили, а потому что он сам этого хотел. Вернее, не сам, но об этом немного позже. Никто не ломал его, но он умеет сдерживать себя. Никто не заставляет его молчать, но он сознательно ждет часа, когда его слова будут к месту и будут востребованы. В нем есть потенциал, но он не выставляет его напоказ. Он не лезет напролом, но умеет ждать, когда его попросят о помощи. Он никогда не сядет на почетное место, но терпеливо подождет, когда наступит его час.

Лев в цирке намного сильней своего дрессировщика, но дрессировщик сумел укротить льва, и зверь полностью подчиняется воле человека. Когда кто-то утверждает, что не может управлять собой, что характер у него такой и ничего не поделаешь, то мне всегда хочется сводить этого человека в цирк. Лев сам себя укротить не может. Так и человек это не может сделать.

Есть люди, которые прикладывают все усилия, чтобы сделать своих детей кроткими. Дети должны в присутствии взрослых молчать, никогда никому не перечить, желания взрослых безоговорочно выполнять. Один служитель, отец большого семейства, мне как-то заявил, что только дети со сломленной волей послушные и кроткие и из них получаются хорошие христиане. Он приучал своих детей к раболепию, запрещал им задавать ненужные вопросы, а тем более перечить. Он заставлял своих детей делать порой совершенно бессмысленные вещи, лишь бы испытать их послушание. При этом он по делу и без дела использовал розгу.

Этот отец не понял что-то очень важное. Кротость и сломленная воля – это совершенно разные вещи. Сломленная воля делает человека слабым и безвольным. Им легче манипулировать, он быстрее может стать жертвой диктатора или просто плохого человека. Хотя я замечал, что когда люди со сломленной волей взрослеют, то у них нередко восстанавливается воля и они сами могут стать жестокими и мстительными.

Кротким человека не сделаешь. Это может сделать только Господь. Он может нас перевоспитать, сделать новым творением.

Если мы обратим наше внимание на героев Библии, то увидим, что это были люди с отнюдь не сломленной волей. Это были сильные, волевые личности, которые могли постоять за истину. Например, о Моисее сказано, что он был «кротчайший из всех людей на земле» (Чис. 12:3). Но одновременно он был и вождем огромного народа, который он многие годы вел по пустыне и решал все их нужды и проблемы.

Кротость – это не слабость. Это, с одной стороны, сострадание по отношению к страдающим, мягкость – к слабым, а с другой стороны, твердость в убеждениях, целеустремленность в достижении поставленных задач. Умение сдержать себя, когда хочется излить свой гнев.

Иисус называет таких людей блаженными, то есть в высшей мере счастливыми. Они достигли состояния, в котором многое из того, что других людей волнует, выводит из себя, заставляет кричать и лезть напролом, оставляет спокойными. Они стоят над людскими проблемами. Они умеют наблюдать, сортировать, выбирать и действовать в правильном направлении. У них другие ценности, другие приоритеты. Они умеют доверять свои проблемы Господу. Доверять так, что проблемы их больше не тревожат, они как бы исчезают. Кроткие умеют отличать важное от ненужного, главное от второстепенного. Для них, например, место в очереди подчинено внутреннему покою. И мир с ближним для них важнее полного холодильника. Когда надо, они могут молчать, а когда они востребованы, могут и сказать веское слово. Они не паникуют по мелочам, но и не молчат, когда видят несправедливость. Именно такие люди нужны Иисусу для Его Царства.

В 1955 году темнокожая Роза Паркс в американском штате Алабама села в автобусе не на свое место. Ее попросили сесть на место для темнокожих, но там все места были заняты. Она ехала с работы домой, очень устала и хотела просто спокойно ехать. Она отказалась пересесть, и ее арестовали. Несколькими днями позже она стояла на многотысячном митинге рядом с Мартином Лютером Кингом. Это было начало движения за равноправие цветного населения Америки с белыми. Мартин Кинг произносил пламенную речь, а Роза молчала. Но ее присутствие производило на людей электризирующее действие. Ее тихое, целеустремленное противостояние действовало так же, как блестящие речи пастора Кинга. Роза Паркс вошла в историю как кроткий борец за дело справедливости в Америке.

Но как стать кротким? Это всегда вопрос принятия решения. Вы согласитесь со мной, уважаемые читатели, что большая часть нашей жизни состоит из решений. Мы постоянно попадаем в ситуации, в которых должны принимать решения. Например, я замечаю, что на работе я больше не выполняю свое задание. У меня просто не хватает квалификации. Я принимаю решение пойти учиться. Это могут быть курсы, колледж или даже университет. Но, начав учиться, я должен опять принять решение, я должен принять то, что мне говорят учителя или профессора. То есть я должен позволить преподавателям что-то изменить во мне, в моих знаниях, мировоззрении, видении той или иной проблемы. Я должен быть готовым к внутренним переменам, которые вызовут во мне новые знания. Глупо, если я начну учиться, но не буду верить учителям. Доверяя им что-то изменить в себе, я оказываю им свое доверие, я показываю им, что они что-то знают или имеют, в чем я нуждаюсь.

Или возьмем другой пример. В вас есть одна неприятная черта характера. Вначале ваши родители обращают на это внимание, а потом и общество, в котором вы находитесь, начинает обходить вас. И вы принимаете решение измениться. Вы замечаете? Вы опять должны принять решение. Как вы это сделаете, это второй вопрос, но все начинается с принятия решения.

Я слышал о хозяине одной фирмы, который имел несносный характер, поэтому никто не хотел у него работать. Но потом кто-то обратил внимание этого человека на его манеру обхождения с окружающими. Вначале тот сопротивлялся и пытался свалить вину на кого попало, но потом принял решение измениться. После беседы с хорошим и честным другом он начал изменять себя. И начал с того, что каждое утро обходил своих сотрудников, от зама до уборщицы, с каждым здоровался и интересовался их личным самочувствием и их семьей. На это у него уходила масса времени, и вскоре он заметил, что климат в фирме заметно улучшился, да и сам он стал чувствовать себя более легко и свободно.

Таких решений, больших или малых, мы принимаем множество. Некоторые решения могут изменить наш характер, другие – даже судьбу. Чтобы стать блаженным, надо принять целый ряд решений: надо хотеть стать нищим духом, иметь чистое сердце, надо принять решение скорбеть со скорбящими, стать миротворцем в окружающей  среде. Эти решения никто за нас не примет. Никто нас насильно кроткими и чистыми сердцем не сделает. Мы должны раскрыться для действия Бога в нашей жизни, в нашем характере, в наших мировоззрениях. Мы должны стремиться к высшим целям, а действовать в нас будет Он.

Кротость – это такое качество характера, которое мы сами достичь не в состоянии. Редко какой человек кроток от природы. А если кто-то эту черту и имеет, то он далеко не всегда счастлив от этого. Ведь его постоянно притесняют и вытесняют.

Кто уж стремится к такой добродетели?! Однако Господь желает, чтобы это качество было присуще всем христианам и вызывало в нас осознание обладания  блаженством. Он хочет, чтобы мы сделали достижение кротости одной из целей нашей жизни. Так, через апостола Павла Он наставляет первых христиан: «Кротость ваша да будет известна всем людям» (Флп. 4:5). А Тит получает задание наставлять христиан, «проявлять  всякую кротость ко всем людям» (Тит. 3:2).

И вот мы приняли решение открыть себя для действия Господа. Кротость появится в нас не с одного дня на другой. Это порой длительный и для большинства болезненный процесс. Но когда Бог действует в нас, это производит необыкновенное чувство блаженства. Нет ничего более благодатного, чем осознавать и чувствовать действие Бога в себе, когда Он изменяет нас. Поэтому Иисус и называет всех, находящихся в этом процессе преобразования, блаженными. Блаженны те, кто не смиряется со своим состоянием и принимает решение доверить себя Господу, со всей своей строптивостью, упрямством, желанием пробивать себе дорогу, орудуя локтями.

Блажен человек, открывающий себя для преобразующего влияния Его Духа и дающий произрасти в себе Его плоду. «Плод же Духа: ...кротость» (Гал. 5:23). Блажен, кто радуется, изучая Его Слово: «Радуюсь я слову Твоему, как получивший великую прибыль» (Пс. 118:162). Блажен, кто радуется новому в себе, в брате и в сестре. Блажен, кто готов ежедневно сокрушаться оттого, что еще не достиг совершенства.

Влияние Господа в нашей жизни всегда вызывает чувство блаженства.

Кроткие, по словам Иисуса, будут править землей. О какой земле говорит Иисус? О той, на которой мы сейчас живем? Или о земле, на которой будет находиться Тысячелетнее царство? Или о том жизненном пространстве, на котором мы когда-то будем проводить вечность? Среди исследователей Библии в этом вопросе нет единого мнения. Но мне хочется верить, что это происходит уже сейчас.

На первый взгляд, в нашем громком и строптивом веке кротким ну никак нет места. Ведь надо мчаться вперед, и одна реклама хочет перекричать другую. Ценится не тихая мысль, но громкое слово, а шагать по головам считается круто. Где уж тут место для кротких?!

Но если присмотреться повнимательней, то со времен Иисуса влияние кротких было, есть и будет. Кто-то в тиши кабинетов изучал Слово и потом через проповеди учил людей добру, что хорошо и что плохо. Это были кроткие. Конечно, среди них были такие, как Мартин Лютер и Билли Грэм, которые громогласными проповедями проникали в сердца людей и изменяли их. Но были и такие, как Джон Виклив или Ян Гус, которые в тиши кабинетов готовили почву для глобальных изменений в церкви и в обществе. Кто основал первые сиротские дома, приюты для престарелых и инвалидов? Это кроткие по ночам со слезами молили Господа о необходимых материальных средствах, а днем ходили по трущобам своих городов и собирали бездомных и больных. Это кроткие отправлялись в дальние страны, чтобы нести людям не только благую весть о любви Бога к ним, но также лечить их и обучать грамоте. Это были такие, как Альберт Швейцер, который мог часами оперировать маленького мальчика в Африке, а потом разъезжать по Европе и зажигательными речами побуждать людей жертвовать деньги для этого служения.

Таких примеров мы можем привести множество. Кроткие многое изменили и по сей день меняют в нашем мире. Только они делают это далеко не всегда громко и во всеуслышание. Если бы из нашего мира изъять влияние кротких, то он был бы намного бедней и, может быть, даже ужасней. Было бы больше войн, болезней, ненависти. Когда-нибудь в вечности мы сможем познакомиться с этими кроткими «преобразователями» нашего мира, и мы удивимся, сколько их было и сколько они сделали. А мне кажется, что больше всего мы удивимся, обнаружив самих себя среди них: «„„Господи! Когда мы видели Тебя алчущим и накормили? Или жаждущим – и напоили? Когда мы видели Тебя странником и приняли? Или нагим – и одели? Когда мы видели Тебя больным или в темнице и пришли к Тебе?“ И Царь скажет им в ответ: „„Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из этих братьев Моих меньших, то сделали Мне“» (Мф. 25:37–40).

Вот таковы они, кроткие: живут среди нас, внимательно наблюдают за происходящим вокруг, видят, не проходят мимо, действуют. И все это так естественно, что даже сами не замечают своих дел. Не ведут дневники, не пишут рапорты, они просто делают.

А началось это тихое шествие кротких с самого кротчайшего – с Иисуса Христа: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем» (Мф. 11:29). Обладая кладезью всех знаний, Он готов был ночью беседовать со стеснительным Никодимом. Он мог говорить пред тысячами людей, но тут же обнимал и благословлял малых детей. Будучи абсолютно безгрешным, взял на Себя всю грязь грехов этого мира. Мог повелевать миллионным небесным воинством, но дал отвести Себя на заклание. Какой огромной силой воли надо обладать, чтобы добровольно взять на Себя голгофские страдания. Это подвиг не для слабых. Великие подвиги рождаются там, где величайшее мужество действует совместно с величайшей кротостью. Ведь мужество без кротости не хочет умереть, оно живет ожиданиями лавров, оно хоть немного, но хочет насладиться победой и рассчитывает услышать аплодисменты. А кротость без мужества на подвиги не способна, она всю жизнь будет стоять прижатой к стене.

Иисуса вели не насильно, Он шел Сам. С одной стороны, огромное мужество, ведь Он знал, какие муки Его ожидают: «Сын Человеческий предан будет на распятие» (Мф. 26:2); «Если возможно, да минует Меня чаша сия» (26:39), а с другой – полнейшая кротость. «Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так и Он не отверзал уст Своих» (Ис. 53:7).

Теперь Он приглашает нас учиться у Него. Мужеству и кротости.

Архив