+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 6, 2012 г.

Власть андрогинов

Надежда Орлова

Не знает человечество покоя, нет, не знает. Оно постоянно находится в поисках счастья. И в постоянном поиске причин, мешающих это самое счастье обрести. Вот приняли все меры для упрочения мира во всем мире, а начался новый виток гонки вооружения. Вот достигли развитой экономики, а она вдруг накренилась и готова рухнуть, увлекая державы в очередной кризис и дефолт. Вот достигли желанной свободы для народов и каждой отдельной личности, а попали всем миром в страшное рабство. И желанная цель – «будете, как боги» – все так же притягательна и так же далека, как и тогда, когда впервые прозвучала для человеческих ушей.

И что делать прикажете? Продолжать, конечно же, борьбу за свои «права на счастье». Вот только каждая новая победа приносит более тяжкое поражение. Погоня за иллюзией бесконечна, и бесконечен поиск врагов, которые мешают эту иллюзию нагнать.

Вот и в последней четверти века прошедшего удалось выявить очередных «врагов» всемирного счастья.

* * *

Вопрос равенства всегда волновал людей. Волновал до судорог в челюстях, до пены изо рта, до умопомрачения. Поэтому породил множество революций, казней, бунтов, войн и страданий. Что же делать, по-другому равенство не добудешь. Более-менее разобравшись с политическим и социальным равноправием, но так и не обретя оного, оглянулся человек в поисках причины, чего же еще-то не уравнял? И углядел: мужчина и женщина как-то сильно отличаются друг от друга. Непорядок, требуется борьба за равноправие...

Первыми об этом заговорили революционеры. Еще идеалисты-утописты в своих сладкоголосых сочинениях провозглашали право женщины работать наравне с мужчинами, заниматься наукой, обучаться военному делу, быть священнослужителями. Например, в первом коммунистическом проекте, созданном Томасом Мором в 1516 году, на острове Утопия все живут равноправно и очень счастливо, и лишь физиология определяет разницу между мужчинами и женщинами.

Дальше – больше. В написанном в 1602 году «Городе солнца», автором которого является Томмазо Кампанелла, живущие при коммунизме люди не только абсолютно равны, но имеют общее имущество, а также жен и детей.

Третий классик утопического социализма Франсуа Фурье на рубеже XVIII–XIX веков предлагал строить фаланстеры – особые домадворцы, в которых люди жили бы дружной коммуной, а браки заключались и распадались в зависимости от того, «пришла» любовь или «ушла».

Не остались в стороне и основоположники марксизмаленинизма. Фридрих Энгельс считал, что на заре цивилизации женщины попали в рабство к мужчинам, где и остаются на протяжении веков: «Первый социальный конфликт, имевший место в истории, совпадает с ростом антагонизма между мужем и женой в моногамной семье, а первое угнетение произошло одновременно с притеснением женщин мужчинами».

Советская власть приложила немало старания, «железной рукой загоняя человечество в счастливое будущее» (одних только лагерей и зон сколько пришлось построить для достижения всеобщего освобождения и равенства!). Озаботилась она, естественно, и проблемами пола. Наравне с мужчинами женщины получили доступ в университетские аудитории и цеха заводов, смогли встать у кульмана и токарного станка, а также взять в руки штурвал самолета и отбойный молоток и оказаться, таким образом, перед лицом «полной власти и – невыносимой – полной ответственности».

И феминизм, робко пробивавшийся сквозь косность XIX века, обрел идеологическую базу и поддержку одной шестой части суши. Однако и Запад не отставал в этом процессе: страны и народы дружно вставали под знамена свободных женщин. И что интересно, на заре этого течения его представительницы объясняли преобладание мужчин в политике, науке, военном деле мужским засильем и шовинизмом: загнав женщин на кухню, заперев в доме, не давал сильный пол им развиваться, получать образование и активно участвовать в жизни общества.

Но времена изменились. Стартовые позиции стали одинаковыми для всех: девочки и мальчики стали воспитываться вместе в детских яслях и садах, в школах и институтах. Все заимели одинаковые гражданские права, все равны перед законом, а в некоторых странах и перед воинской обязанностью. Тем не менее, во всех активно-общественных институтах доля мужчин остается на порядок выше. Почему? Феминистские организации дают ответ: это все тайный заговор мужчин не дает слабому полу пробить «стеклянный потолок» (специальный термин, придуманный для обозначения дискриминации женщин). Однако прекрасный пол в наше время на цивилизованном Западе имеет равные выборные права, но не спешит выбирать своих представительниц в органы власти, предпочитая им мужчин. Давно в прошлом мужское засилье во всех сферах деятельности человечества, однако, как и много столетий назад, большинство политиков, бизнесменов, художников, инженеров, ученых и прочая, и прочая, и прочая составляют мужчины. Да и соблюдать половое равноправие в роддомах или на лесоповале тоже достаточно проблематично. Расцвет идеологии феминизма принес женщинам сомнительные права трудиться наравне с мужчинами и... называться матерью-одиночкой.

* * *

Феминизм бурно пошел в рост в 1970-х. И тут неожиданно всплыла другая, темная, сторона сего явления – феминизация мужчин. К пресловутому лозунгу того времени: «Секс, наркотики и рок-н-ролл» можно смело приписать «и гомосек-суализм».

В 60-х годах прошлого столетия в моде закрепился стиль «унисекс». Он стал результатом студенческих волнений, движения хиппи и панккультуры. И вместо женственных манекенщиц по подиуму зашагали тонкие то ли девочки, то ли мальчики – сразу и не разберешь: плоскогрудые, с короткими стрижками «под мальчика», в одежде, не только не определяющей пол, но еще больше его нивелирующей. Героями (или героинями?) стали модели типа – «героин не принимающие, но выглядящие плохо». Стало модным словечко «андрогин», что в языческой мифологии обозначает существо, либо соединяющее в себе мужчину и женщину, либо начисто лишенное любых признаков пола. К слову сказать, Платон описывал их необычайно сильными и необычайно наглыми существами.

Начала развиваться целая индустрия, призванная свести к минимуму половые различия. Кроме произведений модельеров, в большинстве своем являющихся мужчинами-гомосексуалистами, появились парикмахерские салоны, где не стало привычного разделения на женского и мужского мастера (чтобы оставить на голове бобрик из волос, особого мастерства не требуется), дома мод стали выпускать косметику и парфюмерию, которую могут использовать все представители человечества. Ведущие аналитики говорят о том, что «унисекс» – это философия будущего, утверждающая равенство полов и их уничтожение. Вот как описаны представители этого стиля в одной интернет-статье:

«Если девушка, то высокая, с короткой стрижкой, а возможно, и без нее, или она свои волосы превратила в подобие мочалки: африканские косички, или дреды. Наша красавица худа до безобразия, аж кости выпирают: впалые щечки, маленький бюст, тоненькие ручки. Из одежды: мужская рубашка, галстук, брюки, пиджак, шляпа, ботинки на низком каблуке; потертые джинсы, мятая футболка, большой свитер со швами наружу или балахон, огромные солдатские ботинки; темные, сдержанные цвета.

В ее гардеробе можно встретить кожаные штаны и даже кожаную майку, она предпочитает косметику темных тонов, например, черную помаду. Украшения нашей героине больше всего нравятся кожаные, деревянные, из любого «помойного» материала, только не драгоценного. Девушка не боится прокалывать пупок или, скажем, нос, а может и татуировку набить. Смелость – девиз нашей минималистки.

Мужчины: жабо, всевозможные воланы, обтягивающие фигуру футболки и брюки, декольте, длинные волосы; яркие и пастельные цвета. Мужчины пока еще не надели лифчики, платья и юбки (хотя их уже вводят в мужские коллекции)».

И после таких рассуждений вот такой вывод: «Но для того чтобы жить в стиле „унисекс“, недостаточно просто носить удобные вещи, модную стрижку, пользоваться нейтральным парфюмом. Все дело в мироощущении, ради которого и были созданы все элементы этого стиля.

Человек, предпочитающий его, сознательно отказывается от внешних признаков, указывающих на его половую принадлежность, он вступает в ряды представителей „объединенного пола – unisex“. Именно в отсутствии визуальных отличий человек получает возможность полнее проявить свою личность, выделиться из толпы не по своему облику, а по поведению и образу мыслей.

И в этом плане „унисекс“ нисколько не ущемляет индивидуальность каждого человека, а, наоборот, убирает налет несущественных деталей».

Вот так называется теперь идентификация мужчин и женщин – «налет несущественных деталей».

А под покровами бесформенных одежд, в грубых башмаках на тяжелой платформе, змеино улыбаясь, шла по подиуму гендерная идеология…

* * *

В рассказе Энни Пру «Горбатая гора», по которому был снят одноименный фильм, повествуется об однополой любви двух американских ковбоев в 70-х годах прошлого века. Это суровые, неприхотливые труженики, живущие в суровых, неприхотливых условиях. Они проносят сквозь годы нежные чувства и преданность друг к другу. Все заканчивается плохо. И, конечно же, в трагической развязке виноваты узколобые и злобствующие «натуралы», впрочем, как виноваты они и в том, что эти двое стали не такими, как все. Проникновенный лиризм, спокойное осознание обреченности – лучшее обвинение и обличение тем, кто жестоко борется против сексменьшинств.

И таких героев становится все больше. Современная литература и киноиндустрия множат их и раскрашивают в розовоголубые тона, декорируя душевной чуткостью и тонкостью ранимой натуры. И вот уже, взявшись нежно за руки, бывшие изгои удостаиваются орденов, рыцарского достоинства, престижных наград и самого высокого внимания.

Все больше людей нетрадиционной ориентации появляется в среде творческой интеллигенции – художников, артистов (особенно балет лидирует в этом сомнительном первенстве), сценаристов, режиссеров, певцов. Отсюда и соответственное «окрашивание» мира искусств, призванного «воспитывать и прививать». Исподволь, ненавязчиво идет пропаганда гендерной идеологии, калеча души и подрастающего поколения, и людей более взрослых.

Все чаще в политических играх главным козырем предвыборной программы становится не политическая или религиозная толерантность, а сексуальная. Значит, «это комунибудь нужно». Нужно измененное психологическое состояние, нужны мужеподобные женщины и женственно-слабые мужчины. Мир активно «подсаживают» на иглу гомосексуализма. Зависимыми, ущербными, потерявшими нравственные ориентиры и собственную самоидентификацию людьми легче управлять, их легче направлять в нужное русло.

* * *

Интернет-энциклопедия Википедия дает следующее определение: гендер (англ. gender, от лат. genus «род») — социальный пол, определяющий поведение человека в обществе и то, как это поведение воспринимается. Это то «полоролевое» поведение, которое определяет отношения с другими людьми: друзьями, коллегами, одноклассниками, родителями, случайными прохожими и т. д.

В психологии и сексологии понятие «гендер» употребляется в более широком смысле, подразумевая любые психические или поведенческие свойства, предположительно отличающие мужчин от женщин.

Итак, термин «гендер» определяет роль, нормы, ценности, черты характера, приписываемые обществом женщинам и мужчинам через системы социализации, разделения труда, культурные ценности и символы. До недавнего прошлого все это базировалось на физиологических особенностях и функциональной разнице между мужчиной и женщиной. Женщина – это мать, заботящаяся о детях, их здоровье и развитии. Женщина – устроительница и хранительница домашнего уюта, преданная спутница и помощница мужчины. Мужчина – глава семьи, обеспечивающий членов семьи материально и духовно. И вот здесь и нашли лазейку борцы за всеобщее равенство: если гендер – это социальные нормы, т. е. приписываются обществом, значит, их, эти самые нормы, можно изменить. Например, заставить мужчин вести домашнее хозяйство, а женщин – заниматься политикой и бизнесом. Но как быть с основой – биологическим полом? Додумались и здесь: нужно поменять и физиологический пол. Договорились уже до того, что человек рождается двуполым и может сам выбирать, кем быть – мужчиной или женщиной. Более наглой, открытой и мощной атаки на христианские принципы, общественную мораль и непосредственно на семью в истории еще не было.

* * *

Уже много лет звучит призыв: «Уберите все отличия, перешагните рамки, снимите ограничения!» Для чего? «Чтобы стать самим собой!» – отвечают. Проблема в том, что и раз, и два переступив рамки, ограничения, запреты, «комплексы», человек потом шагает не останавливаясь, переступая все и вся. От запретного плода до убийства, как оказалось, всего несколько лет.

Сейчас люди подошли к очередным рамкам, которые требуется сломать и отбросить. Это рамки половой принадлежности. И както незаметно «угнетаемое» меньшинство встало во главе морали и поступательно и неотвратимо теснит апатичное большинство. И те, кто многие годы вопил о терпимости и равенстве (а то ж!), теперь, злорадно усмехаясь, приступают к планомерной зачистке.

Толерантность нашего времени агрессивна и беспощадна. Каждый читатель может видеть и слышать ее грозную поступь: здесь разорили хозяев отеля, отказавшихся предоставить номер для двух геев; там политик поплатился карьерой, позволив себе критическое замечание в адрес лесбийских сообществ. Каждый день нам являет примеры продвижения человечества в «светлое будущее без рамок и комплексов».

Некоторые страны уже дошли до отказа от слов «папа» и «мама», перейдя к безликим «родитель № 1 и родитель № 2». Толерантность запрещает людям называть черное – черным, грех – грехом. И вот уже из извращенцев гомосексуалисты, транссексуалы и иже с ними превращаются в «просто других». И эти «просто другие» имеют право пропагандировать свой, «иной», образ жизни, нахраписто заявлять о себе не только на улицах и площадях, маршируя в гейпарадах, но и диктовать политику целых государств, подминая мораль, перестраивая юридическую базу под себя. Имеют право усыновлять детей, совсем не заботясь о праве ребенка вырасти «обычным», а не «иным».

И новая мода по смене пола множит сторонников...

Разумное противостояние сексуальному разврату называют «гомофобией», приравнивая его к шовинизму и геноциду. И ряд стран уже вводят уголовную ответственность за любое негативное упоминание об однополой «любви».

И эта революция прошла тихо, крадучись, незаметно для многих. И у власти стали андрогины – мрачные порождения бесовского язычества. Когда это началось? Как мы это проглядели? Люди всегда ведутся на фальшивый лозунг о равенстве, подразумевая под ним тотальную уравниловку, которая уничтожает уникальность Божьего творения. И причиной такого стремления всех уравнять кроется в элементарной зависти. А ненавязчивое навязывание СМИ на ранних этапах переворота теперь агрессивно и напористо. А мы вроде как уже и привыкли к этой идеологии, вроде как и бороться против нее неудобно. Причем жертвы этой идеологии – морально, психически и физически искореженные мальчики и девочки – пополняют ряды ее защитников и носителей.

* * *

Последние годы наполнены ожиданием апокалипсиса. И хотя само слово изначально обозначает совсем не катастрофу, но в современный язык оно вошло как определение «конца света».

Фильмы, романы, концерты попмузыкантов буквально кричат об этом. И хотя большинство относится к этому саркастически, как к очередному модному течению, однако тема пользуется спросом, а значит, чтото подсознательно заставляет человечество вновь и вновь заглядывать в бездну, куда низвергнется Земля.

Современная философия как наука (а это уже не Голливуд и не Дэн Браун, это серьезные ученые мужи, сидящие в тиши заставленных фолиантами кабинетов) все больше и больше носит катастрофический характер провозглашает апокалиптическую обреченность смерти. Ее представители говорят о нарушении гендерных ролей, как о причине надвигающегося мирового бедствия. И соглашаются со словами апостола Павла, предупреждавшего: «Тайна беззакония уже в действии».Человечество за свою историю переступило много рамок и нарушило множество табу. На очереди – границы пола, настойчиво и последовательно разрушаемые массированной пропагандой. Причем, об этом уже упоминалось выше, разрушение половой идентификации происходит с раннего возраста. Еще один литературный пример – серия книг «Дом ночи» Ф. и К. Каст, написанные для подростков. Это бесконечное повествование о юных вампирах (еще одна тема – хит современности), проходящих обучение в закрытой спецшколе. Так вот, среди героев есть и мальчикгомосексуалист, который дружит с «хорошими» героями и которого третируют «плохие» персонажи. Ясное дело, что он и сам – преданный друг, отзывчивый товарищ, способный ученик и просто замечательный человек.

* * *

Города древних гомосексуалистов вошли в историю и стали нарицательными – Содом и Гоморра. Они олицетворяют разврат в самой предельной степени, доступной человеку, порок в самых страшных его проявлениях, полный хаос и отсутствие здравого смысла. И вот теперь осуществляется попытка весь мир поселить в этих городах.А что нового, «раскрепощенного» может предложить сатана? Безудержный блуд? Пьяные вакханалии? Сексуальные оргии? «Но это было уже в веках, бывших прежде нас». Новейшая история идет старым, проторенным путем. Путем сгоревших Содома и Гоморры (вот где еще на заре цивилизации народ так шагнул за рамки пола, что современному Западу остается лишь тихо плакать от зависти – толерантность для геев процветала, правда, «нетрадиционным меньшинствам», в кои попали все нормальные люди, было жить ох, как нелегко, в чем и убедились гости Лота). Путем завоеванного Вавилона, чьи стены рушились под ударами неприятеля аккурат в то время, когда все расслаблялись и под предводительством Валтасара преодолевали религиозные табу – «всем нельзя пить и есть из священной посуды Иерусалимского храма, а нам, свободным от предрассудков и комплексов, можно!»Атака сатаны происходит не только на институт брака, созданного Господом. Не только на разрушение естественных, нормальных, отношений между мужчинами и женщинами. Не только на уничтожение здорового потомства. Атака нацелена на Самого Творца, на образы Жениха и Невесты, на искажение, уничтожение в сознании людей удивительного союза Христа и Церкви.Святость брака, чистота сексуальных отношений многократно, многообразно подчеркнуты в Библии. Что только не предпринимал враг, чтобы разрушить и уничтожить их! Была сексуальная революция. Теперь явилась гендерная идеология. Современный мир насмешливо бросает в лицо христианам упрек в единообразии, в обезличивании, в отсутствии индивидуальности. А себя при этом мнит красочноярким, свободным и раскрепощенным. Было уже, проходили. Когда-то последователей Христа стали называть христианами, и это было насмешливое прозвище – «маленькие Христы», повторяющие все за своим Учителем. Вот только невдомек ему, миру, что Бог издревле говорит о сломанных рамках и изжитых комплексах: «Широки врата и пространен путь». Куда ведет, сами знаете.

Архив