+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 6, 2012 г.

Надпись на здании

Людмила Калашникова

Лера не сразу расслышала, как в прихожей зазвучала ее мобилка. Она отложила в сторону пульт, глубоко затянулась душистой сигаретой и прислушалась. Звонок снова и снова повторялся. Наконец, узнав хорошо знакомую мелодию, она догадалась, кто ее сейчас решил потревожить. «Опять Влад со своими приглашениями...» – вздохнула с легкой тенью досады и нехотя поднялась с дивана.

 – Да, Влад, привет! Чем занимаюсь? Вообще-то пока отдыхаю, вчера почти всю ночь играли на свадьбе. Что? В церковь? Ты снова об этом... Даже не знаю... Нет, в воскресенье не смогу. В ресторане юбилей заказал кто-то из крутых, солидный заказ. Знал бы ты, Владик, как нам тебя не хватает... – Лера решила перепрыгнуть на другую тему, но, кажется, она ее собеседника уже не интересовала, и она попробовала как-то выкрутиться: – А давай отложим твое собрание к следующему удобному разу. Я, если честно признаться, еще совсем не готова вот так, как ты, взять и все забросить ради Бога и церкви...

Но Влад продолжал ей что-то рассказывать, ненавязчиво настаивая на своем.

– Нет, извини, Владик, завтра ну никак не получится. Пока! –  она поспешно оборвала их натянутый разговор, чувствуя, что уже начинает внутри нервничать.

«Был же совсем недавно еще нормальный парень, пока не вбил себе в голову какогото Бога и не увлекся Библией. Предупреждали его наши ребята, что добром это все для него не кончится. Так и вышло. Оставить такую доходную работу! Первая бас-гитара! Гонорары, гастроли, развлечения... Нет, это простонапросто религиозный фанатизм! – Чтобы как-то скрасить свое огорчение, Лера закурила новую сигарету: – И чего ему еще не хватало? Неужели стать певчим в церковном хоре лучше и престижней, или  „регентом“, как  его там называют? Хотя, если посмотреть с другой стороны, Влад сильно изменился с тех пор, как ушел к баптистам. Довольный всегда и всем, жене не изменяет больше. Живет без спиртного и гулянок». Валерия анализировала жизнь своего давнего друга-гитариста, который с той поры, как уверовал, не дает им всем покоя, призывая тоже прийти к Богу. Выбор Влада все никак не укладывался у нее в голове, и Лера терялась: осуждать или одобрять его весьма странный, но решительный поступок.

«Неужели он действительно нашел в своей новой вере что-то необыкновенное? Оставил привычную жизнь, в которой часто были всякие разборки, ругань, пьянки – и вот сейчас жизнь стала у него совсем другой. Семьей дорожит, детками, а когда такое раньше было? Может, и в самом деле Бог может  вот так изменить человека?» – кажется, Лера потихоньку начинала видеть все новые и новые плюсы в характере своего коллеги. Она потушила сигарету и взглянула на их общее последнее фото, уже без Влада, где их музыкальный коллектив снят на каком-то торжестве. И как это она раньше не обратила внимания на то, что они все там безобразно пьяные? Ей впервые почему-то стало за себя стыдно.

«Ладно. Если Влад еще раз намекнет о своей церкви, соглашусь, чтобы не обиделся. Может, и у меня в жизни хоть что-то к лучшему изменится...»

Прошло несколько недель, и в один из вечеров Влад опять напомнил о себе звонком.

– Алло! Да, привет, Владик! Хорошохорошо, я сдаюсь и иду в твою церковь, тем более, что я завтра свободна и тебе обещала. Но учти, что делаю это только ради тебя. На какой улице? Да, знаю. И во сколько там ваше собрание? Долговато, ну, ладно, тогда до встречи! Пока!

В воскресенье, проснувшись по-раньше, Лера начала собираться на первое в своей жизни богослужение. Она старательно пересмотрела в шифоньере все, что висело на плечиках, и чуть сомневаясь, на чем же остановиться, отложила в сторону только самое нарядное. Надела новую миниюбку, ажурную шифоновую блузку с оригинальным декольте, примерила дорогие украшения, долго сидела за макияжем, затем сделала модную прическу, обулась в туфли на тоненьких шпильках и, довольная, осмотрела себя в зеркале. Наконец, вся «в броске» вышла на остановку. Девушка еще издалека узнала Дом молитвы, наверное, изза его необычного архитектурного вида и надписи на здании: «Бог есть любовь». Лера улыбнулась. Не спеша поднялась по ступенькам и робко открыла парадную дверь. Зайдя внутрь, уже чуть смелее зацокала каблучками, ловя на себе удивленные взгляды присутствующих. И вдруг в конце вестибюля Лера лицом к лицу столкнулась с пожилой, как ей показалось, очень благочестивой старушкой. Женщина изумленно уставилась на разодетую гостью, и ревность по Богу взыграла в ее сердце. От ее холодного, осуждающего взгляда и строгого лица девушка смутилась.

– Ты куда пришла, модница?  Тут тебе, красавица, не дискотека. Ты что, не знаешь, что здесь, в святом доме, люди Богу молятся? Вырядилась, как бесстыдница!

Лера растерялась, сразу остановилась, опешила, не зная, что делать: уйти или остаться? Она уже подалась на шаг назад, но тут вовремя подоспел Влад. Он тепло улыбнулся, ничего не подозревая о произошедшем:

– Хорошо, что ты не передумала и пришла, Лерка! Заходи, пожалуйста, в зал. Скоро уже начнется служение.

Расстроенная гостья через силу переступила порог огромного светлого зала с двумя балконами, наполненного людьми разного возраста. Скромно присела поближе к выходу и стала с интересом разглядывать хор и непонятные ей надписи на стенах. А ревностная сестра, заметив Леру, никак не могла успокоиться, что девица вызывающего вида не ушла. Женщина недовольно посматривала на девушку и о чем-то шепталась с соседками. Лера сидела как на иголках, ощущая на себе недоброжелательные взгляды. Но вот запел хор, и проповедник пригласил всех к молитве. Она впервые в жизни слушала, как молятся эти странные, чужие ей люди, пытаясь вникнуть в смысл их слов, и думала о себе: а что бы она хотела сказать сейчас Богу? «Я тоже грешница, большая грешница... И почему я раньше с этим не соглашалась?»

Что-то непонятное и странное происходило в ее сердце, и ей захотелось расплакаться. Едва сдерживая слезы, чтобы не растереть по лицу косметику, взволнованная девушка еле дождалась конца служения, первой поднялась и направилась к двери. Чьи-то торопливые шаги позади заставили Леру оглянуться. Все та же знакомая женщина сверлила ее осуждающими глазами:

– Ты, девица, сначала приведи себя в приличный вид, тогда и являйся в дом Божий. Стыд надо иметь!

Не выдержав этого, Лера пустилась бежать к выходу. В горле душили слезы. Она выскочила на улицу и дала им волю. Влад догнал ее у скамейки, когда она уже успОкоилась:

– Лера, почему ты, как Золушка, неожиданно убежала из собрания? Что случилось?

– Владик, я не знаю, зачем ты меня сюда пригласил, – она нарочно сделала ударение на слове «сюда».

– Как зачем? Неужели тебе у нас совсем не понравилось?

– Понравилось?! У вас вон на здании большими буквами написано: «Бог есть любовь». Но я этой любви, увы, не почувствовала... Прости, Влад, но больше меня никогда не зови в церковь. Я не приду...

Влад растерянно остался стоять среди двора, провожая глазами убегающую на троллейбус Валерию...

Архив