+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 5, 2012 г.

Поучительная осень

Зинаида Дубова

Утреннее солнце заглядывало в окно, около которого на большом кухонном столе Катерина споро лепила вареники. Их уже было налеплено немало, но семья у Катерины большая: детей восемь человек, да она с Иваном: ни много ни мало – десять человек. Отправив шестерых старших в школу и прислушиваясь, не проснулись ли малыши, Катерина за работой перебирала в памяти события воскресной поездки в Дом молитвы в соседний город. В деревне, где она жила, верующих христиан-баптистов не было. Каждое воскресенье Катерина ездила на собрание в небольшой провинциальный городок Уссурийск, где была небольшая церковь евангельских христиан-баптистов. Она вспоминала разговор с сестрами после собрания о способностях и талантах, которыми наделяет Господь.

Талантливых сестер в церкви было много, и каждая старалась послужить Господу. Когда высказались все сестры, уже в самом конце разговора, Катерина сказала мягко и несмело, как всегда, когда дело касалось говорить о себе: «А у меня никакого таланта нет, кроме терпения. Только это дает мне Господь». Все сестры единодушно восхитились Катиным даром, отметив, что она наделена самым лучшим даром из них.

Улыбаясь своим мыслям и продолжая работу, Катерина изредка поглядывала в окно. Начало сентября было теплым, летняя жара ушла, и дни, наполненные работами в огороде и в саду, были не в тягость. Хотелось поскорее выйти на улицу. Посматривая в окно, она видела возле забора кучу бревен, привезенных вчера Иваном. За неделю муж их распилит, поколет – и дров хватит на всю зиму. Размышляя так, Катерина вдруг увидела, как к бревнам подошел сосед дед Крылов, взял увесистое бревно за один конец и спокойно, как свое собственное, потащил к себе домой. Катиным соседом этот дед стал недавно, переехав сюда с другого конца деревни. Катиного благовестия о Христе он, как и другие соседи, не принимал, был вечно суровым и замкнутым. Увидев такую картину, Катерина вначале изумилась, потом возмутилась, быстро накинув куртку, выскочила на улицу и скоренько пошла догонять деда. Тот уже заходил в калитку. Быстро пройдя почти половину пути, Катерина начала сбавлять шаги. Ее вдруг пронзила мысль: «А что хорошего будет от разговора с дедом? Ну, выговорю ему, постыжу. А что потом? Как после этого я буду смотреть в глаза этому старому человеку? А может, это бревно ему нужнее? У нас их много, а у него ни одного. Да и Иван будет недоволен, мы ведь всегда со всеми соседями были в хороших отношениях». Так рассуждая и все замедляя шаг, Катерина прошла еще немного, а потом повернулась и тихонько пошла к своему дому, пристыженная собственными мыслями. Ивану она так ничего и не сказала.

Наступила поздняя осень. Неожиданно пала кормилица семьи корова Розка. Вечером с пастбища пришла понурая, а утром так и не поднялась. Когда ее увозили, чтобы где-то захоронить, Катерина с детьми сидела в комнате. Было непривычно тихо. Все: и мать, и дети – понимали, что потерять корову-кормилицу при такой большой семье, да еще в зиму и при том, что работал один Иван, было поистине страшно. Было от чего заголосить. Но нет. Катерина молча сидела на кровати, прижимая к себе малыша. Только слезы беспрестанно текли по щекам, да слегка шевелились губы. Вот он, дар Катерины – терпение. Ни слова отчаяния, сожаления, упрека. Дети обступили мать и тоже молчат. Тяжелая непривычная тишина повисла в доме.

После гибели Розки Иван еще больше почернел лицом. Что делать? Чем кормить семью, особенно малышей? Тяжело было в эти дни и взрослым, и малым. И как гром среди ясного неба вдруг случилось чудо! Тот самый малообщительный дед Крылов буквально через четыре дня после гибели Розки зашел в дом к Ивану, выложил деньги и сказал: «Вот, принес вам деньги на корову. Хранил их на особый случай, но, видно, они вам сейчас нужнее. А отдадите постепенно, как заработаете, не к спеху».

Это был выход из сложившейся ситуации. Сердечно благодарили деда Иван с Катериной. Иван как будто просветлел лицом, и дети повеселели. Как будто кто-то взял и разогнал черные тучи, сгустившиеся над семьей. Все как-то сразу устроилось. Буквально через несколько дней в соседнем селе Иван купил корову Голубку, спокойную, с хорошим удоем. А пока не было Голубки, Катерина брала молоко у того же деда Крылова.

Как же благодарила Катерина Господа за то, что Он, по великой милости Своей, удержал ее от неблаговидного поступка, дал ей возможность порассуждать и принять верное решение. Дед Крылов, как бы сознавая свой долг перед Ивановой семьей, пришел ей на выручку. «Ну не Божие ли это провидение?» – думала Катерина. Долгой была ее молитва в тот вечер, когда дед одолжил деньги. Слезы благодарности ручьем текли по лицу. В который раз Господь проявил к ней Свою любовь и милость! «Он меня слышит и видит каждый мой шаг, Он защита моя и помощь, и Он никогда меня не оставит», – еще раз утверждалась Катерина в этой истине.

Архив