+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 4, 2012 г.

Опоздала

Елена Лисиченко

Это произошло в 1978 году в городе Кохтла-Ярве (Эстония). Я приехала туда учиться на медсестру. Сама я родом из г. Первомайска Луганской области (Украина). В семье я третий ребенок из одиннадцати детей... После восьмого класса я хотела поступить учиться на медсестру. Но мне объяснили: «Если не комсомолка – никакой медсестры из тебя не получится! Нужно будет спасать больного, а ты будешь вместо этого молиться».

Вот и пришлось ехать учиться в Эстонию. Там в те времена к верующим относились намного терпимей и культурней. Мы с мамой приехали в г. Нарва к Козаковым – дяде Пете и тете Наде. Это были золотые люди, горячо любящие Господа. Детей у них не было, и я была им как родная дочь. Там, в поместной церкви, я и покаялась в пятнадцать лет...

Каждый понедельник мы с моей верующей подругой Любой Калининой уезжали в училище в г. Кохтла-Ярве на учебу. А в пятницу мы возвращались опять в г. На-рву. Жили в общежитии, которое было при училище. После учебы приходилось быстро выполнять домашнее задание. А вечером бежали в больницу на работу. Я там работала санитаркой по две-три ночи в неделю. Утром очень хотелось спать, но нужно было снова идти на занятия.

Однажды, как обычно, пришла на работу в свое отделение. Сразу принялась выполнять свои обязанности: полила цветы, помыла полы в палатах и коридоре, пообщалась с лежачими больными и поменяла им постельное белье. После выполнения своих обязанностей я собралась немного отдохнуть и выполнить домашнее задание. Но меня позвала постовая медсестра Таня и сказала: «К нам поступила еще одна пациентка. Она лежит в палате № 10 и ни с кем не желает разговаривать. Если она не захочет, то не делай уборку в ее палате. Завтра придут ее родные и сами все сделают. Эта женщина очень агрессивно настроена против всех медиков».

Я сразу же взяла все необходимое и пошла в эту палату. Открыв двери, я приветливо улыбнулась и поздоровалась. Но в ответ ничего не услышала. Прямо у окна сидела симпатичная черноглазая женщина средних лет.

Ее волнистые густые волосы почти касались пола. А по обе стороны кровати на тумбах стояли вазы с желтыми и красными розами. Незнакомка посмотрела на меня своими печальными красивыми глазами и отвернулась к окну, давая понять, что не желает со мной разговаривать. Я быстро вымыла полы и удалилась.

Дежурная медсестра объяснила мне, что у этой женщины рак почек. Она протянет еще три-четыре недели. Родные куда только ее не возили, ко всем целителям. Потратили огромные средства, но так и не смогли ничем помочь. Мне очень захотелось помочь этой душе, но я не знала, с чего начать, ведь мне было всего 16 лет.

Каждый раз я спешила на работу и в первую очередь интересовалась здоровьем этой загадочной пациентки. Особенно старательно убирала в ее палате и пыталась заговорить. Но постоянно кто-то нам мешал – то родственники появлялись совсем неожиданно, то заходил врач, то медсестры делали перевязки и процедуры.

Так прошли еще две недели. Здоровье больной все ухудшалось. И каждый раз при уборке этой палаты при всех моих попытках завести беседу между нами стояла какая-то стена.Как-то вечером мою больную посетила ее знакомая, и нам с медсестрой удалось немного узнать о жизни этой загадочной женщины. С этой подругой мы тихо общались в коридоре, дверь в палату была немного приоткрыта. Она-то и рассказала нам, сколько славы, цветов и поклонников было у этой пациентки. Есть у нее муж и сын, но ей некогда было заниматься семьей в связи с карьерой и поездками. Каждый жил для себя. Муж и сейчас где-то в командировке. Они жили, не обязывая друг друга семейными делами, и были свободны от воспитания ребенка, полностью возложив эти обязанности на родителей мужа. Ей нравилась такая жизнь. Подруга призналась, что Бога пациентка не отрицала. Больная считала, что в конце своей жизни успеет наладить отношения с Богом.Так прошла еще одна неделя. И вот я твердо решила:  завтра точно скажу этой женщине о Боге, чего бы мне это ни стоило. Будет она меня слушать или нет, мне хотелось рассказать ей о покаянии и о жертве Иисуса Христа. Я помолилась и взяла с собой Библию. Заранее нашла места, в которых написано о прощении, о вечной жизни, о покаянии, и заложила несколько закладок, чтобы не искать.

Когда я вошла в отделение больницы, к моему удивлению, в коридоре никого не было. Больные не прохаживались, как обычно, а сидели в палатах. Я быстро прошла в раздевалку и увидела постовую медсестру Таню. Она в тот день заступила на дежурство. Увидев меня, она обрадовалась и сказала: «Как я тебя ждала, ты была права! Теперь я знаю, что существует рай и ад!» Я удивленно посмотрела на нее и спрашиваю: «Я что, опоздала?» Таня молча кивнула и показала в сторону десятой палаты. Мне было очень больно и обидно, что я не успела поговорить и душа без покаяния пошла в ад.

Позже Таня рассказала мне, как это случилось. Как обычно, после обеда больные по очереди заходили в процедурный кабинет на уколы. Все было тихо и спокойно. Из палат доносился веселый смех, где-то звучала музыка. Затем послышался крик женщины о помощи из десятой палаты. Таня позвала дежурного врача, и они вместе вошли к умирающей. Больная попросила мед-сестру подойти поближе к ней и быстро схватила ее за край белого накрахмаленного халата. В ее глазах был ужас: «За мной уже пришли и стоят за вашей спиной!» Таня удивленно переглянулась с врачом и ответила, что, кроме них, никого в палате нет. Но больная уверяла, что в палате стоит еще один мужчина весь в черном. По ее словам, этот мужчина беззвучно смеялся, обнажая свои страшные зубы, манил ее к себе, протягивая к ней костлявые длинные пальцы. Медсестра попыталась освободить свой халат, но больная еще крепче схватила ее и простонала: «Я не хочу с ним идти! Помогите!» В этот момент с тумбы упала ваза с цветами и разбилась вдребезги. А умирающая проговорила: «Это он только что толкнул вазу и смеется, чтобы вы поверили…» Затем она еще несколько раз глубоко вздохнула. Ее большие глаза просили о помощи. Она издала несколько пронзительных стонов и испустила дух…

Таня нервно вырвала халат из руки умершей и быстро вышла из палаты. Врач тоже, удивленный услышанным и увиденным, не замедлил уйти в свою ординаторскую. С того времени прошло уже много лет. У меня трое родных детей и восемь приемных. Даже есть внук. Сколько милостей и чудес даровал мне мой Господь в моей жизни! Как чудно вел и оберегал все эти годы! Но иногда, вспоминая эту историю, мне очень печально оттого, что я не успела помочь обрести спасение той несчастной женщине. Почему так получилось, я, на-верное, узнаю только в вечности.

Эта история из моей юности научила меня многому в жизни. Я поняла, как важно всегда спешить сказать о Боге...

Архив