+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 2, 2012 г.

История одной любви

Тамара Кузьменкова

Это был его последний день дома, вечером он должен быть в больнице. Вроде бы ничего страшного, стало пошаливать сердце, нужно немного подлечиться – и все будет в порядке. Так ему сказали врачи. Сегодня такой хороший день, весна, так хочется жить. Земля даже здесь, на БАМе, начала потихоньку просыпаться от зимней спячки. Леониду шестьдесят семь лет, и приехал он на Север при довольно романтических обстоятельствах. Дело в том, что когда-то у него была жена и двое детей. Жил он в то время в городе Д. Днепропетровской области. К своим сорока семи годам он, как считал сам, достиг всего, чего хотел. Построил дом, посадил много деревьев и родил двух сыновей. Потом он стал мастером своего дела. Он был сварщиком шестого разряда и преподавал на курсах по подготовке сварщиков, которые были при вагоноремонтном заводе. Леонид очень гордился этим. Жизнь его текла размеренно и однотонно. Это как трамвай едет по рельсам – каждый день один и тот же маршрут, одни и те же остановки, обед и ужин по расписанию.

Казалось, что так будет всегда. Но он ошибался. Как-то раз в класс вошла маленькая, изящная, белокурая женщина. На вид ей было лет тридцать. Ее голубые глаза были словно два озера. Хотелось смотреть и смотреть не отрываясь. Леня потерял дар речи при виде этого чуда. «И это хрупкое создание хочет учиться на сварщика?» – подумал Леня. Начались занятия, теории было много, и Ольга, так звали новенькую, с усердием все записывала в тетрадь. Эти курсы были ускоренными, всего три месяца, и затем месяц практики. Каждый день Леонид входил в класс и искал глазами Ольгу. Он все время ждал, что она не выдержит и откажется от желания стать сварщиком. Такая профессия, согласитесь, больше подходит мужчине, чем женщине. Но Ольга благополучно сдала экзамен, и Леонид попросил быть ее руководителем практики. Ему казалось, что он знал ее всегда, что это именно она снилась ему во сне. Было такое впечатление, что вся его жизнь до их встречи не его жизнь. Он жил с женой. Он жил с женой просто потому, что она жена, мать его детей. Даже если жена уезжала на все лето к родителям, Леонид не скучал, и не колотилось сердце при встрече. А сейчас он засыпал и не мог дождаться утра, ему не хватало Олиных голубых глаз, ее заливистого смеха, ее белокурой головки. Все, что переполняло его сейчас, было так ново и так приятно. Он впервые в жизни по-настоящему влюбился, и ему было все равно, сколько ему лет. Это как первый раз прыгать с парашютом. Когда летишь в небе, свободен, как птица, а под ногами целый мир с его войнами, землетрясениями, наводнениями. А ты так далеко от всего, и ты счастлив, несмотря ни на что. Ольге было тридцать четыре года, она замужем, и у нее двое детей-подростков. Муж ее занимал высокое положение в городе. Он всячески протестовал, чтобы Ольга вообще работала. Но она настояла на своем решении. Леонид понимал, что у него нет никаких шансов, но ведь сердцу не прикажешь. В процессе практики они с Ольгой становились все ближе и ближе. Муж Ольги часто отсутствовал дома, и они подолгу гуляли по городу и говорили, говорили...

Однажды на заводе случилась беда: прорвало трубу в одном из цехов, и нужно было срочно заварить ее. Труба находилась высоко, под самым потолком, и Ольга вызвалась сделать эту работу. Леонид был в другом цехе. Ольгу подняли под самый потолок, но, чтобы заварить нужный стык, необходимо за что-то держаться. Ольга ухватилась за какой-то крюк в стене, начала сварку, и вдруг крюк выпадает с куском штукатурки, и Ольга летит вниз. Люди, работавшие в цехе, обомлели. Пол был бетонный, да и высота приличная. В этот момент в цех вбежал Леонид и поймал Ольгу на руки. От тяжести ее тела он упал, повторяя лишь одно: «Ну и тяжелая ты, милая». Потом взял ее лицо руками и стал целовать глаза, нос, губы. «Я больше никогда тебя не оставлю. Я люблю тебя, Ольга. Я не могу без тебя жить», – повторял он. Ольга плакала и тоже целовала Леонида. Онемевшие люди очнулись и захлопали в ладоши, радуясь благополучному исходу. Леонардо да Винчи когда-то сказал, что, если человек начал жизнь заново после сорока лет, – это гениальный человек. Я уж не знаю, как насчет гениальности, но Леониду было сорок семь, а Ольге тридцать четыре года, когда они зачеркнули свое прошлое и начали жить с чистого листа. Леонид взял лишь личные вещи, Ольгу с ее двумя детьми и уехал на БАМ. Он был счастлив, как мальчишка. Он еще не знал, что впереди его ждут ужасная неприязнь взрослых детей, ревность и огромный хвост неприятностей из прошлой жизни, от которых он никогда не сможет избавиться. А пока он любил и его любили. Они оба работали сварщиками на базе стройкомплект. Дети выросли и разлетелись. Леонид старел, седел, лысел. А Ольга почему-то, чем старше, тем красивее становилась. Вот только за двадцать лет совместной жизни Ольга разучилась смеяться. Она боялась смотреть по сторонам: вдруг кто-то улыбнется ей и, не дай Бог, она ответит ему. Дома ее ждал такой скандал. Сцены ревности становились невыносимыми.

И вот сейчас Леонид чувствовал, что он уходит навсегда. Он сидит на кухне и ждет. Наконец она пришла. «Леня, тебе уже пора, наверное», – тихо сказала, заходя в кухню, Ольга. Лучше бы она этого не говорила. Он зло произнес: «Что, не дождешься, когда я уйду?» Глаза его были злые, взгляд тяжелый. В такой момент Ольге всегда хотелось спрятаться. Леонид подошел к ней вплотную и прокричал прямо в лицо:

– Умирать ухожу. Что? Не дождешься?

– Ну что ты, Леня, я ведь тебя люблю и всегда любила. Тебя подлечат, и все будет хорошо, – прижимаясь к стене, говорила Ольга.

Леонид ударил ее по лицу, затем толкнул к холодильнику. Ольга больно ударилась головой. Он лихорадочно собирал вещи. Хлопнула входная дверь. Ольга сидела на кухне на полу. Все болело, жить не хотелось. Ради этого человека она когда-то бросила все, долгих двадцать лет жила его жизнью, его проблемами, забывая о себе и детях. Он ревновал ее даже к ним. Дочери было четырнадцать лет, а сыну двенадцать, и они жили рядом все время, но это было, как в детском доме: накормлены, одеты – и ладно. Этот человек был как вампир, забрал всю ее без остатка. И сейчас за все – вот такая благодарность! Ольга плакала, боль и обида переполняли ее сердце.

Наутро Леонида не стало. Он уничтожил сам себя ревностью. На похоронах Ольга молчала, думая о чем-то своем. Ее дети не приехали на похороны отчима. Они не могли простить этому человеку, что он навсегда отнял у них мать. Зато приехали два его сына. Они стояли чуть поодаль от всех, насупившись, с презрением смотрели на Ольгу. Ведь для них она была той женщиной, которая когда-то увела из семьи отца. Сразу после похорон его сыновья потребовали раздела имущества. И, согласно решению суда, все было поделено: машина, дом, построенный в Украине, ковры, мебель. Ольга рада была отдать все, только бы не видеть этих взрослых ненавидящих ее мальчиков.

Сейчас Ольге шестьдесят девять лет, живет она в Украине и служит Богу. Сын ее живет с ней в одном городе, и они, к сожалению, не общаются. Ему уже пятьдесят лет, но он до сих пор не может простить ей ту любовь, которая сломала ему жизнь.

Ольга поняла одну истину – за все в этой жизни нужно платить, а за такую любовь вдвойне: за своих детей и за его, брошенных. Недаром говорят, что на чужом несчастье никогда не построишь свое счастье.

Дочь Ольги живет в нашем городе. Она давно простила свою мать и очень хорошо к ней относится. Ведь родителей не выбирают, и нужно за все благодарить Господа.

Архив