+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 1, 2012 г.

Истинная свобода

Ольга Ивойлова

Звуки убегающего вдаль поезда эхом отзывались в сердце Мишки. Тук-тук. Тук-тук. Опять свобода! Как часто он радовался этому чувству свободы! Свободы от родительской опеки, от бесконечных «нет» и «нельзя». Его жизнь не была усыпана розовыми лепестками, но временами ему казалось, что он был самым счастливым человеком в мире.

Детство его было замечательным и беззаботным, наверное, как у многих. Хотя отец оставил их, когда Мишка только родился, его мать и две бабушки окружили его заботой, лаской и любовью. Еще будучи ребенком, он любил свободу и был вполне самостоятельным. Совсем недавно все с тем же чувством он покидал страну. И несмотря на то, что ему было только 17 лет, он уже ехал на заработки – на апельсиновые плантации в Испанию.

Теперь – армия. Если кто-то и «косил» от армии, то только не он. Чтобы он был освобожден от службы в армии, имелись две причины: однажды появившись в его жизни, отец избил его, и вследствие побоев и травм головы на всю жизнь его был поставлен диагноз – арахнейдит; а также он был единственным ребенком в семье.

Но теперь поезд все дальше и дальше уносил его в ту неизвестную страну под названием «Армия». Он был крепким, высоким и красивым юношей с веселыми, озорными глазами и приятной улыбкой, поэтому сразу стал лидером и душой большой веселой компании новобранцев.

Как только за ними закрылись ворота части, все радужные мечты о свободе разом испарились и поползли тяжелые солдатские будни с ранними подъемами, недоеданием, недосыпанием и доставучками «дедов». Но вот однажды с ним случился приступ – прямо на плацу Мишка впал в кому. Арахнейдит дал о себе знать. Самым отрадным и нужным теперь становились письма. Вот они, долгожданные, – из дому. Каждое из них Мишка перечитывал не один раз. «Почему я не ценил раньше свою мамочку так, как сейчас? Она самая лучшая!»

В голове Мишки мелькали отрывки из детства: вот они с мамой, бегая по комнате, кидаются подушками, а потом вместе пьют чай с шарлоткой (пирог с яблоками). Вот они идут к бабушке и лопают мороженое. А вот он с Олей, маминой сестрой, идет на карусели в парк, пока мама на работе.

Оля! Любимая моя Оля! Странные теперь приходят от нее письма. Вроде семья, где рос Мишка, всегда была религиозной, но особо никто никогда не говорил о Христе. Разве что по праздникам. Но она теперь только о Нем и писала. Писала много, по 12–13 страниц, со стихами, писала о том, как Иисус круто изменил ее жизнь, как чудно Сам Бог провел ревизию в ее мыслях, как произошла у нее переоценка ценностей. Какой-то мир и любовь исходили от слов: «Бог любит тебя, Иисус умер за тебя, Он ждет, все прощает, только обратись! Обратись к Нему! Для Него нет ничего невозможного, Бог дает свободу! Он – истинная свобода!» Мишке нравилось, что письма от Оли были такими длинными. И хотя многие фразы он совсем не понимал, он продолжал переписываться с ней. Миша быстро поправился. И вот однажды...

Его и еще четверых ребят (все они были крепкими) вызвал командир батальона. «Вы поедете с этим человеком, – сказал он своим „бетонным“ голосом, – будете помогать там, где он скажет».

Мишка не знал, куда их везут, да и какая разница, все не в части – и это уже хорошо. Но хорошего ждало мало. Ехали очень долго.Дом, куда их привезли, был в густом лесу, каких в России много. Их всех поместили в маленькой комнатке, ведро для туалета поставили здесь же. Покормили только поздно ночью, а затем приковали цепями к кроватям. Все, кто оказал сопротивление, были жестоко избиты. В их числе был и Мишка. «Побег!» – мелькнуло у него в голове. Но куда? Он даже не мог предположить, где он находится... Неужели рабство? А как же родные? Ведь искать будут! Что наплетут им?!

Шли дни, недели, месяцы... Тяжелый, до изнеможения, труд, безысходность, побои.

«Господи! Неужели этот кошмар никогда не кончится? – думал Мишка. – Как там мама? Ведь она наверняка не знает правды». А в это время измученная мать уже не знала, к кому и куда обращаться. Редакция газеты «Аргументы и факты» вела по ее просьбе независимое расследование. Комитету солдатских матерей, прокуратуре в части говорили, что все выехали на учение, потом еще какую-то чепуху...

Но материнское сердце знало, что с сыном, ее любимым, долгожданным сыночком, беда. «Мишаничка! Родной мой! – стоном вырывалось из ее груди. – Где ты? Жив ли?» «Господи! Сохрани и помилуй! – молилась она. – Взгляни на слезы мои. Глаза не просыхают!»

Однажды, после очередной попытки побега, Мишку сильно избили. В комнате его оставили одного и не выпускали на работу, но и не кормили несколько дней.

В голове шумело, кусками всплывали письма: «Бог любит тебя. Для Него нет ничего невозможного, Бог дает свободу! Он – истинная свобода!» «Господи! – начал он свое первое и осознанное обращение к Богу. – Если Ты есть, если Ты действительно все можешь, пожалуйста, освободи меня. И я последую за Тобой, куда Ты скажешь. Прими меня в число детей Твоих. Аминь». Затем он крепко уснул, как младенец. За долгие 16 месяцев Мишка впервые спокойно спал. Он не знал, как долго он спал, но когда проснулся, то почувствовал, что ему значительно лучше. И Господь не замедлил ответить на его молитву. Один из охранников на свой страх и риск передал Мишке еду и веревку. Это был пожилой дядька. Что сделал Бог в его голове, а может, в его сердце, неизвестно. Одно ясно – это чудо сотворил Господь. И вот уже опять Мишка бежит по лесной чаще. Где-то уже недалеко должна быть дорога. Только бы не хватились там, что его нет. Если поймают теперь – убьют. Пусть лучше убьют, чем так жить. Мысли стремительно проносились в его голове, переплетаясь с молитвой: «Господи, сохрани!» Мишка свалился в канаву возле дороги. Оставалось только ждать. Ждать и молиться...

Звук приближающегося грузовика нарушил лесную тишину. «Господи, слава Тебе!» – лишь вздохом вырвалось из его груди. Он выбежал на дорогу под самые колеса. Старик-шофер выпрыгнул из кабины, ругаясь и размахивая руками:

– Тебе что, жить надоело?!

– Надоело, отец. Забери меня отсюда, я из плена сбежал.

– Сынок, как же я повезу тебя? Ведь тебя, наверное, ищут. В кабине везти тебя нельзя, а кузов у меня рыбой свежей завален. Что делать- то будем? А?

– Отец, если меня поймают, то убьют. Сделай что-нибудь.

– У меня есть кусок целлофана, небольшой, правда. Заворачивайся, я завалю тебя рыбой. Авось, Господь поможет.

Холодная и сырая рыба покрыла избитое и больное тело Мишки... Дальше все как в тумане: другой город, встреча с мамой, бабушкой, родными...

Лишь позже Мишка узнал, что за него все 16 месяцев молилась церковь со странным названием ЕХБ. И Оля – его тетя, которая уже 5 лет была членом этой церкви. Великое делает Бог по молитве.

«Спасибо Тебе, Иисус, Ты подарил мне свободу! Воистину для Тебя нет ничего невозможного!

Ты – истинная свобода!

Аминь.»

Архив