+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 6, 2011 г.

Подвиг

Зоя Лукьянова

На Пасху мама приготовила настоящий праздничный стол. Были и куличи, и запеченная курица, творог, который таял во рту, салаты и, конечно же, крашеные яйца. В доме пахло так, что у детей постоянно сосало под ложечкой, они то и дело забегали на кухню, но мама была неумолима: «Праздничные угощения только после утреннего богослужения».

В воскресенье после посещения церкви семья радостно возвращалась домой. Девочки, Маша и Ира, бежали впереди, а Саша шел рядом с родителями. Ему было очень интересно слушать папины пояснения по вопросам, которые возникли у Саши во время служения. Сейчас папа говорил о том, что жертва Христа – это не только прощение грехов, но и пример для жизни каждого христианина. «Мы можем служить Христу тогда, когда служим другим, своим близким и дальним, знакомым и незнакомым. Христос не пожалел Своей жизни для того, чтобы подарить спасение от грехов, а мы можем делать добро и говорить о Христе. Это может стать нашим служением».

Они уже подходили к дому, когда мама вспомнила, что дома нет молока и заканчивается сахар. Саша быстро побежал в магазин: надо, не теряя времени, все купить – и назад: время садиться за праздничный стол.

Возле магазина (Саша сразу обратил на них внимание) стояли трое детей. Оборванные, грязные и хмурые, они так не подходили к окружающей праздничной обстановке. «Видимо, воры», – решил Саша и постарался обойти неприятную группу стороной.

– Мальчик, дай денюшку, я хочу кушать, – перед Сашей внезапно очутилась девочка лет четырех. Спутанные волосы, личико все в пятнах грязи, а об одежде даже и говорить не приходится. Разве можно назвать одеждой такое тряпье?

Саша отшатнулся, но тут же услышал за спиной:

– Дай денег, тебе ребенка не жалко?

Мальчик Сашиного возраста хмуро смотрел на него исподлобья.

«Ну, попал!» – Саша так старался обойти эту группу, а угодил в самый эпицентр. «Жалкие попрошайки» – для Саши такие грязные дети с протянутой рукой всегда были отвратительны. Как-то извернувшись, он прошмыгнул в магазин, а после, когда сделал покупки, долго ждал у стеклянных дверей момента, когда компания попрошаек освободит выход.

Как же вкусно мама все приготовила! Саша наслаждался одним блюдом за другим и с тревогой поглядывал на румяный кулич – нужно обязательно оставить в желудке место и для него. Замечательная все-таки это традиция – собираться всей семьей за пасхальным столом.

Только одно все время тревожило его – дети возле магазина. Нет, он не жалел, что не дал им денег, неизвестно, как они ими воспользуются, но... Все-таки на душе было как-то неспокойно.

После обеда Саша подошел к папе и тихонько рассказал ему, что произошло у магазина.

– А что тебя волнует, сынок? Денег ты им дать не мог, это не твои деньги, да и не хватило бы на покупки. – Папа испытующе смотрел на сына.

– Ну, даже не знаю, – Саша сам не знал, что он хотел услышать.

– Может быть, тебя смущает твое отношение к этой ситуации больше, чем то, что ты не дал денег?

Папа попал в самую точку. Точно, именно это его и волнует! Отношение. Он пренебрег этими детьми из-за их внешнего вида, из-за грязи и неопрятности. За одеждой он не увидел душу.

– Мне нравится, сынок, что ты неравнодушен, – папа погладил сына по голове. – Если бы у тебя была черствая душа, вряд ли ты вспомнил бы об этих детях. Часто люди смотрят только на внешность и совсем не думают о душе. У этих детей не очень опрятная внешность, но у них есть душа, которая нуждается в заботе и любви. Помнишь, как Христос говорил о том, что Он выбрал невидное мира сего. Сегодня Иисус помог тебе обратить внимание на то, что отвержено всеми. В твое сердце стучится нужда другого человека. Подумай, что ты можешь сделать для этих детей?

Папа оставил Сашу и занялся младшими девочками. Мальчик серьезно задумался о происшествии у магазина. Можно, конечно, пойти и дать денег, но ведь, правда, неизвестно, что эти дети сделают с деньгами. Вряд ли они умеют хорошо распоряжаться ими. Но ведь они хотели кушать! Как же он раньше не подумал об этом?

Саша пошел к маме на кухню. На столе уже было чисто, мама домывала последние тарелки.

– Мамочка, мне нужна еда. Много еды. – Саша выпалил все на одном дыхании и открыл дверцы холодильника.

– Еда? – мама была удивлена. – Ты же только из-за стола, неужели уже проголодался?

– Мамочка, мне нужна еда для детей возле магазина. Они голодные. Я не знаю, есть ли у них родители, но уж точно, что никто о них не заботится. Они такие оборванные. Они просили денег, а я решил дать им поесть.

– Что ж, это замечательно, только одно небольшое условие. После праздничного обеда немного всего осталось, поэтому, если ты готов пожертвовать своей порцией ужина, забирай. – Мама внимательно смотрела на Сашу.

На секунду ей показалось, что сыну стало жаль пирога и остальных вкусных вещей, но только на секунду. Уже в следующее мгновение глаза ее сына загорелись решимостью.

– Какой может быть разговор? Конечно, только моя порция, ведь это мое решение, – Саша достал из холодильника кастрюлю.

Мама стала складывать в баночки кусочки курицы, картошку, творог, салат, отрезала пирог, а потом позвала на кухню девочек:

– Машенька, Иринка, наш Саша решил поделиться с беспризорными детьми своей порцией пасхального ужина, но ее не хватает для троих детей, – мама выжидательно посмотрела на девочек. А потом добавила: – Сегодня у каждого из нас есть возможность чем-то поделиться с теми, кто в этом нуждается. Помните, в церкви сегодня говорили о том, что мы должны подражать Христу. Он поступил бы именно так.

Девочки радостно защебетали, поделились своей порцией ужина, а еще Маша принесла куклу для девочки возле магазина, а Иринка – Детскую Библию. Перед тем как выйти из дому, к Саше подошел папа и сказал:

– Сынок, мало только один раз покормить. Нужно дать человеку надежду. Расскажи этим детям о Христе и дай им наш адрес, – папа протянул Саше листочек с адресом.– Они должны знать, что в этом мире для них есть место. Мы сделаем для них все, что сможем.

Из дому Саша вышел основательно нагруженный. Тяжелые сумки с гостинцами приятно оттягивали руки, а в кармане лежала записка с адресом. Саша летел как на крыльях, но при приближении к магазину его решительность таяла, как снег под весенним солнышком. Что он скажет этому хмурому мальчишке, который наверняка запомнил Сашино позорное бегство? А маленькая девочка, как она посмотрит на него? Захочет ли взять гостинцы от труса и жадины? А вдруг они просто плюнут ему под ноги? А вдруг их там уже нет?

К магазину Саша подошел медленно. Детей возле входа действительно не было. Не было их и позади магазина, и возле ближайших ларьков. Неужели он опоздал, неужели придется тащиться домой с подарками? Саша подошел к бабуле, которая всегда продавала семечки возле дверей магазина:

– Бабушка, вы не видели тут троих детей, таких грязных?..

Саша еще не успел договорить, как бабулька стала ругаться:

– Трое этих оборванцев? Они и у тебя что-то украли? Вот нехристи, чисто бандиты! В магазине хлеб и сахар украли. Продавщица только отвернулась, а их уже и след простыл. Милиции на них нет. Вот бандиты! – бабуля так и сыпала осуждения. – А пошли они к себе домой, в поселок. Там у них дом самый приметный, без окон и без дверей, полна горница людей, как в той сказке. Все пьяницы из района там. Любой тебе дорогу подскажет. Только даже и не думай, что сможешь у них что-нибудь назад забрать. Они еще и побьют тебя, милок. Иди-ка ты лучше домой.

Саша отошел от бабульки, совершенно сбитый с толку. Он опоздал, а еще и узнал, что эти дети – воры. Разве ворам нужно помогать? Но что они украли? Этот вопрос как будто кто-то задал Саше со стороны. Хлеб и сахар. Это же еда, они были голодны и не дождались помощи. В то время как он, Саша, за пасхальным столом наслаждался общением и пищей, эти дети мерзли в своих рваных одеждах и просили у прохожих денег, чтобы купить хотя бы хлеба. У Саши они тоже просили помощи, но он предпочел трусливо сбежать, а потом еще и будет осуждать за воровство?

Нет, Саша решительно встряхнулся и направился в сторону частного сектора, где ему предстояло найти дом, в котором его не ждут.

Бабулька была права: найти дом оказалось совсем просто. Первый же прохожий объяснил мальчику, как найти дом, где любят собираться люди, чтобы повеселиться. Дом действительно соответствовал описанию – окна выбиты и забиты картоном, двери качаются от малейшего ветерка, зато звуки пьяного веселья разносятся по округе. Саша нерешительно остановился, не зная, куда ему идти, когда сзади раздался голос:

– Тебе что нужно?

Позади стоял именно тот хмурый мальчик, которого Саша видел днем у магазина. Саша показал сумки и, откашлявшись, начал свой сбивчивый рассказ:

– Я поесть вам принес... Ты меня не помнишь? Я у магазина вас видел... Тут вот пироги и все такое...

– Пироги? – Мальчик ухмыльнулся: – С пирогами проходи. Пироги нам всегда по душе. Иди за мной.

Мальчики прошли за дом, там парень открыл какой-то лаз в стене, и они оказались в комнате. В комнате стояли две кровати, на полу лежал матрас, и это было все. Девочки, старшая и младшая, сидели на одной из кроватей и ели хлеб. «Видимо, тот, что украли в магазине», – машинально подумал Саша.

– Девчонки, тут нам пироги принесли! – Парень отбросил ногой матрас и показал рукой на кровать: – Садись.

Саша сел и стал неловко доставать еду. Дети жадными глазами следили за его действиями.

– Вот, угощайтесь, пожалуйста. Это наша семья вам приготовила к Пасхе.

Саша ожидал чего угодно, но не такой скорости. Дети набросились на его угощенье, как волчата. В один момент в баночках не оказалось картошки, курицы, творога и салата. Только пироги старший мальчик отодвинул в сторону:

– Это нам на завтра, жирно будет сразу. А теперь рассказывай, зачем и почему ты к нам со всем этим притащился? Может, ты из Красного Креста или еще какой благодетель?

Мальчик явно подобрел, но язвительности у него было предостаточно.

Саша ожидал этого вопроса и был готов к тому, чтобы рассказать. Сейчас он только глубоко вздохнул, призвал Иисуса на помощь и стал говорить.

Никогда в жизни еще Саша не говорил так. Он сумел рассказать о Христе, о Его любви и заботе, о своей трусости и решении сделать то, что сделал бы на его месте Сам Иисус. Рассказал о семье, которая с таким желанием откликнулась помочь этим неизвестным детям. А напоследок Саша вытащил из кармана записку с адресом и протянул мальчику:

– А это адрес, где я живу. Папа просил передать, что вы всегда можете приходить к нам, мы сделаем все, что сможем.

Саша замолчал, его рука с адресом продолжала висеть в воздухе. Дети сидели на кровати напротив и во все глаза смотрели на него. Будут ли в его жизни слушатели внимательнее?

Мальчик несмело протянул руку и взял бумажку с адресом.

– Знаешь, – голос мальчишки был хриплым, – удивил ты меня. Ну еда, пироги там всякие, куклы, это иногда бывает, а вот чтобы адрес... Такого у нас никогда не было. Не боишься, что воспользуемся? Мы сироты. Мать умерла, когда Лиза родилась, отец спился, и его лишили родительских прав. В доме этом мы живем у дяди, наш сгорел. Дядя нас не прогоняет, он даже нас не замечает, ему некогда, у него все время друзья гуляют. Вот так мы и живем. Мы с Ленкой уже привыкли, а Лизе тяжело, она мала еще.

Мальчик рассказывал всю эту горькую историю, не поднимая глаз, а Саша слушал, затаив дыхание. Как страшно все, что он услышал! В то время, как его семья счастливо жила под Божьим благословением, эти трое детей, такие же по возрасту, как Саша и сестренки, испытали все беды – смерть, предательство, голод, холод, заброшенность. И это рядом с ним, Сашей. Нет, просто так уйти нельзя.

– Пошли к нам домой, – Саша решительно поднялся, – у нас всем хватит места. Мои родители...

– Эй, ты полегче на поворотах, – парень удивленно уставился на Сашу, – принес поесть, порадовал девчонок куклами и книжками – и спасибо. Куда мы пойдем? Это наш дом, не коттедж, правда, зато наш, правда, девчонки? Мы к свободе привыкли.

Мальчик замолчал, а потом вдруг посмотрел на Сашу странным взглядом, как будто в саму душу хотел заглянуть:

– Если вы такие добрые, возьми Лизку к себе на одну ночь. Она как из роддома приехала, так никогда в нормальной кровати не спала. Может, хоть помоете ее, если заразы какой не боитесь.

Саша шел домой, крепко сжимая в своей руке худенькую ручку Лизы, девочки, которая сегодня днем испугала его просьбой о деньгах. С Витей, так звали Лизиного старшего брата, они договорились, что он придет за ней завтра. А сегодня вечером он, Саша, приведет Лизу к себе домой. Саша шел – и тревога росла в его душе. Как примут его дома, что скажут, как поведет себя Лиза? Нет, эта Пасха выдалась очень тяжелой для него. Собирая дома гостинцы для детей, он даже не думал, что окажется в такой странной ситуации.

На звонок ему открыла Иринка. Она посторонилась, пропуская Сашу, и во все глаза уставилась на Лизу.

– Ты нашел девочку? Посмотрите, Саша нашел девочку, – звонкий ее голос моментально разнесся по дому.

В прихожую выбежала Маша, а за ней мама и папа. Лиза от изобилия такого внимания прижалась к Саше, а он почувствовал большую отетственность за эту малышку:

– Послушайте, не пугайтесь, я ее не нашел и не украл. Это Лиза, для которой мы сегодня собирали подарки. Ее брат Витя попросил, чтобы она побыла у нас до завтра. Завтра он ее заберет. Ей просто нужно немного нашего внимания.

Поздно вечером, когда все дети улеглись, а маленькая Лиза, которая после ванны с обильной пеной оказалась беленькой и чудо какой хорошенькой, заснула в кроватке, родители сели в кухне за столом.

– Мне кажется, сегодня в нашей семье произошло не совсем обычное событие. Кроме всего прочего, наш мальчик выбрал путь служителя. Я так рад! – Папа поднял голову и посмотрел на жену: – Непростая Пасха была у нашего сына. Но он сделал то, что от него хотел Господь.

О том, что случилось с маленькой Лизой, которая обрела в этот вечер новую семью, о ее брате и старшей сестричке можно еще рассказывать, но это уже совсем другая история.

Архив