+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 4, 2011 г.

Третья заповедь от Моисея до Иисуса Христа

Александр Тарасенко

В тексте Декалога хорошо заметно, что 8 из 10 заповедей начинаются с «не». То есть большая часть заповедей состоит из запретов. И хотя заповедь о дне покоя начинается утверждением («Помни...»), но продолжается запретом («Не делай...»). Такое обилие запретов хорошо отражает испорченность человека после грехопадения. Уже первый человек услышал от своего Творца: «Не вкушай...», то есть в том совершенном мире существовал (как минимум) один запрет. Но с воцарением греха число запретов резко увеличилось. По мнению иудеев, из 613 заповедей Торы 365 относятся к категории запретов. Поэтому неудивительно, что Декалог по большей части состоит из запретов.

Сразу привлекает внимание, что запрет произносить имя Бога стоит на третьем месте в списке из десяти заповедей. Он следует после запретов иметь иных богов и идолов и перед повелениями о бытовых взаимоотношениях между людьми. Следующие заповеди оговаривают права и обязанности верующих: например, право на отдых от житейской суеты и обязанность посвятить этот день отдыха Богу. Такое положение третьей заповеди (после запрета идолопоклонства и кумиров) подчеркивает ее важность. Чтобы понять ее смысл, посмотрим, какое большое значение она имела в истории Божьего народа и как ее толковали на протяжении веков. Но прежде увидим, каким именем Бог называет Себя.

Началом взаимоотношений между Творцом и Его народом был исход из египетского рабства, во время которого и появился Декалог. Тогда же у Божьего служителя возник вопрос об истинном имени Того, Кого уже привычно называли Богом. По-еврейски «Бог» звучит как «Элохим», а по-арабски «Аллах». Это слово означает потустороннее существо и может относиться к ангелам и даже могущественным людям (как например, в Пс. 81 и Ин. 10:34–35). Когда Творец открывался Аврааму и его потомкам как «Бог», то прибавлял к этому широко употребляемому слову эпитет «Всемогущий». Он выделял Себя из числа иных богов тем, что напоминал о собственном могуществе. Обратим внимание на еврейский текст Исхода (6:3), который буквально звучит так: «И являлся Аврааму, Исааку и Иакову Богом Всемогущим, а с именем Моим Господь не открылся им». Хорошо заметно, что в этом стихе слово «имя» употребляется не к понятию «бог», но к YHWH. Традиционно это истинное имя в иудаизме заменили другими словами: «Имя» (гашем) или «Господин» (Адон/Адонай). Таким образом, иудеи избегают любой возможности при посторонних случайно огласить имя Всевышнего. В современных изданиях Библии его заменяют словом «Господь».

Еще долго евреи продолжали называть своего Творца просто «Бог», что хорошо заметно в истории о столкновении пророка Илии с пророками Ваала (3 Цар. 18). Прочтем несколько стихов из этой главы. Так, Илия взывает: «Если Господь есть Бог, то последуйте Ему; а если Ваал, то ему последуйте» (ст. 21). «Да познает народ этот, что Ты, Господи, – Бог...» (ст. 37). После свершившегося чуда народ реагирует: «Господь есть Бог, Господь есть Бог!» Все это показывает, что истинным именем Бога является так называемый тетраграмматон (YHWH).

Отметим, что строгая заповедь не произносить имя Бога напрасно была дана вскоре после того, как Бог сообщил Моисею Свое истинное имя. Именно его нельзя произносить напрасно (или вслух, как трактуют иудеи). Спрашивается, зачем же надо было сообщать людям истинное имя, чтобы затем строго запрещать его использование по всякому поводу? Ответ напрашивается один – знание имени было важным атрибутом религии. Его знали только посвященные. Это видно в Священном Писании и истории Израиля.

Уже в самом начале своего служения, сразу после своего призвания на миссию к еврейскому народу в Египте, Моисей задает важный вопрос: «Вот, я приду к сынам Израилевым и скажу им: ”Бог отцов ваших послал меня к вам”. А они скажут мне: ”Как Ему имя?” Что сказать мне им?» (Исх. 3:13). Отсюда ясно видно, что слово «Бог» еще не есть имя. Это также показывает важность знания имени своего Господина для апостольского или священнического служения.

Спустя полторы тысячи лет после Моисея использование имени Бога в служении все еще было важным правилом. Наиболее показательным в этом отношении является текст из Евангелия от Матфея (7:21–23). Рассмотрим его подробнее. «Не всякий, говорящий Мне: ”Господи! Господи!”, – войдет в Царство Небесное...» Здесь мы видим, что верующие используют имя в обращении к Богу, а следующий стих открывает, зачем они это делают. В буквальном переводе он звучит так: «Многие скажут Мне в тот день: ”Господи! Господи! Не от Твоего ли имени мы пророчествовали? И не Твоим ли именем демонов изгоняли? И не Твоим ли именем силы многие сотворили?”» Очень показателен ответ Иисуса Христа: «И тогда объявлю им: ”Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие”». Из этого отрывка ясно, что самозванцы использовали имя Бога для великих дел, но при этом у них никогда не было близких взаимоотношений с Тем, Чьим именем они пользовались. Стих 23 содержит тот же глагол «познать», что и в греческом тексте Быт. 4:1, где он описывает интимные отношения между мужем и женой. Таким образом, евангелист Матфей подчеркивает, что между служителями-самозванцами и Христом никогда не было близких взаимоотношений, поэтому знание Божьего имени они получили незаконно и также незаконно пользовались им.

Из шестой главы Исхода хорошо заметно, что Бог открывает Свое имя тем, кому считает нужным открыть. Отметим, что Господь обращается здесь к Моисею, Своему посланнику, то есть по-гречески апостолу. Тот факт, что даже Авраам не знал имени Его, говорит о том, что он имел иное, не апостольское, служение.

Именно с Моисея начинается активное общение Господа с Его служителями, в котором открываются великие тайны и дается Тора. Это общение требовало личного обращения к Создателю и провозглашение Его имени. Так, в Исходе (33:19 и 34:5) Сам Бог провозглашает Свое истинное имя. Заметим, что эти встречи происходили без посторонних!

Интересно, что однажды Иисус также спросил имя – при изгнании бесов (Мк. 5:9). Но здесь, скорее всего, важен не вопрос, а грозный ответ – «Легион». Лука поясняет: «потому что много бесов вошло в него» (Лк. 8:30). Бесовское имя должно было напугать всякого вопрошающего, так как состав римского легиона доходил до 6000 солдат. Таким образом, имя свидетельствовало о силе. Истинное имя Господа также указывает на Его превосходство над физическим миром и бесчисленными божествами этого мира, так как оно произведено от глагола «быть». То есть Бог был, есть и будет, Он пребывает вне времени, которое не властно над Ним (ср. Евр. 13:8).

Итак, знание имени Бога означало близкие взаимоотношения с Ним, отчего человек приобретал большую власть. Именно поэтому Бог сообщает его Своему служителю, но при этом строго предостерегает: «Имя» не должно звучать как заезженная пластинка, то есть потерять значение святыни. В иудейской традиции оно также не должно звучать при посторонних, чужих. Известно, что люди часто обесценивают святыню. Так, например, повеление клясться именем Бога (Втор. 6:13; 10:20) подразумевает, что человек не будет использовать имена других богов. Но в реальности евреи стали использовать Его имя по всякому поводу, в том числе в различных официальных документах. История сохранила одно из обвинений фарисеев в адрес саддукеев: «Вы пишете имя властителя вместе с именем Бога на одной странице; мало того, вы пишете имя властителя выше, а имя Бога ниже». Поэтому через полторы тысячи лет после Моисея пришлось прибегнуть к обратной мере и ввести еще один запрет: «Не клянись вовсе» (Мф. 5:34).

В Израиле в пору римского протектората знание истинного имени Бога охранялось очень строго. Интересно, как Иосиф Флавий, наследник священнической династии, комментирует в «Иудейских древностях» сцену из Исхода (3:13–14): «И Господь Бог раскрыл Моисею Свое настоящее, ранее людям неизвестное, имя. Но говорить о нем я не смею». О жителях Александрии, наиболее университетского и просвещенного города в Римской империи в ту эпоху, Филон Александрийский писал очень резко: «Распущенный и разнузданный их язык лишь сокрушает весь порядок вещей… Таким бездумным употреблением имени Бога они, конечно, обманывают малоумных, не знающих ничего о безбожии египтян, но те, кто знает их легкомыслие и, более того, нечестие, их презирают». За разглашение «Имени» полагалась мученическая смерть, так как право произносить его имели только священники. Именно они хранили секрет правильного произнесения Его имени. Один из древних иудейских документов сообщает: «В храме произносили „Имя“ так, как оно пишется, а вне храма – его видоизменение». Там же сообщается о тех, кто пренебрегает запретом: «А кто не имеет доли в мире грядущем?.. Кто произносит „Имя“ буквами его».

Иисус как Первосвященник сообщил Своим ученикам, будущему «царственному священству», истинное произношение имени Его (Ин. 17:6): «явил Твое имя»; «и дал знать им имя Твое» (с. 26). Так делали священники Иерусалимского храма, передавая секретные знания своим ученикам. В то время в письменности еще не было гласных, поэтому многие люди просто не умели прочитать текст, состоящий из одних согласных. Только священники знали, как правильно произнести ФХФЩ. Через сорок лет римляне сожгли храм, и исчезла преемственность между священниками. Апостолы были одними из последних, кто услышал правильное произношение имени Господа. Но они также были первыми, с кого началась новая страница в истории Божьего народа. Они стали употреблять имя Его по назначению, так как совершали великие и долгожданные дела «во имя». И это в то же самое время, когда евреи все еще в документах ставили имя Бога рядом с именем римского правителя или использовали Его имя в клятвах и в иных случаях.

В Евангелии от Иоанна (20:31) встречаем наиболее интересное в этом плане утверждение. Если многие века профанация и разглашение имени Бога грозило карой, то теперь верующий в Мессию имеет жизнь «во имя Его». Тот самый верующий, который не произносит имени Всевышнего напрасно.

Архив