+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 4, 2011 г.

Исповедь «аналитика»

Леф Гринфельд

Будучи школьником, я несколько лет ходил в фото-клуб. Замечательный был клуб, его руководитель занимался с нами не только отработкой навыков съемки, но и развитием художественного вкуса. Ежемесячные фото-экскурсии по городу, посещение выставок, цикл обучающих занятий в Русском музее. Экскурсовод в музее подводил нас к картине, рассказывал об ее авторе, истории написания. Дальше начиналось обсуждение самой картины. Симметрию или ее нарушение в картине, контрасты в свете и цвете... Все это можно было проанализировать, найти закономерности, систематизировать. Всему этому можно научиться. Но когда мы начинали разговаривать о настроении картины или о переживаниях автора, которые он хотел выразить через свое произведение, я терял уверенность. Как я могу понять до конца автора? Если я не соглашусь с моим соседом, то экскурсовод может выступить экспертом. А если мое мнение не совпадет с мнением экскурсовода, кто нас рассудит? Ведь спросить самого автора картины не представляется возможным! Я пытался научиться видеть то, что «должен был» увидеть. Почувствовать то, что «должен был» почувствовать. Но не всегда это удавалось.

Учась в старших классах, я начал заходить в церковь и читать Библию. В одном из попавших ко мне в руки Новых Заветов было приложение с материалами «Четырех духовных законов». Хорошее объяснение того, как начать личные взаимоотношения с Богом. Я перечитал их несколько раз, все было понятно, возражений не было, поэтому я решил помолиться молитвой покаяния. Я надеялся, что вслед за началом моих взаимоотношений с Богом должно прийти и особое чувство, особое понимание мира, ведь я теперь новый человек! Но... ничего не произошло. «Возможно, причиной явилась моя неискренность? Может быть, мне не хватило веры, и этот шаг я сделал просто для галочки?» – такие сомнения не давали мне покоя, и потому через несколько дней я помолился еще раз. Но чуда не произошло и на этот раз. Я так и не смог прочувствовать всей важности момента для своей жизни. «Но, может быть, чувства придут позже, на них нельзя опираться. Об этом написано и в самой брошюрке!» – думал я. Но и через месяц чувства не пришли. Для того чтобы убедить себя и других в серьезности своего шага, я решился на то, чтобы выйти на покаяние перед большой церковью. Шаг был непростым, но я решился на него. После этого наконец-то пришла радость! Но это не была радость от моих взаимоотношений с Богом, скорее радость оттого, что этот сложный шаг уже позади.

Позже в моей христианской жизни мне приходилось читать книги, в которых описывалось, что я должен почувствовать. Помню одну картинку в пособии по изучению Евангелия: тонущий человек и другой, стоящий на твердой земле и протягивающий ему руку. Дальше объяснение, что если я позволю Божьему состраданию наполнить меня, то стану также протягивать руку Благой вести всем погибающим грешникам вокруг меня. Но как позволить ей наполнить меня? А если я не чувствую того, что «должен», значит ли это, что я так и не познал любовь Божию? Ну что же, раз пока не могу почувствовать, буду свидетельствовать без особых переживаний – дело-то все равно стоящее...

А еще я пытался понять Божье призвание для своей жизни. Слушал разные советы, читал книги, Библию. Но в Библии ничего не говорилось обо мне лично. Зато там я нашел рассказ об Аврааме, который услышал голос Божий и пошел в чуждую ему землю. Был рассказ о Савле, который услышал голос Божий по дороге в Дамаск, а потом вся церковь услышала призыв отделить его и Варнаву на миссионерское служение. А как Бог ночным видением поменял его планы и направил его вместо Вифинии в Македонию! Я тоже хочу так! Но... я не слышал ясного голоса Божьего. Не было и видений. Сны, которые я видел, были просто снами...

Может быть, что-то не так во мне? А может быть, еще не пришло время? Я решил просто ждать. А пока, чтобы «скрасить ожидание», я занялся тем, чем мог: начал проповедовать там, где была потребность. Когда возникла необходимость руководить воскресной школой, взял на себя этот труд. Поняв, что нужно больше знаний, поступил в христианский университет. Потом был проект новой церкви, потом семейное служение, пасторство.

Когда я проходил собеседование в одной из миссий, меня спросили: «Как Бог призвал тебя работать с нами?» Я не смог рассказать ни о видении, ни о пророчестве. Я просто объяснил: «Вот служение, которым занимаюсь я, и вот мой опыт, а вот материалы, которые есть у вас. Мне кажется, вместе мы сможем использовать все это более эффективно». Все прозаично, ничего сверхъестественного, но любой другой ответ был бы ложью.

Были моменты, когда я особенно нуждался в Его голосе. Я помню, когда через несколько лет своей христианской жизни вдруг смог посмотреть в себя глубже, чем обычно. Там я увидел много того, о чем не подозревал. Того, за что стало стыдно. Поздно вечером я шел через пустырь, рядом никого не было, а у меня по щекам текли слезы. Они не высыхали и когда я ехал на метро домой... В этот день я сел и почти час сидел, как мне казалось, в Его присутствии. Я говорил с Ним, задавал вопросы, слушал... Я чувствовал Его здесь, совсем рядом. Я не услышал отчетливого голоса, но я знал – Он близко. Позже я пытался воспроизвести свои переживания. Настроить себя на ту же волну... Получалось жалкое подобие, и я перестал. Но не было разочарования. Ко мне просто пришла уверенность в том, что Он рядом.

Несколько лет назад я опять «кричал» к Нему. На меня свалилось большое количество новых обязанностей и переживаний. Новые служения требовали серьезного посвящения. Я «препоясал чресла» и смело пошел вперед: «Если Бог дает мне все это, значит, считает меня способным справиться! Возможно, скоро Он избавит меня от всего лишнего». Но проходили месяцы, прошел год, другой, а просвета впереди так и не было. Я почувствовал, что мои внутренние резервы кончились и почва уходит из-под ног. Все то, что Бог мне доверил, рассыпается в руках, я полностью потерял контроль за жизнью. Тогда я взмолился. Мой плач перед Богом продолжался не пару часов, как было раньше, не день и даже не месяц... Я плакал и просил Бога показать мне, от чего Он меня освобождает. Но Он молчал.

Мой опыт изучения Библии помогал мне в это время. Я уже знал, что такой плач – не признак моей неверности перед Богом или отсутствия сопереживания и любви к окружающим. Я вспоминал примеры близких к Богу людей – пророков, которые просили освободить их от служения. Я не нашел никого, кому бы Бог ответил положительно. Но их вопль был правильной реакцией на свое состояние. Я не услышал ответа от Бога, я знал, что Он рядом, но почему-то не услышал от Него ясного голоса. Поэтому я просто пришел к заключению, что сейчас Он никакую ответственность снимать с меня не будет, а значит, надо как-то выкарабкиваться. И я выкарабкивался. Нашел книги по управлению временем, по его организации, начал разбираться с расстановкой приоритетов.

Так что же, вся моя жизнь – это мое собственное творение? Не думаю. За время моих поисков и размышлений ко мне пришла уверенность. Уверенность в том, что у моей жизни есть Дизайнер, есть Тот, Кто складывает различные кусочки, позволяет мне допустить ошибки, но при этом заранее знает, какие уроки я из этого извлеку. Он не просто некий далекий Архитектор, который написал план строительства и занялся другими делами. Ко мне пришла уверенность и в том, что Он всегда рядом, даже если я не вижу и не слышу Его. Изучая Библию, я вдруг обнаруживаю, что какие-то размышления захватывают меня, я продолжаю размышлять о них в течение дня, другого, недель, месяцев... Иногда мои размышления оказываются навеянными совсем посторонними событиями. Но при этом я могу благодарить Того, Кто дал мне возможность анализировать и Кто «подкидывает» новый материал для размышления.

Я спокойно отношусь к тому, что основную пищу для своей духовной жизни получаю через размышления. Размышления и анализ – это тот путь, которым в основном я воспринимаю окружающий мир. А раз таким Бог меня сделал, то я догадываюсь, почему Он выбрал именно этот путь основным для общения со мной. Поэтому я учусь ПОНИМАТЬ Его волю. Я знаю людей, которые чувствуют, которые слышат, и я рад за них. Многому я могу и хочу у них научиться. Просто я перестал диктовать Богу, как Ему говорить со мной. И ко мне пришла спокойная уверенность – Он здесь, рядом.

Архив