+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 2, 2011 г.

Непостижимый

Сергей Конторович

Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя других богов пред лицом Моим. Исход, 20:2–3

Размышляя над смыслом первой заповеди, обратим внимание на то, что, прежде чем сказать «Да не будет у тебя других богов», Господь говорит о том, Кто Он и Кем Он является для Израиля.

Начнем с того, что Бог называет Себя по имени – (четыре буквы еврейского алфавита – «йуд», «хэй», «вав», «хэй»). Почему Всевышний, у Которого на страницах Священного Писания столько эпитетов, в данном случае использует именно Свое четырех-буквенное имя?

Во-первых, потому что это личное имя Бога. Это имя, которым Он Сам называет Себя.

Во-вторых, потому что это имя – загадка. Сегодня мы даже не знаем, как его правильно произносить. Но даже в те времена, когда произнесение его, возможно, не вызывало трудностей, проблемой было его понимание. Мы не знаем, что же в действительности означает . Существует мнение, что объединяет в одно слово три временные формы глагола «быть» – «был», «есть» и «буду», и возможно, это верно, но нельзя быть в этом уверенным на сто процентов, поскольку слова в иврите не существует, кроме как в виде имени, которым Бог Себя называет. Но даже если мы признаем, что смысл именно таков, что это означает? Что Бог вечен? Достаточно скромное толкование такого имени. Возможно, это слово выражает то, что Бог и есть сама сущность бытия, что Он и есть само Существование. Это более интересное мнение, но и оно всего лишь догадка. Если мы совместим загадочность имени Бога со второй заповедью, в которой выражен запрет на изображение Божества, а значит, сравнения Его с чем-либо, известным нам, то вырисовывается странная картина, говорящая нам о том, что Бога нельзя постичь, поскольку Он не похож ни на что, нам известное, и даже само имя Его дивно.

Во-первых, древние верили, что знать чье-то имя означает обладать определенной властью над его носителем, а наречение имени означало, что тот, кто дает имя, имеет на это право. Во-вторых, дать имя означало наделить сущностью или определить ее. Тот факт, что Бог при заключении завета называет Себя личным именем, означает, что Сущность Его непостижима, а также и то, что мы не имеем над Ним никакой власти.

Подведем некий итог нашим рассуждениям – все, что мы можем знать о Боге через имя , это то, что Он непостижим.

Как же иметь дело с Тем, понять Кого мы не в силах?

Для нас так важно все и всех понимать, что даже в повседневной жизни мы все пытаемся систематизировать. Мы даем оценки событиям, вешаем ярлыки, препарируем мотивацию незнакомых людей. И лишь тогда мы чувствуем себя уверенно. Большая часть нашего анализа ошибочна, ярлыки ложны, и оценки предвзяты. Но для нас это не важно, поскольку основная цель всего этого – дать себе внутреннюю уверенность, что «все под контролем».

Бог представляется непонятным именем и утверждает, что Он не похож ни на что, нам известное (о чем ясно говорится во второй заповеди). Все это нас сильно сбивает с толку, не вписывается в привычные нам схемы, уничтожает приготовленные нами ярлыки и ставит нас перед вопросом: «Если Ты такой таинственный и непостижимый, то как же мы можем знать Тебя, доверять Тебе, строить отношения с Тобой?»

Именно поэтому сразу после того, как Всевышний называет Свое имя: «Я Господь, Бог твой», Он добавляет: «Который вывел тебя из земли египетской, из дома рабства».

Это прямой ответ на поставленный выше вопрос. Непостижимый говорит: «Вы знаете Меня, потому что Я Тот, Который вывел вас из Египта».

Это означает, что познавать Непознаваемого можно и должно через Его дела. Именно опираясь на опыт, мы можем по-настоящему знать кого-то. Только из этого могут вырасти настоящее доверие и развиться глубокие отношения.

Бог всегда сначала совершал дела, а потом заключал завет. Он сначала сотворил этот мир, создал человека, дал ему власть над творением и поместил в прекрасном саду. А потом уже дал заповедь о древе познания. Бог сначала спас Ноя и его семью, а потом заключил с ними завет.

Так и в этом случае: Бог сначала дал обетование Аврааму, а потом, сдержав слово, вывел его потомков из Египта с чудесами и знамениями. И лишь затем предложил договор, говоря: «Я Тот Бог, Который сделал для вас это».

Наши ярлыки могут оказаться ошибочными, а схемы ложными, ибо мы ограниченны в нашей способности к познанию. Имя может ничего не значить, ибо можно называться Спасителем, Всевышним, Всемогущим или еще как-то, но все эти имена не будут иметь никакого смысла, если не подтвердятся делами. Израиль не просто вступает в завет с Богом с таинственным именем . Он вступает в завет с Непостижимым Богом, Который совершил определенные действия: Он Тот самый Бог, Который сдержал Свое слово, исполнил данные праотцам обетования и вывел Израиля из Египта!

Мы не понимаем Бога, не знаем, зачем Он создал этот мир и какова Его конечная цель (что бы нам ни говорили). Мы даже лишены возможности сравнивать Его с чем-то известным нам (хотя и делаем это в своей немощи). Но мы знаем, что на Него можно положиться, что Он не бросает слов на ветер и все, что обещает, исполняет, и именно это и означает «знать Его».

Однако «возможность знать» и «знать» – не одно и то же. То, что Бог что-то делает, что может дать нам основание для доверия Ему, совсем не означает, что мы обретем это доверие. Познание зависит не только от Бога, делающего добро людям, но и от людей, замечающих это добро, ценящих его и опирающихся в своем восприятии реальности на это знание. Так, например, Адам и Ева имели достаточно причин знать Бога, но не использовали эту возможность. Отдаем ли мы себе отчет в том, что драма первых трех глав Бытия не в том, что люди съели запретный плод, и не в том, что они не послушались Бога, а в том, что они Ему не верили? Именно то, что они не сделали о Боге надлежащих выводов из Его дел, привело к тому, что они так легко доверились змею, который ничего для них не сделал, а только говорил и обещал. А Господу Богу, столько для них сделавшему, не поверили. Эта ситуация будет повторяться в истории снова и снова: «Ибо два зла сделал народ Мой: Меня, источник воды живой, оставили и высекли себе водоемы разбитые, которые не могут держать воды» (Иер. 2:13).

Недостаток доверия Богу всегда приводит к тому, что человек ищет других покровителей.

Именно поэтому Бог обращается к Своему народу со словами: «Да не будет у тебя других богов пред лицом Моим».

Важно не считать Богом того, кто не сделал всего, что сделал Господь. Важно не возлагать своих надежд на тех, кто не спасает.

Но снова и снова Израиль будет отступать от своего Господина. Почему? Потому что мы все пытаемся осмыслить, привести к уровню нашего понимания, разложить по полочкам, навесить ярлыки. И нам кажется, что теперь-то мы знаем Бога. И однажды этот «карточный домик» рушится. Чаще всего это происходит в трудный момент, когда ситуация выходит из-под контроля и разум тщетно пытается найти решение. Например, в безводной пустыне, где Израиль терзался от жажды, Бог-Спаситель мгновенно превратился в Того, Кто вывел его из Египта, чтобы погубить в пустыне. Или у горы Хорив, когда долгое отсутствие Моисея толкнуло народ на изготовление идола. Обратите внимание на то, что они сказали о тельце: «Вот бог твой, Израиль, который вывел тебя из земли египетской!» (Исх. 32:4).

Разум хочет контролировать ситуацию и дать всему привычное объяснение, и в критический момент происходит подмена истинного Непостижимого Бога на Бога наших привычных представлений. Это происходит со всеми нами, когда наступает «темное время». Так, благочестивый Иов вместе со своими не менее благочестивыми друзьями верил в Бога и старался Ему угодить своей жизнью. И все ему с друзьями было понятно, в том числе и о Боге. Но Иов мгновенно утратил почву под ногами, когда привычный стабильный мир рухнул вместе со всеми его богословскими представлениями. Он еще чтил Бога, но уже сомневался в Его справедливости. Чего же требовал Иов? Объяснений. Он хотел понять. Что же ответил Всевышний страдальцу? Суть Его ответа сводится к тому, что Иов никогда ничего не понимал и сейчас понять НЕ МОЖЕТ. Сколько горькой иронии в словах Господа: «Где путь к жилищу света и где место тьмы? Ты, конечно, доходил до границ ее и знаешь стези к дому ее» (Иов, 38:19–20)!

И Иов прозревает: «Так, я говорил о том, чего не разумел, о делах чудных для меня, которых я не знал» (Иов, 42:3).

Разница между Иовом и его друзьями в том, что Иов больше ничего не понимает о Боге, а друзья все еще верят, что их разум вмещает Непостижимого. Кто же по оценке Самого Господа оказывается ближе к истине? Иов. Интересно, как он сам оценивает ситуацию: «Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя» (Иов, 42:5).

Именно теперь, когда все ярлыки и схемы рухнули, Иов «узрел» Непостижимого. Об этом же говорит и Елиуй: «Вседержитель! Мы не постигаем Его» (Иов, 37:23).

Есть разница между Богом, о Котором Иов слышал, и той Реальностью, с Которой он столкнулся. Кто же из них более понятный: Бог богословских рассуждений или Непостижимый, Который «творит все, что хочет» (Пс. 113:11)? Нигде и никогда Господь Бог не призывал Израиль к систематическому богословию. Но велел всегда помнить о том, что Он сделал для сынов Израиля (Втор. 6:20–25). Суть главного еврейского праздника Песах – вспоминать о великих и дивных делах Господа в дни исхода. И смысл этого праздника вышел за рамки земного существования и человеческой истории с тех пор, как Бог послал Мессию Израиля умереть за грех всего человечества и вывести всех нас из самого страшного рабства – рабства греху, чтобы привести нас всех к Тому, Кого мы не в силах постичь, но Кто любит нас и верен нам.

Мы, как и друзья Иова, из последних сил пытаемся цепляться за наш разум, втискивая Бога, сотворившего Небо и Землю, в наши человеческие представления. В какой-то момент у нас возникает иллюзия веры. Нам начинает казаться, что теперь мы все поняли о Боге. Но рано или поздно приходит осознание, что это не дает нам сил, не поднимает над землей, не исцеляет ран, ибо это всего лишь ложное представление о Боге.

Давайте вернемся в тексту, который мы рассматриваем: «Я , Бог твой, Который вывел тебя из земли египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя других богов пред лицом Моим».

Никто другой не вывел Израиля из египетского рабства.

И только Он отдал для нашего искупления Своего Сына.

Апостол Павел ободряет и укрепляет верующих, обращая внимание именно на сделанное Богом, а не на богословские характеристики: «Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками» (Рим. 5:8); «Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего?» (Рим. 8:32).

Слишком часто церковь требует от верующих знания сложных богословских идей о природе Бога.Но Бог ожидает от нас не этого, а знания Его дел.

Знание Его дел способно (хотя, к сожалению, не всегда) привести наше сердце к доверию Великому и Непостижимому Богу и научить любви к Нему.

А большего и не надо.

Афанасьевский символ веры*

1. Каждый, желающий быть блаженным, должен прежде всего иметь общую христианскую веру. Тот же, кто не

сохраняет ее неизменной и неподдельной, несомненно, останется навеки потерянным.

2. Наша общая христианская вера в том, что мы поклоняемся единому Богу в трех Лицах и трем Лицам в одном

Божестве и при этом не смешиваем Лица и не разрываем Божественной Сущности.

3. Первое из них – Личность Отца, второе – Личность Сына и третье – Личность Святого Духа.

4. Но Отец, и Сын, и Святой Дух – одно единое Божество, равноценное в славе и в вечном величии.

5. Таков Отец, таков Сын, и таков Святой Дух.

6. Не сотворен Отец, не сотворен Сын, и не сотворен Святой Дух.

7. Бесконечен Отец, бесконечен Сын, и бесконечен Святой Дух.

8. Отец вечен, Сын вечен, и Святой Дух вечен.

9. И не три вечных, а один Вечный;

10. Также и не три несотворенных, и не три бесконечных,

11. А один Несотворенный, и один Бесконечный.

12. Также и Отец Всемогущий, и Сын Всемогущий, и Святой Дух Всемогущий;

13. И также не три всемогущих, а один Всемогущий.

14. Так и Отец Бог, и Сын Бог, и Святой Дух Бог – не три Бога, а один Бог.

15. Так и Отец Господь, и Сын Господь, и Святой Дух Господь – не три Господа, но один Господь.

16. Ибо как требует того христианская истина, признаем каждое Лицо и Богом, и Господом. Также общая

христианская вера препятствует нам называть трех Богами или трех Господами.

17. Отец не создан, не сотворен и не рожден.

18. Сын есть от Отца, и только от Отца, – не создан и не сотворен, но рожден.

19. Святой Дух есть от Отца и Сына – не создан и не сотворен или рожден, но послан.

20. Поэтому один Отец, а не три Отца, один Сын, а не три Сына, один Святой Дух, а не три Святых Духа.

21. И из всех трех Лиц ни один не первый, и ни один не последний, ни один не меньший, и ни один не больший,

но все три Лица одинаково вечны и одинаково велики,

22. Чтобы во всем этом, как сказано, всем трем Лицам поклонялись как единому Божеству и в одном

Божестве – всем трем Лицам.

23. Итак, кто хочет быть блажен, должен разуметь о трех Лицах Божества.

24. Но для вечного блаженства необходимо твердо верить, что Господь наш Иисус Христос стал плотью.

25. В том истинная вера, чтобы верить, что наш Господь Иисус Христос, Сын Божий, одинаково как Бог,

так и Человек.

26. Бог Он – как рожденный от Отца прежде начала времен, и Человек – как рожденный от матери в свое время.

Совершенный Бог и совершенный Человек с душою разумной в теле человеческом.

27. Равен Богу по Божественной природе и меньший Бога по человеческой природе.

28. И хотя Он Бог и Человек, но не два, а один Христос.

29. Но как Он один, то не Божественная природа изменилась в человеческую, но человеческая природа принята

Богом.

30. Один Он есть, но не так, чтобы природы смешивались, но чтобы они образовали единство.

31. Ибо как разумная душа и тело образуют одного человека, так и Человек и Бог образуют одного Христа,

32. Который пострадал за наше спасение, сошел в царство смерти, воскрес из мертвых, вознесся на Небо,

воссел одесную Отца и вернется судить живых и мертвых.

33. В пришествие Его все люди воскреснут в своих телах и дадут отчет в делах своих: кто добро творил, пойдет

в жизнь вечную; кто зло творил, пойдет в огонь вечный.

34. Это наша общая христианская вера; кто не верит этому верно и твердо, не может быть блажен.

(Аф.1:1–34)

* Афанасий Великий, епископ Александрийский (293–373), вождь Церкви в борьбе с арианством.

Архив