+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 1, 2011 г.

Кукловод

Это был хозяин кукольного театра, доктор кукольных наук синьор Карабас- Барабас.

Алексей Толстой

«Золотой ключик, или Приключения Буратино»

Всегда удивлялась тому, как они узнают друг друга с первого взгляда. Им не нужны долгие совместные вечера, годы дружбы и сотрудничества, знание семейных отношений и домашней обстановки. Им достаточно лишь взгляда, лишь нескольких фраз – и сразу все понятно. Характеристики точны, взгляды насмешливо-понимающие, определение намерений собеседника безошибочно.

– Наш пострел везде поспел… – за линзами модных очков смеются глаза.

– Ваша цель – власть, не так ли? – прищур, ухмылка.

– А вот этого не надо, – холодный и твердый взгляд, его обладателю объяснять ничего не нужно, не к чему.

Они никогда не становятся друзьями, они никогда не становятся сотрудниками. Одного поля ягоды, одиночки, держащиеся каждый своей территории, которую яростно охраняют от себе подобных.

Вот уж поистине, «рыбак рыбака…»

* * *

Периодически они встречаются на нашем жизненном пути и даже становятся друзьями. Самыми лучшими. Тем горше разочарование, тем сильнее боль. И когда время и обстоятельства раскрывают образ «друга» в полной мере, когда кусочки мозаики встают на свои места, когда, оглядываясь назад, находишь объяснение многим «непоняткам», что были прежде, когда становишься «задним умом крепок», тогда удивляешься сам себе: как можно было быть таким слепым? Как можно было быть использованным? Как можно было беспрекословно выполнять чужую волю? Как можно не разглядеть истинного смысла, прикрытого благочестивыми фразами?

Человека легко поймать на крючок, например, общения (в нашем-то мире одиночек) или на крючок развлечений (в нашей-то жизни, полной суеты и бесконечных проблем). Христианина легко поймать на приманку единства (в нашем-то мире многочисленных конфессий) или доверия (в нашей-то жизни, полной разочарований). Человека легко обмануть, сыграв на чувстве нереализованности, комплексах, желании признания. Христианина легко обмануть, сыграв на чувстве долга, совести, ответственности, обязанности. Надо только уметь играть, знать болевые точки, уязвимые места. Вовремя подсуетиться, захватить нишу, организовать, создать, запустить механизм, заставить работать на себя, апеллируя к тому, что «все для Бога».

А потом окажется, что все для него – для кукловода. Власть и престиж, карьера и деньги. Все остальные – лишь куклы, послушные, доверчивые, слабохарактерные, несамостоятельные, жаждущие мягких слов и твердой руки. Мы зачастую легко срываем раздражение на близких, на тех, кого любим и кем любимы, но будем долго расшаркиваться и раскланиваться с негодяем, боясь задеть его чувства, боясь прослыть плохим христианином, искренно страдая от навязанного им чувства вины. Вот и дергают нас за многочисленные ниточки – «управлялки».

У кукловода всегда есть своя маска глубокоуважаемого человека, полного терпеливого достоинства тонкого психолога и внимательного друга, рубахи-парня, простого и веселого, неутомимого труженика, неоцененного и гонимого, но упорного и преданного делу.

Увидеть истинное лицо может только такой же кукловод, поскольку оно для него не тайна. Только мы ему не поверим, потому что любим своего кукловода. Откровение об истинной сущности может прийти только от Господа. Лишь Он создаст такие условия, когда кукловод будет вынужден снять свою маску. Чаще всего подобное происходит, когда он стоит перед выбором: или показать настоящий лик, или отказаться от выгоды – наживы. И никогда еще такой лицедей не устоял перед искушением выбрать второе. Не может он пожертвовать своими материальными ценностями даже ради сохранения кукол. Да и надо ли их сохранять? Приходят, подрастают другие. Наивные и горячие, открытые и искренние, новые поколения вступают в активную жизнь. И кукловоды ждут их.

У кукловодов есть специализации: кто-то выбирает только молодых, кто-то – пожилых, певцов и музыкантов, людей замкнутых и стеснительных, одиноких или семейных.

Быть рабом кукловода, который является рабом своих страстей, можно годами. Защищать его, горячо отстаивать, сохранять верность. А потом наступает горечь от предательства. Не каждый сможет пережить подобное. Люди ломаются, обижаются на церковь, на Бога. Уходят, пропадают, тонут в омуте отчаяния и разочарования. Но выжившие приобретают бесценный опыт, мощный иммунитет. Как тот, который пережил бубонную чуму. И вот тогда может сказать, «что ни смерть, ни жизнь, ни ангелы, ни начала, ни силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая власть не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8:38–39).

Архив