+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 3, 2010 г.

Томми

Джон Повель

Лет двенадцать назад я стоял и наблюдал, как мои студенты входили в аудиторию на семинар по теологии. Тогда я увидел Томми в первый раз. Он сразу же привлек мое внимание, потому что расчесывал длинные прямые светлые волосы. Кажется, они были как раз в моде. Рассудком я понимаю, что важно не то, что находится на голове, а то, что в голове, однако в тот день я отнес Томми к странным людям, чудакам.

На моем семинаре я узнал, что Томми был настоящим атеистом. Он постоянно спорил, насмехался над идеями безусловно любящего Бога Отца. Мы просуществовали целый семестр в относительном мире, хотя я должен отметить, что иногда он очень сердил меня шумом в последнем ряду.

Когда в конце семестра он подошел ко мне, чтобы отдать свою семестровую работу, то спросил циничным тоном:

– Верите ли Вы, что я когда­нибудь найду Бога?

Я сказал, решив удивить его:

– Нет!

– О! – воскликнул Томми. – А я думал, что именно это является Вашей задачей.

Я дал ему время дойти до двери аудитории и затем крикнул:

– Томми! Я не верю, что Вы найдете Бога, но я абсолютно уверен, что Он найдет Вас!

Томми пожал плечами и исчез: из семинарской аудитории и из моей жизни. Я огорчился, думая, что он мог не услышать моего высказывания. Сам я находил свою мысль превосходной.

Позже я узнал, что Томми покинул занятия в университете, так как заболел раком. Вскоре он пришел ко мне. Он вошел в мой офис, и я поразился тому, что он так плохо выглядит. Зато его глаза лучились. Такие глаза я видел у него впервые с тех пор, как познакомился с ним.

– Томми, я думал о Вас. Я слышал, что Вы больны... – начал я.

– Ах да, очень. У меня рак с метастазами в обоих легких. Вопрос недель.

– Можете Вы об этом говорить? – осторожно спросил я.

– Конечно. Что Вы хотите знать? – ответил он.

– Каково это, когда в двадцать четыре года приходится умирать?

– Ах, бывает и хуже!

– Например? – удивился я.

– Например, быть 50летним и не иметь духовных ценностей и идеалов, думать, что алкоголь, женщины и деньги – это и есть то, что составляет жизнь.

Я мысленно вернулся к регистру, куда занес Томми при первой встрече как «странного». Я подумал, что Господь послал мне встречу с Томми затем, чтобы воспитать меня и чтобы я не спешил с такими выводами.

– Знаете, зачем я к Вам вообщето пришел? – спросил Томми. – На последнем семинаре Вы сказали, что не я найду Бога, а Он найдет меня. Этим Вы задели меня. Раньше я не особенно активно искал Бога. Но когда мне удалили первый узел и сообщили, что он злокачественный, то я стал серьезно искать Бога. Когда рак затронул жизненно важные органы, я уже до крови стучался кулаками в ворота неба. Но Господь не отвечал. Ничего не случалось... Пробовали ли Вы когда­нибудь долго и безуспешно искать? И тогда я отступился.

Итак, однажды я проснулся и, вместо того чтобы, как обычно, биться душой в стену молчания Господа и в горечи звать Его, просто лежал. Мне было все равно: и Бог, и жизнь после смерти, и все, что к этому относится. Я решил, что время, которое мне осталось на земле, я проживу с пользой и глубоким смыслом. Я вспомнил о Вас и о семинарах. Однажды на лекции Вы сказали: «Главная печаль состоит в том, что люди могут пройти по жизни без любви. И как печально прожить жизнь, не сказав своим близким, что ты их любишь».

Я начал с самого трудного – со своего отца. Когда я вошел к нему, он читал газету. Я сказал: «Папа...» – «Да, что?» – спросил он, не выпуская газету из рук. – «Я хочу поговорить с тобой, папа». – «Ну, говори». – «Я думаю... Это действительно важно».

Газета немного опустилась, примерно на десять сантиметров: – «О чем вообще речь?» – «Я люблю тебя, папа. Я хочу только, чтобы ты об этом знал».

Томми улыбнулся и продолжал с видимым удовольствием:

– Газета соскользнула на пол. И тогда отец сделал то, что он никогда в жизни не делал, по крайней мере, я не могу вспомнить. Он заплакал и обнял меня. Мы разговаривали с ним весь день и всю ночь, хотя наутро ему нужно было рано вставать на работу. Я чувствовал себя так хорошо рядом с отцом! Я видел его слезы, ощущал его объятия, слушал, как он меня любит.

С моей матерью и младшим братом было уже легче. Мы тоже плакали вместе и обнимались, говорили важные и прекрасные слова. Высказали все, что годами хранили в себе. Мы жалели только о том, что так долго ждали этого часа.

Я начал с того, что открылся людям, меня окружающим. И однажды я обернулся, а Бог был со мной. Он не пришел, когда я Его умолял об этом. Я думаю, что я был для Него как укротитель зверей, высоко держащий обруч: «Гоп! Прыгай! Бог, я даю тебе три дня, три недели, приди ко мне!» Очевидно, что Бог делает все по Своему усмотрению, по Своему плану. Но самое важное, что Он действительно есть! Он нашел меня. Вы были правы. Он нашел меня!

– Томми! – я вдохнул воздух. – Я понимаю, что Вы рассказали самое важное о том, что необходимо каждому человеку и что так ясно теперь Вам. Я понимаю, что самая надежная дорога в жизни – это не только найти Бога как личного Спасителя и Утешителя, но и открыться для любви всем людям.

Знаете, что апостол Павел сказал: «Бог есть любовь. Каждый, кто в любви живет, живет с Богом и Бог с ним». Томми, могу ли я попросить Вас кое о чем? Когда Вы занимались у меня на семинаре, Вы были невыносимы. Но Вы можете все поправить. Не согласитесь ли Вы прийти на семинар и там рассказать то, что Вы сейчас рассказали мне? Если я попробую сам пересказать, это не произведет впечатления... Нужно, чтобы студенты услышали это от Вас.

– Ах нет! Я смог довериться Вам, а для всего семинара... Вряд ли...

– Подумайте об этом, Томми. И если надумаете, просто позвоните мне.

Через несколько дней он действительно позвонил и сказал, что готов выступить на семинаре. Он сделает это для Бога и для меня. Мы обговорили дату.

И все­таки выступление не состоялось. У Томми была более важная встреча, чем со мной и студентами. Конечно, жизнь его со смертью не закончилась, она только изменилась. Он сделал шаг от веры к познанию. Он нашел жизнь, которая прекраснее, чем могут увидеть человеческие глаза, услышать уши и представить душа. Перед его смертью мы еще раз поговорили.

– Я не смогу прийти к Вам на семинар, – сказал он.

– Я знаю, Томми.

– Скажете Вы за меня? Скажете ли Вы всему миру за меня?

– Я скажу, Томми. Я скажу всем. Сделаю все возможное, все, что от меня зависит.

Вас, дорогие, которые прочли эту простую историю про любовь, я благодарю за внимание и с благодарностью вспоминаю Томми, находящегося где­то в солнечных холмах неба.

– Томми! Я рассказал о тебе людям так хорошо, как только смог...

Перевод с английского Анны ШАФ

Архив