+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 3, 2010 г.

Новая идеология или старая альтернатива

Надежда Орлова

«Корень всех зол…»

(1 Тим. 6:10).

«Если ты один раз попробуешь мясо настоящего краба,

ты никогда не сможешь есть крабовые палочки»

(Полина Дашкова, автор детективов, выходящих миллионными тиражами)

«На заре туманной юности» человечество создало множество идолов – «небожителей». Все они были богами-«профессионалами», отвечали за самые различные сферы жизни и деятельности: охоту, плодородие, скотоводство, управление царством мертвых, покровительство поэтам и музыкантам, здоровье, семейный очаг и прочая. Зевсы с Юпитерами и Изиды с Озирисами порой так плотно оккупировали землю, что и шагу нельзя было ступить, не наткнувшись на капище.

Однако Христос в Нагорной проповеди, говоря о том, что человек не может служить двум господам, противопоставляет Господу не когото из этих «специалистов», а мамону. Мог бы произнести фразу, известную со времен древних пророков: «Не можете служить Богу и Ваалу», но Он объединяет всех «узкоспециализированных» кумиров в одном образе, название коему богатство. Именно оно способно конкурировать с Творцом в душе человека. За деньги, как верят многие, можно приобрести и здоровье, и семью, и служение муз, и скот, и хлеб, и достойное место в царстве мертвых.

Религии мира делят человечество на враждующие группировки, течения, общества. Стремление же к роскоши понятно всем и везде, знакомо каждому, абсолютно межконфессионально и интернационально. Этот бог объединяет людей различных вероисповеданий, всех возрастов и социальных положений. От его притягательной силы не спасает ни образование, ни воспитание, ни культура.

* * *

Размышляя над темой о деньгах, я задала многим людям, как верующим, так и неверующим, один и тот же вопрос:

– Что для вас значат деньги?

И около восьмидесяти процентов ответов можно свести к одному ответу:

– Свободу.

Еще выше показатель такого ответа у людей богатых и знаменитых. Один российский журнал каждый месяц на протяжении нескольких лет спрашивает у звезд эстрады и кино, политиков и бизнесменов, спортсменов и писателей, композиторов и поэтов одно и то же:

– Любите ли вы деньги? Что они для вас значат?

Девяносто девять процентов отвечают:

– Нет, не люблю, но они дают мне свободу.

– Какую свободу?

И люди охотно перечисляют: свободу творчества (не думаю о хлебе насущном, создаю не коммерчески­массовые проекты, а интеллектуально­камерные), свободу передвижения по миру, свободу в приобретении материальных, культурных и духовных ценностей (от пресловутых «шестисотых» мерседесов и бриллиантов до посещения премьерной оперы в «Ла Скала» и возможности полететь на другой континент, чтобы присутствовать на чемпионате мира по футболу), свободу в выборе образования, свободу в охране своего здоровья и так далее, и тому подобное.

Слова тех, кто выступает за богатство, звучат убедительно и предельно откровенно. Вот широко растиражированный и пользующийся огромным успехом пример из Интернета, которому практически никто не смог убедительно возразить, хотя некоторые пытались сделать это в комментариях. Однако попытки эти выглядели бледно и жалко.

«Деньги – это свобода. Они нужны для того, чтобы чувствовать себя уверенно. Чтобы с официантами разговаривать, как с официантами, а не с благодетелями, а с таксистами – как с таксистами, а не «шефами». Деньги нужны для того, чтобы вам не надо было толкаться на вещевом рынке, пытаясь примерить брюки, стоя на одной ноге на грязной картонке, а другую виновато поджав под себя. Деньги нужны для того, чтобы дважды в день вам не приходилось быть зажатым в троллейбусе между потным толстяком с портфелем и вертлявой старушкой, у которой из авоськи капает подтаявшая рыба. Деньги нужны для того, чтобы у забарахлившей машины не приходилось разыгрывать из себя Кулибина, собственноручно пытаясь исправить гнилой термостат; чтобы на бензоколонке не мучиться над смешным вопросом: сколько литров залить – пять или десять? Деньги нужны, чтобы вашей матери не приходилось все лето кряхтеть над выращиванием картофеля, а потом до следующей весны лечить радикулит и давление в районной поликлинике. Деньги нужны для того, чтобы, когда ваша жена ночью попадет в роддом, ей не говорили: „„“У нас тут пересменка, ждите следующую бригаду“. Деньги нужны, чтобы в школе вашего ребенка учили не „начальной военной подготовке, а языкам, литературе, физике; чтобы он не спрашивал, что такое ананас и где находится город Париж. Деньги нужны каждому для своих целей. Ктото тратит их на собственное здоровье, то есть вкладывает их в экологически чистую пищу, омолаживающие процедуры, целебные грязи Мертвого моря, минеральные воды Карловых Вар и т.п. Деньги, наконец, нужны для того, чтобы не бояться за свои деньги. За своих родных. За себя. Вообще ни за что не бояться».

Вот такая прокламация.

* * *

Очень похоже на вызов. Нет, не автора этих рассуждений, а «конкурента», о котором говорил Иисус. Это вызов богатства. Причем не того, с маленькой буквы, что присущ выскочке – нуворишу, и не того, каким обладает мегамагнат, и не того, которым владел легендарный Крез или сказочный халиф. На смену кичливому хвастовству, надменности и презрению к тем, кто беднее, приходит спокойная, сытая уверенность, что деньги – это тот материал, из которого надо строить жизнь. Потребности, входящие в обязательный набор современного человека, растут с каждым годом. К этому ведет и развитие техники, и изменяющиеся нормы поведения в обществе, да и сам экономический уровень развитых стран. И нам надо соответствовать, выглядеть, зарабатывать. Все должны быть обеспеченными. Границы между социальными слоями постепенно стираются, как между городом и деревней.

Безусловно, трудно представить современного европейца или американца, приносящего жертвы славянскому «скотскому» божеству Велесу или «великому духу» индейцев Маниту. Но многочисленные ларечки и лавочки, торгующие ритуальными предметами Фэн­шуй, расплодились так, что древним божествам впору рыдать от зависти. В любом заведении: офисах и магазинчиках, банках и конторах, больницах и отделениях милиции – над компьютерными столами и рентгеновскими аппаратами, над прилавками с пивом и копировальными машинами висят колокольчики, брелочкипогремушечки, привлекающие удачу, а со стеллажей бухгалтерской документации поглядывают сверху на посетителей фигурки керамической лягушки, держащей во рту монетку – талисман богатства.

Конечно, с последними утверждениями вышеизложенного интернетовского текста о том, что с деньгами ничего не страшно, можно поспорить, да еще как, но, признайтесь, что в паре – тройке описанных ситуаций мы узнали себя. Действительно, хочется получить качественную медицинскую помощь, отдать ребенка в престижную гимназию, будучи на пенсии, не мучиться над «смешным вопросом»: купить буханку хлеба или упаковку лекарства. Да только, достигнув разумных границ, человек не сможет остановиться в своих желаниях. И следующий «смешной» вопрос, который будет жестоко терзать его, зазвучит так: «Купить еще одну яхту или поучаствовать в торгах на аукционе Christie's?»

Каждый стремится к стабильности, безопасности, уверенности, свободе. И человечество взяло твердый курс на такую вот прагматическую цель – чтобы всем было хорошо. Складывается новая мировая идеология – экономическое благоденствие для каждого. Разве плохо? Разрабатываются меры против бедности, за обеспечение мировой безопасности, за всеобщее медицинское страхование. Политические программы современности невозможно представить без таких тезисов, как защита детства и старости, поддержка безработных и помощь странам «третьего мира». Да уж, не времена какогото там Нерона, когда главным пунктом была задача убедить всех жителей империи, что ее глава – воплощенное божество.

Люди в очередной раз делают попытку построить царство счастья на земле без Бога. В отличие от предыдущих моделей «общества равенства и справедливости», где в качестве движущей силы выступали национальные идеи или коммунистические теории, сейчас гарантом выступают материальные ценности. И хотя со времен Вавилонской башни все подобные потуги с завидным постоянством терпели крах, они продолжаются и будут продолжаться до окончательного падения последнего Вавилона: «И купцы земные будут плакать и рыдать о ней, потому что товаров их никто уже не покупает, товаров золотых и серебряных, и камней драгоценных, и жемчуга, и виссона, и порфиры, и шелка, и багряницы, и всякого благовонного дерева, и всяких изделий из слоновой кости, и всяких изделий из дорогих деревьев, из меди, и железа, и мрамора, корицы, и фимиама, и мира, и ладана, и вина, и елея, и муки, и пшеницы, и скота, и овец, и коней, и колесниц, и тел и душ человеческих» (Откр. 18:11–13). Вот так, даже души там будут продаваться вместе со стадами крупного рогатого скота и мешками пшеницы… А пресловутое «начертание зверя»? Ведь без него «никому нельзя будет ни покупать, ни продавать» (Откр. 13:17). Нельзя будет участвовать в процессе богатства.

И это принципиально новая идеология, представляющая яркую и мощную альтернативу христианству.

* * *

Христос обещает Своим последователям свободу от греха, мир с Богом, покой в сердце, утоление духовного голода и Свою помощь в земном пути; говорит о ценности каждого сотворенного по образу и подобию Божьему, дает талант и возможность его развивать и служить Господу, восполняет нужды людей.

Богатство обещает свободу от всего, от чего хотите, вводит в мир роскоши, дает покой за высокой оградой особняка, обеспечивает безопасность за спинами телохранителей, пытается гарантировать здоровье, дарит интеллектуальное развитие, предлагает утоление физического и духовного голода, поднимает самоценность, представляет возможности для реализации личности и день и ночь удовлетворяет все потребности. Вопрос лишь в сумме.

Вот такая альтернатива, почти зеркальная относительно учения Иисуса.

Спаситель Сам заплатил за то, что предоставляет нам. Заплатил Своей кровью. Он очерчивает жизненный круг человека, и в этот круг, в первую очередь, входит вечность.

За то, что предлагает богатство, каждый должен платить сам, а жизненный круг будет включать Землю, которая вращается вокруг собственника.

Но дело не в этом. Точнее, не столько в этом. Многим и многим не уловить принципиальную разницу этих двух путей. Многие и многие острее чувствуют боль «смешных» вопросов, чем боль гибнущей души. И что говорить о мире, не читающем Библию, не знакомым со Спасителем, отвергающем Творца, не верящем в вечность бытия, если огромное число тех, кто считает себя чадом Божьим, занимает активно­агрессивную позицию в защите сей новой теории.

«Христиане должны быть богатыми» – это доказательство их твердой веры!

«Христиане должны быть здоровы!»

«Христиане должны быть успешными!»

«Христиане должны стоять во главе государств земных, а не пресмыкаться перед чиновниками­безбожниками!» (То есть разговаривать с официантами, как с официантами, с таксистами, как... ну, вы знаете.)

«Христиане должны вести диалог с сильными мира сего как власть имеющие, а не как презренные сектанты!» (Очень напоминает мантры: «Мы не рабы, рабы не мы», «Вошь ли я дрожащая или право имею» и прочее из подобной серии.)

«Охристианизированная» альтернатива библейского учения на «ура» идет во всем религиозном мире, а для нерелигиозного и вообще ничего подправлять не надо. Ее главная опасность – в кажущейся способности удовлетворить все нужды человека, в ее «убедительности», «очевидности» и «разумности».

* * *

Не так давно я была на встрече с православным священником одного из калининградских приходов. Ему был задан извечный вопрос:

– Батюшка, когда будет конец света?

– Когда вот такие встречи прекратятся, поскольку станут никому неинтересны.

– ?

– Вы пришли, потому что вас волнует душа, вечность, нравственность. Когда не останется людей, задающих подобные вопросы, тогда и настанет конец. Когда мир утонет в своем комфорте, захлебнется материальными благами, тогда и свет для него померкнет.

Архив