+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 2, 2010 г.

Из поэтических тетрадей

Н. Шлямберг

Бывают дни – теснит и давит
Тоской измученную грудь,
Но верь: премудрость миром правит,
Свершай безропотно свой путь!
Когда тяжелой жизни битвой
Твоя душа удручена,
Молись сердечною молитвой –
И успокоится она.
Молись Христу! Своей любовью
Он тяжкий крест твой облегчит,
Своей святой и чистой кровью
Он язвы сердца исцелит.
И слезы пусть ручьем обильным
С лица польются твоего,
И преклони перед Всесильным
Колени сердца твоего!


Петр Вяземский

Все зыбко в жизни сей проточной,
Все тленью дань должно принесть,
И радость быть должна непрочной,
И роза каждая отцвесть.
Что будет, то в дали заочной,
И ненадежно то, что есть.
Одни молитвы не обманут
И тайну жизни изрекут,
И слезы, что с молитвой канут
В отверстый благостью сосуд,
Живыми перлами воспрянут
И душу блеском обовьют.


Людмила Окназова

Когда я буду умирать,
не посылай за докторами,
но звездными пройди дворами
в приют церковного двора.
Скажи священнику: – Пора! 
И он придет ко мне с Дарами.

Свечой оранжево-туманной
озолоти летящий час...
И я вздохну в последний раз
и – выдохну, и стану – тайной.


Александр Круглов

Лукаво выданный Своим учеником,
Он был жестокому подвергнут поруганью:
Увенчан тернием и предан бичеванью,
И осужден на смерть неправедным судом,

И был Он на кресте позорно пригвожден,
Обагрена земля Божественною кровью.
Но с высоты креста изрек прощенье Он,
Учивший воздавать врагам за зло любовью.

С тех пор столетия над миром протекли...
Во храме гимны мы Распятому возносим, –
И гоним истину, ее сынов поносим,
И распинаем тех, кто свет и соль земли!


Наталья Щеглова

Я, сотворенный быть венцом прекрасного,
Жить радостно и искренно любя,
Рождаюсь ранить, лгать, губить напрасно,
Все попирая, утверждать себя.

А после, растоптав в душе все лучшее,
Я слушаю, как держит сердце страх
И как надрывно душу совесть мучает,
Запятнанная мной в чужих слезах.


ВИА ДОЛОРОСА
Анатолий Овчинников
        
Ответы на вопросы давно припасены,
По скорбному пути идите и смотрите,
Как будто не в пыли последней той весны
Иисусовы шаги, увязшие в граните,

В лазури куполов не отразится крик:
«Или, Или, лама, лама савахфани!»
А мир всегда любил все то, к чему привык,
И может, хорошо все также сохранить?

Но было все не так: среди миров лежал
Сей путь предвечных мук, на Млечном обрываясь,
Качались три креста, и, в мареве дрожа,
Тяжелый шар земной отсвечивал кроваво.

Удары молотка и древесины стон –
Они еще плывут с Голгофы, эти звуки,
А между молотком и струганным крестом
Взметнулись два крыла – Христа святые руки,

Готовые обнять глумящихся над Ним,
Поправших благодать бесчинству на потребу.
Надменный и чужой стоял Иерусалим,
И с Господом в тот день в нем умирало небо.

Когда устали все, устали распинать,
Когда свершилось то, чему должно свершиться,
Заторопились вдруг, спешили все прибрать –
И было для чего, конечно, торопиться,

Хранящие шаббат, кто осудить вас мог?
Когда Он на кресте молился о прощенье,
И, не вменив греха, вздохнул над миром Бог,
И начался отсчет минут до воскресенья.


С ПОЗИЦИИ ВЕЧНОСТИ

В словах «Воскрес Он!» – вечности сиянье,
Как солнца отражение в росе.
«Он жив!» – как из бессмертия посланье
С известием: «У Бога живы все!»

Христос воскрес! Через скорбей завесу
Пробился и ко мне надежды луч:
Я, временный, для вечности воскресну,
В пасхальный день смерть потеряла ключ!

За той межой, где в океан безмерный
Впадает плавно времени река,
Спаситель ожидает Своих верных,
Покинувших земные берега.

Душой своей бессмертия касаясь,
Мы на земле о небе можем петь
И учимся, над Библией склоняясь,
На жизнь с позиций вечности смотреть.
(Из сборника «Истинный путь»)

Архив