+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 5, 2009 г.

Тут все родственники

Олег Кмета

«Так, говорю вам, бывает радость у ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся» (Лк. 15:10)

Сейчас мне 54 года, а пока-ялся я всего два года назад. Полвека прожил, не общаясь ни с одним верующим, как будто верующих и не существовало. В этом не было бы ничего осо-бенного или удивительного, если бы не тот факт, что мой дед был православным священ-ником, а его родной брат – известным священнослужителем евангельской церкви. Но как раз это послужило тому, что мой отец, опасаясь гонений от коммунистов, всячески скрывал эти факты от меня. К тому же мой дед умер от туберкулеза в 1938 году, а его брат еще раньше (в 1929 г.) эмигрировал в Канаду. В то время в Советском Союзе была развернута мощнейшая атеистическая пропаганда, которая так сильно повлияла на моего отца, что он впоследствии стал начальником политотдела, дослужился до полковника советской армии. Моему отцу сейчас 85 лет. Слава Богу, что он хоть на могиле у мамы становится на колени и крестится, – это все-таки лучше, чем ничего. Теперь, когда я по милости Божьей уверовал, я также молюсь за своего отца, чтобы и он обрел милость у ног Спасителя Иисуса Христа.

Так с чего же все началось? Однажды вечером моя дочь искала однофамильцев в сети Интернета и спросила меня:

– Папа, ты не знаешь, кто такой Кмета-Ефимович? Я нашла эту фамилию в Интернете...

Я пояснил дочке, что это брат моего дедушки. Тогда я уже знал что Кмета-Ефимович Иван Авксентиевич – известный религиозный деятель русско-украинского баптизма.

– Папа, а кем был твой дедушка? – не унималась дочь.

– Дедушка был православным священником, – ответил я.

– А почему два родных брата оказались в разных христианских деноминациях?

Я этого не знал, да и не мог знать. А последний вопрос дочери: «Кто они такие, баптисты?» –застал меня также врасплох, и я пообещал во всем разобраться.

Утром на работе, вспомнив свое обещание, крепко задумался. С чего и кого начать? Зная из биографии Ивана Авксентиевича, что в середине 20-х годов прошлого века он проживал в Харькове и был ответственным редактором журнала «Баптист Украины», быстро по Интернету нашел адрес и телефон Харьковского областного объединения евангельских христиан-баптистов и позвонил...

– Церковь «Преображение» – услышал я приветливый голос. Представившись, я поинтере-совался, не сохранились ли в церкви материалы о Кмете И. А. Взяв мой номер телефона, со-беседник пообещал перезвонить. Вечером зазвонил телефон:

– Вас беспокоят из церкви «Преображение». У нас есть интересующие вас материалы, подходите в удобное для вас время.

В ближайшее воскресенье (чудным образом совпавшим со светлым Воскресением Христо-вым!) я подходил к церкви. Перед церковью стояли разного возраста празднично одетые люди с открытыми, радостными лицами. Они весело приветствовали друг друга, обнимались и даже целовались. «Похоже, что тут все родственники», – подумал я и вспомнил все, чему меня учили в школе и в институте о «баптистах-сектантах». «Да, надо ухо держать востро, а то неровен час, затянут», – с опаской подумал я и с любопытством зашел внутрь церкви. У входа меня встретил прилично одетый в черный строгий костюм с галстуком мужчина средних лет с «бейджем» на груди. «Так, какой-то местный начальник», – подумал я и рассказал о цели своего визита. На секунду в глазах мужчины мелькнула растерянность, но, быстро сориенти-ровавшись, он предложил присесть, поучаствовать в служении, а по окончании побеседовать с пастором, потому что для немедленной беседы уже не было времени (начиналось служение). Я согласился: мне, действительно, было интересно посмотреть. Оглядевшись, я заметил кафедру, пианино и место для хора. «Наверное, лекции читают и концерты устраивают», – решил я.

Между тем зал быстро заполнялся людьми. Откуда-то снизу стали выходить хористы и служители. Все встали, встал и я. Не зная, как себя вести в церкви, начал приглядываться к поведению остальных. «Жаль, что в институте на курсе „Основы атеизма” этому не учили», – почему-то подумал я. Окружающие меня люди молились, пели псалмы, слушали проповеди, и, по-моему, им это нравилось, и делали они это с удовольствием, от души, не по принужде-нию. Многие бабушки что-то записывали в старенькие тетради, у большинства были видавшие виды Библии, потерявшие свой первоначальный вид от частого использования. Люди прос-лавляли и хвалили Бога. И у меня возникло непреодолимое желание разобраться, почему и для чего они сюда ходят?

В конце служения пастор сделал призыв к покаянию, несколько человек вышли вперед. Все присутствующие в это время молились за них. «И как они не стесняются перед незнако-мыми людьми исповедоваться, стыдно, наверное?» – промелькнуло в моей голове. «Я бы так не смог», – уверенно решил я. После окончания служения ко мне подошел пастор и предло-жил пойти с ним.

Оказывается, в библиотеке церкви сохранилась подшивка журнала «Баптист Украины» за 1926–1927 годы и сборник христианских гимнов на стихи Ивана Авксентиевича, положенные на музыку. После беседы с пастором я решил принимать участие и в последующих собраниях, непонятно откуда у меня появилось желание к слушанию Слова Божьего, мне также хотелось петь вмес-те со всеми, и ко всему я начал самостоятельно читать Библию! Постепенно хаотично разбро-санные в памяти знания о Боге, об Иисусе Христе стали выстраиваться в стройную систему. Стали реализовываться слова апостола Павла: «Итак, вера от слышания, а слышание от слова Божьего» (Рим. 10:17). Обратив внимание на то, что спасение в Иисусе Христе начинается с покаяния, я решил «попробовать для себя» дома покаяться. Вот тут-то и началось... Какой-то грубый и властный голос начал взывать к моей логике и разуму, напоми-нать основные постулаты материализма и теории эволюции Дарвина, стыдить Библией как «бабушкиными сказками». И я уже почти начал сдаваться, когда услышал другой голос (тихий и ласковый), советующий встать на колени и попросить у Бога прощения. Борьба про-должалась не одну неделю...

А я все эти дни ходил в церковь. И в один прекрасный день (благодарение Господу!), не дожидаясь призыва к покаянию, я стал перед всеми на колени в церкви и принял Господа Ии-суса Христа как своего личного Спасителя. Я шел по проходу на свое место, какие-то ранее незнакомые (а теперь родные) люди поздравляли меня, жали мне руки, и я понял, что принят в семью и здесь, и на небесах. На душе стало так легко (никогда раньше я не испытывал такого чувства!), только теперь я в полной мере ощутил радость примирения с Богом. Остав-шуюся часть служения я помню смутно, а когда выходил на улицу, то поднял глаза к небу и возблагодарил Господа за то, что меня, грешника из грешников, бывшего коммуниста, подполковника запаса, «афганца», погрязшего в грехах, Он принял в Свою семью...

Начиналась новая жизнь, жизнь во Христе и для Христа.

Архив