+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 5, 2009 г.

Белый платочек

Наш Tворец создал удиви-тельно прекрасный мир, полный гармонии. Все взаимосвязано и подчинено закону, положенному Богом. Каждое живое существо имеет свой круг обязан-ностей, и невыполнение их ведет к гибели. Тем более, если человек, высшее творение, созданное по подобию своего Творца, своими действиями, не соответствующими Божьим законам, разрушает свой разум и тело.

Люба – моя дальняя родственница, которую мы все любили, но к которой как-то по-особенному относились, словно у нее был изъян. Старались, не огорчая ее, выслушать, не споря с нею, побыстрее сменить тему ее разговоров о вечном Боге. Между собой мы называ-ли ее не иначе, как «Белый платочек». Она всегда носила косыночку – Бог ей так повелел. Ее принадлежность к Богу была для нас преградой, которая не давала нам развязно поболтать и смеяться по пустякам. Она ходила в какую-ту церковь, и, хотя наш городок небольшой, меня нисколько не интересовало, где она находится.

Я жила другой, как мне казалось, веселой, интересной жизнью. Рано вышла замуж, потом проводила мужа в армию. Письма стали приходить из Афганистана. Я уже ждала свою первую доченьку.

Страх и отчаяние перед будущим терзали меня. Вспомнились слова Любы: «Бог не только рядом, Он силен оказать помощь». «Это то, что мне нужно», – сказала я себе и помчалась к Любе. Конечно, можно и самой помолиться, но «Белый платочек» знает все лучше меня. Да, если честно сказать, молиться мне совсем не хотелось. Люба внимательно посмотрела на меня и сказала как-то по-особому тепло: «Хорошо, Оля, мы будем молиться о тебе и о Толике». Я была благодарна ей за эти слова. Мой страх исчез, как утренний туман, и я вновь окунулась с головой в свои проблемы. Родилась дочь. Из далекой страны летели письма. Шло время. Крошечный, сморщенный человечек превращался в умную, красивую девочку, которую я любила больше всех на свете.

Вернулся из армии Анатолий, и наша жизнь превратилась в сплошной праздник: шумные вечеринки, веселые друзья, легкое похмелье. Жили так, словно хотели отгулять все время нашей разлуки. Только мое положение мамы привязало меня к дому. Длительные поездки на природу были уже не для меня, а Толя хотел расслабиться после страшного Афганистана, где он чудом выжил.

Я уже давно забыла о своей просьбе. И посещение «Белым платочком» нашего дома ни-сколько не изменило моих мыслей. Но армия сильно изменила Толю. Ночью во сне он часто кричал, днем искал друзей, а потом они вместе искали вино. Работа была ему в тягость. Я за-мечала его отчаянье, ему явно чего-то не хватало. Я боялась за него и проклинала войну.

Наши родители в трудную минуту всегда прибегали к нам на помощь, поддерживали и уте-шали. Все денежные расходы взяли на себя. Казалось, мы ни в чем не имели нужды, но были очень несчастливы. Родились близняшки. Это событие очень обрадовало Толю. Он так старался все для нас сделать. Мы купали вдвоем детей, вместе укачивали их. Казалось, что вернулся прежний, довоенный, мой любимый. Казалось, что счастью не будет конца...

И опять в доме запах водки. На работе грубый, самовластный, Толя не уживался ни с кем. Недовольный на весь белый свет, молча, не улыбаясь, смотрел на детей. А они боялись его и убегали к дедушке и бабушке. Уж там для них была полная свобода. У них были свои дела и секреты, но для нас не было места в их маленьких сердечках. Мы жили, как два воюющих государства. Каждый стоял на страже своих интересов. Между нами постоянно шел «бой». Мое терпение давно кончилось, оскорбления ждали меня на каждом шагу. Я превратилась в злюку; ненависть, как яд, проникала всюду, не давая дышать и жить. Мы начали избегать друг друга, а потом отнесли заявление на развод.

Толя ушел жить к своим друзьям, я осталась одна. Дети не хотели возвращаться домой. Снова и снова я спрашивала себя: «Почему так получилось?» Ответа не было. Завтра последний день моего замужества – в понедельник назначен суд. Ночь была такой длинной, что казалось, не будет ей конца. Еле дождалась утра и побыстрее на улицу, лишь бы не быть одной. В небе сияет солнышко, красное лето, но оно не для меня. Лед в сердце, и сама я ле-дяная. Все вокруг для меня чуждое, ко всему полное безразличие. Иду, не зная куда. К оста-новке подъехал автобус, и я, не раздумывая, села в него. Приехали в центр города. Вошли новые пассажиры, молодые женщины, покрытые тоненькими косыночками. Я не отвожу от них глаз. Что-то далекое всплывает в памяти, дрогнуло сердце. Да это же верующие! Вздохнула свободнее. Теперь я знаю, что мне делать и Кто мне поможет. Иду за ними поодаль, стараясь быть незамеченной. «Дом молитвы» – прочла я и проскользнула в дверь. Села в самом дальнем углу. Горе давило плечи, я опустила голову.

Началось служение, все встали. Немолодой мужчина просит у Бога благословения. Значение некоторых слов я не поняла. А вот и знакомая молитва «Отче наш». Жаль, что я до сих пор не знаю ее наизусть. В открытое окно влетел ветерок, коснулся моих волос, щеки. Лед в сердце начал таять, я оживала. Потом говорили об Иисусе Христе, Который пришел на землю, чтобы спасти нас, потому что любит нас. «Придите ко Мне, все измученные и обреме-ненные, и Я успокою вас». Каждое слово имело такую силу, что врезалось в мое сердце. «Бо-же, я иду к Тебе, спаси меня», – шептали мои губы. Глаза полны слез, а ноги сами несут меня вперед. Краем глаза заметила мужчину, который тоже шел по другому проходу и, наверное, тоже плакал, голова его была опущена.

Не знаю, как я шла, мне казалось, что я летела. Опускаясь на колени, я увидела Толю на коленях в двух шагах от меня. Мое сердце билось так, что я не слышала слов Толи. Разумом я не могла понять всего случившегося, говорило сердце: «Прости, прости меня, Иисус, я виновата во всем. Боже, научи, помоги мне жить». Первая молитва такая короткая, но какой огромной радостью наполнил Господь мое сердце. Радость в глазах Толика – нас Бог прос-тил. Я это осознавала и ощущала каждой клеточкой своего тела. Мы улыбнулись друг другу: страшная тьма, в которой мы раньше жили, ушла из нашей жизни навсегда.

Теперь в нашем доме живет счастье. Оно в детских личиках, в глазах наших мам и пап. Мы дорожим этим Господним подарком и бережем его. Благодарим Бога и просим за наших друзей. Они первое время твердили только одно: «Это чудо, потому что такого и придумать нельзя». Присматривались к нам и скоро сами стали христианами.

...Дни идут, месяцы бегут, а годы летят. В воскресный день иду знакомой тропою. Анатолий уже привез на машине наших стареньких родителей. Первой бежит ко мне навстречу маленькая внучка. Наши дети – это наша радость.

У дверей воскресной школы стоит Люба. «Белый платочек» – это особенная страница в моей жизни. Не знаю, как выразить в словах все то, что она значит для меня. Для нее первое место в жизни всегда занимает Господь, затем семья, а свои нужды она ставит на последнее место. Я многому научилась не только из ее слов, но больше из ее жизни. Полное доверие и послушание Господу. Ее душа прилепилась к Нему, и десница Творца поддерживает ее.

Сейчас мы открываем двери воскресной школы. Нас ждут маленькие друзья, новые жизни, новые судьбы. Мы с Любой – как нитка, скрученная вдвое, нет втрое, – с нами Господь.

Архив