+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 2, 2009 г.

Пути Господни

Александр Каприян

Не знаю, все ли буквально верят в истину, что ве- рующим людям абсолют-но все содействует ко благу, или нет, но лично я в этом многократно убеждался. Более того, даже тем, которые соприкaсаются с истинно верующими людьми, тоже все содействует ко благу. Я пове-даю вам одну давнюю историю, которую мы пережили в своей церкви и свидетелем которой я был лично. Случай этот несколько неординарный, в какой-то степени и трагичный, и комичный, но назидательный для всех.

Многие христиане советской эпохи хорошо помнят, в каких условиях жила и развивалась христианская церковь в застойные времена расцвета социализма, безбожия и воинствующего атеизма. Государственная политика тех дней была направлена на полное искоренение веры в Бога, а стало быть, и церквей с христианами. Не составляла исключения и наша небольшая поместная церковь евангельских христиан-баптистов.

Помнится, незадолго до начала государственной перестройки безбожники усилили нападки на церковь. Нам буквально не давали возможности собираться для молитвенных собраний. Верующих постоянно разгоняла милиция. Угрозы, штрафы, аресты, увольнения с работы, пуб-личные высмеивания, настраивание граждан против верующих и прочие варварские методы при-менялись против церкви с особым цинизмом и непримиримостью. Над нашей церковью, как нам тогда казалось, как над подопытными кроликами, произвели уже всевозможные эксперименты. Но, похоже, еще не все...

Группа молодых приблатненных ребят провинилась, попалась на некоторых преступлениях и тем самым «повисла на крючке» у одного из участковых милиционеров города. И вот здесь-то у представителей красных фуражек явно, как из преисподней, выплыла «гениальная» идея – использовать этих местных бандитов в государственной борьбе против верующих. (Как успешно использовались преступники и на всех государственных стройках.) Шантаж оказался очень легким и эффективным оружием. Вскоре они собрали провинившихся и, проинструктировав их, пообещали, что если они разгонят местных баптистов, то тем самым избавят «народ от опиума», а себя – от тюремного срока и суровой руки советской власти. При этом заверили в своей опеке и велели действовать смело и нагло: мол, вам ничего за это не будет, мы вас поддержим, за-щитим и оправдаем. С тем и отправили «на дело».

В то время мы собирались в доме одной христианской семьи, которая отдала большую часть своего дома под собрание, а сама ютилась в махонькой каморке в конце дома. По воскресеньям их дом был битком набит народом, желающим послушать Слово Божие и вместе помолиться. Среди рабочей недели на совместный разбор Библии собиралось немного людей, но общения всегда проходили на высоком духовном уровне.

И вот однажды на одно из таких немноголюдных собраний пришла группа крепко выпивших молодых ребят. Их было человек пять. Они буквально ввалились в дом, когда уже разбор Слова шел своим обычным порядком. Невзирая на их отталкивающий вид, хозяева дома вежливо пригласили их пройти в зал и усадили на скамейку.

Какое-то время они все сидели спокойно и даже немного смущаясь. Видно было, что на духовное собрание верующих они попали впервые. Очевидно, по чьим-то рассказам они ожидали увидеть здесь совсем другое. Затем, немного освоившись и перемигиваясь друг с другом, они начали перебивать ведущего брата и выкрикивать наглым голосом грубые фразы, типа: «Да что ты гонишь?.. Садись!.. Вы все ничего не соображаете...» и так далее. Горсточка беззащитных верующих буквально съежилась и вжала голову в плечи, не зная, как на такое хамство реагиро-вать. Но это были только цветочки. Видя, что их никто не одергивает, они осмелели. Некоторые встали и ходили по молитвенному залу, шумно ругаясь. Другие даже начали бить ногами по пустым скамейкам и с грохотом опрокидывать их. Старшие из верующих попытались урезонить их пыл, обличая их в непристойном поведении в Доме Божьем, но это только подлило масла в огонь. Хулиганы стали приставать к молодым сестрам и хватать их за руки. Это было очень тяжелое испытание для всей церкви, а для нас, нескольких молодых братьев, огромное иску-шение. Нам едва удалось их угомонить и кое-как вытолкать из дома. Настроение у всех после этого визита было весьма разбитое, и мы решили, помолившись, разойтись по домам.

В воскресенье наши новые посетители не явились, очевидно зная, что в Доме молитвы будет много людей. Но зато на следующей неделе они вновь нанесли нам визит, но теперь уже в большем количестве, прихватив с собой своих дружков для развлечения. Как и в прошлый раз, они, немного посидев, начали свою «разъяснительную» деятельность. Вначале стали спорить с проповедниками, унижая и обзывая их различными ругательствами. Затем вновь буянили, ломали мебель, приставали к сестрам, а когда братья попытались их остановить, то они с кулаками набросились на братьев: «Вы что, крутые? Хотите получить? Так вас прямо здесь бить или выводить на улицу?» И прочее в том же духе... Это было весьма мучительно для всех. Что делать? Позвать милицию? Но это абсурд! Ведь разгонят и накажут нас, а не их. Допустить драку в Доме Божьем?! Это совершенно недопустимо! Смотреть спокойно, как бандиты будут бить пожилых братьев и насиловать сестер? Это просто жуткое мучение.

И так продолжалось несколько недель. При этом из страха перед хулиганами количество верующих посетителей заметно уменьшилось, а количество бандитов с каждым разом увеличивалось. Лично для меня такое искушение было сверх моих сил.

Я только недавно принял крещение и стал членом церкви, но в то время был еще в отличной боксерской форме. Боевым спортом я занимался многие годы до своего покаяния. Я также был отлично натренирован, как вести успешный бой одновременно с двумя, тремя или большей группой противников. В принципе это не очень сложно. Весь секрет кроется в маневренности. Главное – как бы чувствовать толпу и держать всех под своим контролем (как один пастух держит стадо вместе), ни в коем случае при этом не увлечься боем с одним противником, чтобы не потерять из виду остальных. Нужно двигаться так, чтобы постоянно выстраивать их как бы в один ряд, чтобы они друг друга путали, а самому постоянно двигаться и короткими контратаками выводить противников из строя по одному, и только когда перевес сил будет явным в мою пользу, перейти в заключительную атаку. (Возможно, кому-либо когда-то пригодится это знание, но для этого нужен навык и отличная тренировка.) Так вот, я, сидя на скамеечке, уже прикидывал, как мне нужно будет маневрировать между свободными лавочками в случае, если придется вступить в бой. При этом я без остановки молился и умолял Господа не допустить этого. Ведь я покаялся, я же христианин, я совсем не хочу ни с кем драться. Я не имел намерения вступать в бой, хотя по плоти искушение было слишком велико, так как хамству этих уличных ребят просто не было предела. Я знал, что драчуны – они обычно просто никакие, и смирить их можно было бы легко. Тем более, что рядом со мной сидел еще один, постарше меня, очень накаченный браток, который в молодости слыл лучшим бойцом в их деревне и на скулах которого тоже нервно бегали желваки... Это поистине было испытание и искушение сверх меры для всех присутствующих. Я вполне пойму критиков, что, дескать, мы должны быть, как овцы: смиренными и спокойными. Это так, когда вы сидите в тишине и безопасности с Библией в руках и созерцаете на лицах братьев «свет небесных откровений». Но вот когда издеваются над старичками, когда пристают к сестрам, лично к вашей жене, и обижают лично ваших детей без всякого предела, а вы вполне способны это остановить, вот это, поверьте мне, настоящее огненное искушение!

Так продолжалось довольно долго, и,казалось, конца этому аду не будет. Все верующие буквально вопияли к Богу, чтобы Он остановил это издевательство над церковью, не ввел нас в искушение и избавил от лукавого. И Господь не допустил нам впасть в искушение. Он напомнил нам, что касающиеся нас касаются зеницы ока Его. «Ибо так говорит Господь Саваоф: „Для славы Он послал Меня к народам, грабившим вас, ибо касающийся вас касается зеницы ока Его; и вот Я подниму руку Мою на них, и они сделаются добычей рабов своих, и тогда узнаете, что Господь Саваоф послал Меня”» (Зах. 2:8).

И вот случилось следующее. Однажды зайдя в свой спортзал позаниматься (иногда я еще заходил в спортзал, где работал мой любимый тренер, позаниматься, чтобы поддерживать фор-му, и заодно беседовать с тренером о Боге), я рассказал своим спортсменам о том, что уличная босота дебоширит в церкви, не давая всем покоя, и уже доводят меня до искушения. В свою очередь, некоторые из этих спортсменов поделились этой историей со своими друзьями – студентами нашего училища, где я долгое время руководил тренировками в секции бокса. Из этого вышла захватывающая история, которая навсегда положила конец бандитским набегам на нашу церковь.

Старшее поколение, свидетели советской действительности, наверняка помнит, как во многих городах велись вражда и уличные побоища между молодежью разных районов города. Наш портовый город особо преуспевал в такой бандитской практике. Стоило кому-либо из парней оказаться на враждебной территории города, как их почти тут же вылавливали местные, жестоко избивали и грабили. Иногда в такую войну вовлекались и старшие, и нередко такие «ледовые» побоища заканчивались трагично: арестами, увечьем и даже смертью некоторых вояк.

Так вот, оказалось, что эта группа «смельчаков» для их дебоширства в церкви над беззащит-ными верующими забредала на чужую территорию города... И это было их роковой ошибкой. Об этом-то ни они, ни их вдохновители совсем не подумали в своей беспечности, увлекшись идеей досадить верующим, а напрасно...

Когда до местных блатных нашего района дошла весть о том, что наглецы из враждебного им района города заваливают по вечерам в наш и издеваются над «их» верующими и «их» церковью, то это всех их привело буквально в бешенство. Такой наглости они давно уже не видывали! Осторожно узнав у моих друзей-спортсменов, в какой именно день и в какое время бандюки приходят в нашу церковь, они собрали совещание и решили, что их «святой долг» – за-щитить «своих» верующих в своем районе и блестящая возможность поймать в западню и расквитаться со своими давними врагами.

На следующей неделе, как мы и поем в одном из наших псалмов: «Вот долгожданный день настал», был день очередного служения разбора Слова. Наши верующие его ждали уже со страхом, другие же ожидали его с чувством радости, предвкушая новые развлечения в издевательстве над смиренными верующими. Правда,похоже, на сей раз чувство радости их было ложное, так как этого дня с еще большей радостью ожидали и другие «серьезные» дяди и тщательно к нему приготовились, разработав свой тактический план. Мы, ничего не подозревая, как всегда, начали служение молитвой и пением, с опаской поглядывая на входную дверь. Пока было тихо, и мы уже думали, что, может, пронесет на сей раз. Может, устали уже? Может, за-будут? Может, не придут?..

Но они не устали, не забыли и пришли. Вдруг дверь, как всегда, с шумом распахнулась – и уже освоившиеся разбойники ввалились в церковь, как в свой собственный дом. Все съежились, вновь услышав развязную бранную речь, грохот опрокинутых стульев... Видно было, что у них началось веселье не на шутку, и сегодняшняя встреча не сулила ничего хорошего. Но получи-лось, как в их же песне поется: «Недолго музыка играла, недолго фрайер танцевал...» Не успели они еще проникнуть из коридора и прихожей в зал, как вдруг все почему-то стушевались, стихли и заметались по дому, ища укрытия.

Оказалось, местные урки сделали засаду в кустах в конце улицы и, вооружившись палками, цепями, кастетами и ножами, выждали, пока вся толпа «народных целителей» не скрылась за ка-литкой молитвенного дома, немного выждали и вихрем влетели во двор. Заблокировали все выходы и окна и, ворвавшись в дом, зарычали на наших «крутых смирителей»: «Ну что, по-пались в крысоловку?! Теперь мы будем вас убивать по одному! Вы показывали свою прыть над беззащитными баптистами? А вы не знали, что это «наши» баптисты? Вот теперь покажите нам, какие вы блатные и сильные!» Мы очень испугались, что может произойти кровопролитие в Доме Божьем, и поэтому хозяева буквально взмолились: «Ребята, мы очень благодарны вам, что вы решили нас защитить от этих негодяев, но, пожалуйста, не устраивайте побоище в Доме молит-вы, мы все вас просим, пожалуйста». Тогда они сказали: «Хорошо, тогда мы расправимся с ними на улице. А ну, братва, навалились, выволакивайте этих негодяев на улицу!»

Вот тут и начался настоящий цирк! Грозные лица наших гонителей мгновенно побледнели и превратились в жалобные мордочки, которые пищали, как мыши, и молили о пощаде. Они судорожно цеплялись за мебель, за людей, за двери, но сильные руки стремительно выбрасы-вали их во двор, где уже во всю орудовала ударная бригада. С улицы доносились вопли, стоны, возня борьбы и глухие удары. Кого-то мощными пинками выбивали из дверей, кого-то уже за ногу волокли из-под кровати, из шифоньера... Усмирение «смирителей» продолжалось... Один мальчик (в недавнем прошлом самый резвый из них) сильно плакал, трясся от страха и просил женщин спрятать его куда-нибудь...

Никто из верующих не злорадствовал и не радовался тому, что пришла справедливая расплата и для наших злочинцев. Наоборот, нам вдруг стало их весьма жалко, мы пытались им чем-то помочь, просили местных не бить их очень сильно. Когда же шум побоища за окнами стал стихать и толпа рассеялась, в дверь ползком заползли некоторые, уже смиренные, неприятели, прося о помощи. Сестры смывали с них кровь, смазывали их зеленкой и перевязывали раны, как настоящие христиане – добрые самаряне. Мы с братьями, выйдя на улицу, помогали поверженным подняться и держаться на ногах. К счастью, никого не убили; наверное, потому, что практически они не оказали никакого достойного сопротивления (как я и предполагал). Господь смирил ходящих гордо уникальным способом; и я был очень рад, что не нашими руками и что искушение миновало и меня лично.

Примечательно то, что в этот вечер мы приобрели обе стороны воюющих. Местные стали нас уважать, просили, чтобы мы их осведомили, если нас еще кто-либо тронет. Позже они с гордостью заявляли: «Мы своих верующих никому не дадим в обиду». С другой стороны, некото-рые из избитых прямо тут же стали просить у нас прощения. Некоторым было очень стыдно, причем одним – за свое позорное поражение, а другим – за свое позорное поведение.

Представьте, каково же было наше удивление, когда на следующей неделе перед разбором Слова Божьего дверь тихо открылась и в нее вошли несколько человек из бригады наших гонителей. Вид их был довольно жалкий. В синяках, забинтованные, они, прихрамывая, прошли гуськом и тихонько сели на первой лавочке. До конца собрания они не произнесли ни одного звука, но слушали все с большим вниманием.

Эти ребята стали регулярно посещать все наши собрания. У бдительных местных защитников мы выпросили для них свободный «пропуск», объяснив им, что этим нескольким юношам «их лечение» пошло на пользу и они теперь наши. Позже двое из них искренне покаялись и приняли Иисуса Христа в свое сердце. Они-то нам и рассказали, что идея досадить верующим была не их, но что послал их участковый милиционер дебоширить в Доме молитвы. После их усмирения они все пошли и дружно сказали ему «спасибо», на что он развел руками, мол, ничем им помочь не может в такой ситуации, дескать, сами во всем виноваты...

Хотя позже, чтобы история с неудачным разгоном баптистов не приобрела широкой огласки, участковый все же закрыл дела своих должников, а закаленная Церковь Христова приобрела новых молодых и ревностных членов. «Любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу!» (Рим. 8:28).

Архив