+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 1, 2009 г.

Случай из жизни

Инна Козина

Я хочу рассказать один случай из моей жизни и посвятить этот рассказ памяти своей дорогой подруги и сестры в Господе Медведевой Ниночке Алексеевне.

Она была старше меня на целых двадцать семь лет. На протяжении многих лет мы делили с ней сердечные переживания и тревоги, вместе радовались и молились. По профессии она была преподавателем технического колледжа и, оказавшись на пенсии, продолжала активную жизнь.

Книги и журналы христианского содержания ей присылали отовсюду. Ниночка Алексеевна их прочиты-вала, делала закладки, выписывала интересные и важные мысли, и в таком виде передавала их мне.

Она не пропускала ни одного богослужения и всегда слышала что-то очень ценное, о чем непременно спе-шила рассказать.

В моей Библии до сих пор хранятся маленькие записочки, написанные ее рукой для моего ободрения.

Она везде замечала детей и не могла пройти мимо ребенка, чтобы не сказать что-нибудь доброе, похвалить или просто улыбнуться. В ее сумочке всегда находилось что-нибудь интересненькое для такого случая.

Это Ниночка Алексеевна познакомила меня с «Тропинкой» четырнадцать лет назад.

Ее дача была густо усажена цветами и вечнозелеными растениями. И мы, лежа в гамаках, растянутых меж-ду двумя яблонями, могли часами разговаривать, петь псалмы, смотреть в небо и быть счастливыми.

Мой старший сын Кирилл, когда поднимал трубку телефона и слышал голос Ниночки Алексеевны, звал меня с легкой иронией в голосе: «Твоя бабушка-подружка звонит». Однажды он с ней познакомился и был поражен ее интеллигентностью, эрудицией, умением общаться и признал, что она – необыкновенный человек!

Осенью прошлого года инсульт сковал ее тело и перекосил лицо. Но ее мозг продолжал напряженно работать, а губы шептали драгоценные слова Писания. Вот так, с полным доверием к Богу, Ниночка Алексе-евна ушла на встречу с Ним – ей было семьдесят четыре года.

Я тоскую о ней. Особенно, когда набрасываю на плечи шаль, связанную ее руками, когда перечитываю ее записочки... Однако я точно знаю, что мы обязательно встретимся там… в вечности…

А теперь о самом случае.

Мой сын Кирилл учился на третьем курсе биофака Киевского университета им Т. Г. Шевченко и уже работал зоологом-герпетологом в Киевском зоопарке.

Так вот, то ли зоопарку срочно понадобились кавказские гадюки, то ли (надо знать моего Кирилла) ему сильно захотелось…

Они с товарищем, прихватив специальные мешки для змей и какие-то там устройства для ловли этих самых гадов, отправились на Кавказ. Мало того, что в «горячую точку» планеты, так они выбрали еще и самый благоприятный сезон для отлова этих тварей.

Мое состояние невозможно описать, особенно после того, как мобильная связь с сыном прервалась. Мое воображение активно вырисовывало картины и ситуации, одни ужаснее других, в которых мог оказаться мой сын.

«Не переживайте, Инночка! – успокаивала меня Нина Алексеевна (она всегда обращалась ко мне на «Вы» – знак учительской традиции). Будем молиться! У нас есть самая надежная связь через Господа!»

Мы договорились с ней: каждый день в одно и то же время вместе просить Бога о Его защите и благосло-вении для Кирилла и его друга.

Десять дней прошли в напряженном ожидании. Ни одного звонка от сына за это время не было.

И когда я увидела в дверях Кирилла – уставшего, худого, печального, – я была несказанно рада – он жив!

Я тут же поспешила ему рассказать, как мы с Ниночкой Алексеевной молились об их безопасности.

«Мама, что же вы наделали! Кто же вас просил?» – с глубокой досадой в голосе воскликнул Кирилл.

Как оказалось, все это время там, где они проходили, шли дожди.

И ИЗ СВОЕЙ НОРЫ НЕ ВЫПОЛЗЛА НИ ОДНА ГАДЮКА…

Архив