+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 6, 2008 г.

Доказательства, которые ничего не доказывают

Игорь Савич

Когда появляется какая-то новая идея в любой области знания, она требует своего осмысления: соответствует ли она реальности. При этом требования довольно элементарны: во-первых, она не должна противоречить известным объективным данным; во-вторых, она должна быть доказуема; в-третьих, из нее должны следовать такие выводы, которые можно перепроверить с помощью наблюдений или экспериментов. Если все эти требования соблюдены, тогда эту идею или гипотезу смело можно назвать теорией.

В этом аспекте представляет интерес анализ следующего параграфа под номером сорок три той же самой десятой главы учебника биологии для 10–11 классов под редакцией Беляева Л. К., Дымшица Г. М. Этот параграф начинается с многообещающего заявления «Современная наука обладает очень многими фактами, доказывающими существование эволюционного процесса» (стр.149). При этом необходимо помнить, что конечным продуктом эволюционного процесса является живой организм. В цитируемом предложении наиболее значимые для нас слова выделены мною курсивом. Слово «процесс» подразумевает совершенные или совершаемые действия, которые направлены в определенную сторону, причем все этапы или, по крайней мере, ключевые можно воспроизвести тем или иным способом. При этом должны быть налицо идентифицируемые события или явления, которые обеспечивают этот процесс и безусловно приводят к конечному продукту. Только в этом случае слова «факты» и «доказательство» имеют смысл. В противном случае следует использовать слово «предположение».

Простой пример. Имеется завод по сборке автомобилей. Некий заинтересованный предприниматель обращается к дирекции завода с просьбой продать ему технологию изготовления определенной модели автомобиля. Дирекция предлагает ознакомиться с техническим описанием всего процесса, а затем посмотреть на отдельные этапы сборки автомобиля. Происходит также знакомство с теми фирмами, которые поставляют отдельные узлы и части автомобиля. То есть все, что необходимо для этого процесса, налицо. Это факты, и это является доказательством для предпринимателя, что его не собираются обмануть, а предлагают именно то, что приведет к появлению автомобиля уже на его заводе.

Теперь вернемся к эволюционному процессу. Налицо лишь только конечный продукт. Процесс сборки (как из простого произошло сложное) неизвестен, есть только предположения. Происхождение отдельных узлов, деталей неизвестно (есть только умозрительные построения). Кстати сказать, любой орган живого существа должен быть полностью готовым и работоспособным, иначе он не только будет бесполезным, но даже вредным. Взять хотя бы сердце. Этот важнейший орган должен был быть с самого начала сердцем со всей его сложной структурой и очень своеобразным мышечным строением. Ведь сердце должно биться день и ночь без отдыха и остановки. Иными словами, оно должно было возникнуть сразу таким, каким оно является, иначе организм был бы нежизнеспособным.

Воспроизвести этот конечный продукт (живой функционирующий организм) не представляется возможным. В этой связи можно ли говорить о доказательствах? Или все-таки лучше использовать слово «предположение»?

«Доказательства единства происхождения органического мира» основываются на том, что «все организмы: будь то вирусы, бактерии, растения, животные или грибы – имеют удивительно близкий элементарный химический состав». Это не должно вызывать удивления, так как они обитают на одной планете, имя которой Земля и которая содержит определенный и ограниченный набор элементов. Дальше следует очень верное замечание о конструкции живых организмов: «У всех у них особо важную роль в жизненных явлениях играют белки и нуклеиновые кислоты, которые построены по единому принципу и из сходных компонентов» (курсив мой). И это так, они построены действительно по единому плану. Но ведь у любой конструкции должен быть свой дизайнер и строитель.

И в конце этого подраздела де-лается следующий вывод: «Крайне маловероятно, чтобы такое удивительное сходство в строении и функционировании живых организмов было следствием случайного совпадения». С этим трудно не согласиться. И случай здесь, конечно же, ни при чем. А совпадение строения у многих живых организмов говорит всего лишь о сходном замысле и оптимальной конструкции для функционирования. Все знают, что у автомобиля четыре колеса, двигатель расположен в передней части автомобиля, а рулевое колесо – прямо перед водителем. Это оптимальная конструкция для этого механизма. Никто не станет создавать автомобиль с пятью колесами, двигателем на крыше и рулевым управлением под сиденьем. Очевидно, что это будет не самая удачная модель данного транспортного средства.

Способ функционирования, принципы генетического кодирования и размножения живых организмов поистине вызывают удивление своим совершенством. Творец живых организмов очень мудр и дальновиден.

Далее следует остановиться на следующем подразделе этого параграфа, где приводятся «эмбриологические доказательства эволюции», и делается это со ссылкой на труды Карла Бэра, который пишет о сходстве эмбрионального развития представителей различных классов животных. Это сходство во всех более ранних учебниках называлось «биогенетическим законом Геккеля» (обратите внимание на смело используемое слово «закон») и давно признано несостоятельным как по форме, так и по содержанию. Современный эмбриолог С. Гильберт отмечал: «Гибельный союз эмбриологии и эволюционной биологии был сфабрикован во второй половине ХIХ века немецким эмбриологом и философом Эрнстом Геккелем» (цит. по Вертьянову С. Ю., 2005, стр. 204). Есть сведения, что данный исследователь для большей убедительности ретушировал свои рисунки для придания должного сходства в строении эмбрионов различных классов животных. Сам Э. Геккель писал: «Хочу начать сразу же с покаянного признания, что часть, малая часть, моих многочисленных снимков эмбрионов действительно подделана…» (цит. по Юнкер Р., Шерер З., 1997, стр. 128).

Далее авторы этого раздела сообщают об очень большом сходстве работы генов-регуляторов у дрозофилы (маленькой плодовой мушки) и мыши в процессе их эмбрионального развития. Доподлинно известно, что процессы эмбриогенеза у этих двух организмов очень сильно различаются, и даже Геккелю (или если хотите, К. Бэру) не удалось бы обнаружить сходства. И как дополнительный контраргумент можно привести биохимические данные по двум важным белкам животных, гемоглобину и лизоциму: «Гемоглобин крокодилов больше схож с гемоглобином цыпленка, чем с гемоглобином змей и других рептилий... Человеческий лизоцим, энзим, необходимый для переваривания пищи, более схож с лизоцимом цыпленка, чем с лизоцимом любого другого млекопитающего» (Уайт Д., Комнинеллис Н., 2005, стр. 26). Другие авторы приводят доказательства о белке цитохроме: «Особенно следует в этом случае упомянуть цитохром С животных… И если сравнивать по этому признаку, то жабы окажутся ближе к голубям, чем к змеям» (Юнкер Р., Шерер З., 1997, стр. 118). Из этого видно, что там, где должно быть сходство согласно эволюционному мировоззрению (крокодил и другие рептилии), сходства мало, а там, где его не должно быть (человек и цыпленок, жабы и голуби), оно есть.

Далее, на стр. 151 анализируемого учебника по биологии, следует описание «морфологических доказательств эволюции». «Морфо» по-гречески значит форма, и это, на мой взгляд, один из самых сомнительных аргументов – доказывать что-то по форме. Апельсин и мяч – круглые, но что это доказывает? Возможно, лишь то, что человек создал мяч, подсмотрев форму у апельсина. Всем видам столов на свете свойственны некие общие морфологические черты: наличие столешницы и ножек, а при наличии достаточного энтузиазма, можно построить древо эволюции столов, и как боковая ветвь будет эволюция стульев. Объяснит ли это что-нибудь? Подумайте сами, а в качестве подсказки: это просто оптимальная конструкция, которую создал человек.

Но вернемся к упомянутым доказательствам на цитируемой странице: «Особую ценность для доказательства единства происхождения органического мира представляют формы, сочетающие в себе признаки нескольких крупных систематических единиц». Вообще-то очень правильное замечание. Действительно, источник происхождения мира Един. Ведь в Библии написано: «И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что это хорошо. И благословил их Бог, говоря: „Плодитесь, и размножайтесь, и наполняйте воды в морях, и птицы да размножаются на земле”... И сказал Бог: „Да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их”. И стало так. И создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их. И увидел Бог, что это хорошо» (Быт. 1:21–25). В этом коротком отрывке шесть раз говорится, что Бог создал живые существа «по роду их», т. е. Он создал сравнительно крупные таксономические единицы, которые затем уже вследствие приспособления к определенным ареалам обитания сформировали, в соответствии с заложенной в них генетической информацией, то, что мы называем видами. Часть этих видов вымерла по разным причинам, а часть из них живет и поныне. Но причем здесь эволюция?

«Строение передних конечностей некоторых позвоночных (см. рисунок), например, ласты кита, дельфина, лапы крота, крыла летучей мыши, лапы крокодила, крыла птицы, руки человека, несмотря на выполнение этими органами совершенно разных функций, в принципиальных чертах сходно». С данным предложением трудно не согласиться, за исключением категоричности по поводу «совершенно разных функций». Функция-то как раз одна – опорно-двигательная. Мой аргумент тот же – это оптимальная конструкция. Что касается некоторых отличий… Но ведь человек также использует разные типы колес, а иногда и разные типы автомобилей для различных по сложности дорог и условий.

Далее авторы приводят совершенно противоположное определение гомологии существующему понятию, пытаясь подвести его к общности происхождения от одного общего предка: «Гомологичными называются такие органы, которые развиваются из одинаковых эмбриональных зачатков сходным образом». Общепринятое определение говорит, что «гомологичные структуры лежат в основе одинаковых конструкций, при этом происхождение этих конструкций в данном случае не имеет значения. Гомологии встречаются в неисчислимых количествах… Они указывают, в основном, на одну общую причину, и вопрос об их происхождении, и попытки различного толкования напрашиваются сами собой» (Юнкер Р., Шерер З., 1997, стр. 110–111). Хочется добавить еще и то, что не всегда внешнее сходство говорит об общности происхождения. Например, волосяной покров млекопитающих и оперение птиц по форме и функциям близки, но происхождение их совершенно различно. И еще один факт, который ставит эволюционную теорию в крайне затруднительное положение: «Гомологичные структуры часто развиваются под контролем негомологичных генов» (Morris H. M., Parker G. T., 1987, стр. 55).

В заключение хотелось бы коротко остановиться на так называемых рудиментарных органах, которые используются к месту и не к месту, как доказательство эволюционных процессов. На стр. 153 цитируемого учебника написано: «Некоторые органы или их части не функционируют у взрослых животных и являются для них лишними – это так называемые рудиментарные органы». Далее говорится, что «скелет задних конечностей у кита, скрытый внутри тела, – рудимент, свидетельствующий о наземном происхождении его предков» (стр. 153). Этой короткой фразой (еще одно предположение, основанное только на формальном сходстве) авторы раздела пытаются скрыть имеющиеся гигантские проблемы в поиске возможных предшественников китов. Вот что пишет биолог-эволюционист А. Берт по поводу анализа одного из предполагаемых предков кита со сложным названием амбулоцет: «Поскольку тазовый пояс не сохранился, у нас нет прямых данных о связи между задними конечностями и осевым скелетом» (цит. по Уайт Д., Комнинеллис Н., 2005, стр. 102). Сохранилось так мало костей этого животного, что сравнительный достоверный анализ невозможен. К тому же оказалось, что эти остатки моложе ископаемых костей современных китов.

И совсем небольшое резюме относительно рудиментарных органов: «Дарвинское представление о некоторых органах как рудиментарных на много лет задержало открытие настоящих функций аппендикса, гланд и многих желез, таких, как щитовидная и шишковидная. …Теория эволюции тормозила развитие истинной науки» (Гиш Д., 1995, стр.143).

Этот перечень высказываний самого разного уровня можно было бы продолжать до бесконечности, однако объем настоящей статьи ограничен, и поэтому следует сделать общий вывод о том, что приводимые доказательства данного параграфа либо можно трактовать двояко, либо абсолютно категорично говорить об их несостоятельности в отношении эволюции как теории.

Архив