+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 5, 2008 г.

Радость в сердце

Вальдемар Цорн

У нас гости – Слава и Валерия Гринь из Певека. Мы вместе завтракаем и ужинаем, посещаем богослужения и конференции. Я перевожу их выступления. Они уехали к себе домой, прошло уже несколько месяцев, а у меня перед глазами Чукотка: тундра и пасущиеся олени, скованный морозом океан, приветливые лица чукчей и застрявший в сугробах внедорожник…

Вячеслав, Валерия, вы живете в Певеке, в краю снегов, морозов, тундры. Расскажите нам немного о вашем городе и крае.

Живем мы на берегу Чаунской губы Восточно-Сибирского моря, в городе Певеке. Это самый северный город России. Площадь нашего края – 737 тыс. кв. км. А население около 55 000 людей. Здесь продолжительная зима и короткое лето. Температура самого жаркого месяца – июля – колеблется от +4° до +14°С.

Вячеслав, как вы попали на Крайний Север?

Мой друг Литневский Петр предложил мне поехать на Чукотку, так как не хотел ехать на служение один. Он приходил ко мне по ночам и уговаривал. Он сам на Севере не был, но красочно описывал северное сияние, белых медведей, бескрайние ледяные просторы океана, мороз и так далее.

По его неотступности я начал молиться, спрашивая Бога о Его воле. И я получил очень ясный ответ: надо ехать. В церквах Кишинева нас осуждали: говорили, что мы слишком молоды... До последнего момента не было денег на самолет. Но Бог все устроил. Нам было почти по 20 лет.

Вы знали, что вас здесь ожидает?

Конечно, нет. То, с чем мы тут столкнулись, мы не «проходили» в библейском колледже, в котором учились до отъезда. Приходилось для себя открывать много нового. Это, как большое путешествие: тяжелые условия жизни, непростые характеры людей, но и рука Бога, не оставляющая и благословляющая.

И оправдались ваши ожидания, или вы встретили нечто совершенно отличное от ожидаемого?

Певек – закрытый, пограничный город, и вначале нас чуть не депортировали, но Бог был выше всех этих проблем. Жили в доме под снос, работали дворниками, чтобы прожить. В доме постоянно находились голодные, подвыпившие гости, близкие к покаянию. Но с каждым человеком приходилось беседовать ночами напролет. Подбирали замерзающих на улице. И был случай, когда мы сами безнадежно замерзали, думая, что на этом наше служение закончено. Этот красивый снежный Север чуть не стал для нас местом перехода в жизнь вечную.

Сколько лет вы уже здесь?

Я планировал быть год, а у Бога другие планы, и я здесь уже 11 лет.

Что было для вас самым главным по приезде на Чукотку?

Хотя я приехал на Чукотку из теплой страны, но не жалел, что все оставил. Главное: я почувствовал, что нужен Богу на Севере более, чем где-то в другом месте. Это непередаваемое ощущение – быть там, где тебя хочет видеть Господь; в моем случае – на краю земли, среди чукотского народа. И хотя я не был похож на них ни внешне, ни воспитанием, ни происхождением, но они меня принимали и слушали. Так что мое пребывание здесь, на Чукотке, соответствовало самому главному условию для меня – осознанию того, что я там, где меня хочет видеть Бог. Передо мной с самого начала стояла одна, главная, задача: полюбить этот народ, полюбить Чукотку. Иначе я не видел смысла в своем служении.

И удалось вам чукчей полюбить всем сердцем?

Да, мне иногда говорят, что я люблю чукчей больше, чем русских. Возможно, хотя я не делаю разницы, просто приоритетом для меня является служение местному населению, потому что Чукотка – их дом. Вообще без любви к людям служить им невозможно, да и сносить все их странности и национальные особенности, присущие данному народу. Сегодня у нас есть церковь, где в основном местное население. Слава Богу!

Чукчей люди знают зачастую только по анекдотам, притом, не всегда лестным. Что вы скажете о чукчах?

Они очень открыты, как дети. Обладают стопроцентным даром не заботиться о завтрашнем дне, а также даром отдать последнее из своего имущества, и даже чужого. Приходят друг к другу без приглашения, могут оставаться в гостях месяц. Очень любят детей. Как правило, имеют трех и больше детей. Только жаль, что грех все извращает – и семьи неполные. Могут спокойно тесниться в очень малом помещении; иметь все общее (даже зубную щетку) и не тяготиться присутствием друг друга...

У них можно поучиться мудрости не собирать себе богатства на земле. Один дом из шкуры, одна одежда, один котел для супа, каши и чая. Главное для них, чтобы рядом были олени, – этого достаточно, чтобы самим прожить и детей вырастить. Проведя немало времени в тундре, я видел, что многие нуждались в хорошей мехатуре (одежде), но имели радость в сердце. Истину говорит Иисус: жизнь человека не зависит от изобилия его имущества!

Что вы заготавливаете на зиму?

Кто-то подал нам мудрую мысль: хотите выжить – питайтесь, как местные жители: мясом оленя в традиционных способах приготовления – от мороженного до сухого; также рыбой. В тундре есть и ягоды – брусника, шикша и голубика, есть и грибы. Их тоже заготавливаем в банках. Из моря берем морскую капусту, выплывающую в шторм на берег; ее варим, солим. Осенью, в навигацию, кораблями завозят продукты на год по доступным ценам. Фрукты и овощи быстро портятся, их завозят мало, и все раскупается в первые же недели.

Как вы с Валерией познакомились?

Валерию в восемь лет привезли из Санкт-Петербурга на Север родители. Они приехали на заработки, но попали на Север в тяжелое экономическое время для страны и потеряли даже то, что имели. Главное, здесь они нашли Бога. Уверовали благодаря проповедникам-меннонитам из Германии в 1994 году. Валерия уехала учиться в христианский университет и по окончании его вернулась обратно в церковь, где я с другом уже год трудился. Валерия хотела ехать на остров Айон, чтобы начать там служение, но мы как старшие братья не разрешали ей ехать одной. Когда я улетел в отпуск в Молдавию, я ей позвонил по телефону и предложил стать моей женой. Она прилетела за 13 000 км на свою свадьбу, не зная ни мою семью, ни церковь. Родители мои волновались из-за того, что я выбрал жену из местных. Но успокоились, когда увидели светловолосую, большеглазую девушку.

Расскажите немного о вашей семье.

Мы поженились в 2000 году и сразу улетели на Чукотку. Наш медовый месяц, вернее, год, прошел на острове Айон. Там сейчас есть церковь. Потом для развития служения важно было переехать в Певек. В 2002 году у нас родилась дочка Амалия, в 2004-м – сын Эрик, а в этом году на свет появилась маленькая жизнь – дочка Ева.

Вы понимаете себя миссионерами на краю земли. О миссионерах Иисус сказал, что их будут сопровождать чудеса и знамения. Случалось ли вам их переживать?

Как-то мы на церковной машине посещали национальное село, что на острове. Топлива взяли экономно, только чтобы съездить туда и обратно. Погода была ветреная, наши следы быстро замело, и на обратном пути мы сбились с основной ледовой трассы в океане, да еще и буксовали. Полная машина людей, на улице мороз, вокруг ничего, кроме снега. Топливо было на исходе. Но вдруг вдалеке, высоко на бровке, мы увидели бочку. Открыв ее, мы не верили, что содержимое – солярка: и нюхали, и на язык пробовали... Оказалось то, что надо, – арктическая солярка. И залили мы через шланг полный бак. Из тех, кто с нами ехал в машине, неверующих больше не осталось. Но чудеса происходят не только с нами. Один проповедующий брат, чукча, лежал в больнице и там читал Библию. Русский насмехался над ним. Даже дал ему щелчок в лоб. На следующий день этот русский сломал руку, а потом его жена – ногу. Он прибежал к брату- чукче и стал просить прощения, просил молиться за него, так как понял, что обидел Божьего человека.

Что в вашем служении самое опасное? О чем молятся ваши дети, друзья?

Есть такое выражение: «Север ошибок не прощает». Это особенно относится к водителям. Целые колонны машин сбиваются в пургу с пути, и бесследно с людьми уходят под лед. И наши дети постоянно молятся, чтобы у папы ничего не поломалось в пути. Сын перечисляет в молитве все запчасти. Друзья наши тоже молятся. Однажды летом к нам в гости приехали друзья. И застряли мы с ними в тундре, где раз в полгода машины проезжают. Хорошо, что не зима на улице. Было невесело, как раз в тех местах белые медведи ходили. Слава Богу, выбрались, а эти друзья потом подарили церкви спутниковый телефон.

Что вам доставляет особую радость?

Как и наш Бог, мы радуемся каждой покаявшейся душе, но особенно радуемся, когда человек окреп в вере и уже проповедует своему народу. И по-человечески рады живому общению с родными и друзьями. Ведь мы здесь одни, как миссионеры. А когда не выезжаем, то все трудные вопросы, переживания решаем по Интернету, иногда с видеотрансляцией, что очень ободряет.

Благодарю вас за беседу. Успеха в вашем благовествовании в трудных условиях Крайнего Севера! Радости в служении Господу!

Архив