+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 5, 2008 г.

Дух времени: масскультура и Церковь

«Дух же ясноговорит, чтов последниевременаотступят некоторыеот веры,внимаядухам-обольстителями учениямбесовским,через лицемериелжецов,клейменныхв совестисвоей…»1 Тим. 4:1–2

ДИКТАТ МАССКУЛЬТУРЫ

Со времен своего грехо- падения человек живетво враждебном ему мире, оккупированном князем зла, который способен принимать даже «вид ангела света». Но сегодня, в эпоху постмодернизма – едва ли не самой коварной и хитроумной уловки лукавого последнего времени, – неискушенные искатели истины особенно часто попадают в различные заблуждения и обольщения.

Если говорить о мире в глобальном масштабе, то налицо размытие личностного начала, массовая стандартизация и глобализация общества. Сегодня коренным образом изменяется социумный тип, и на арену вышел новый феномен – человек-масса, или на сленге «хавающий пипл». Это не социальный класс или составной элемент какого-то класса. Это образ мышления, адепты которого составляют большинство (массы). Ему чужда какая-либо ответственность за те культурные или социальные институты, частью которых он является. Его главный критерий – собственная выгода (корысть). Это, по сути, продукт технологий масскультуры.

Масскультура – это производство, включающее в себя имитацию искусства, философии, науки и христианства. Причем именно псевдохристианство окончательно уводит людские души от истины в погибель. Современный мировой поток богохульств и глумлений над добром прямым образом связан с псевдохристианскими учениями, поскольку они имеют одного потребителя – численно преобладающего человека-массу.

Феномен масскультуры уже давно диктует свою волю западной цивилизации, и, поскольку мы живем в сообщающемся мире, этот процесс глобален. В нашей стране мы уже явственно ощущаем его влияние.

И цель данной статьи – показать опасность масскультуры для церкви, предупредить об опасности легкомысленного отношения к веяниям постмодерна, для которого стены церкви далеко не неуязвимы.

Тактика:

умеренный драйв

Обольщение постмодерна настолько тонко и одевается в такие прекраснодушные формы, что большинство верующих из традиционных евангельских церквей не видят и не осознают опасности. А происходит все очень банально, как в известном опыте с лягушкой, которая, не замечая опасности, плавает в постепенно нагреваемой воде, пока выпрыгивать становится слишком поздно.

Даже для воцерковленных членов церквей отступление происходит очень незаметно. Постепенно нарастает сила звука, понемногу добавляются усиливающие драйв (наслаждение) все новые технические спецэффекты и т. д. Это христианизированный гедонизм.

Молодым людям, считающим себя «продвинутыми христианами, которые могут себе позволить немного чувственности», следует знать, что они заигрывают с обольщением и, добровольно обольщаясь, предоставляют ведущее место греховной плоти, незаметно становятся союзниками дьявола и орудием сил зла! В абсолютном большинстве случаев такие «глашатаи истины» вольно или невольно несут его интерпретацию духовности.

Христианство, преподносимое в чувственной, игровой форме, теряет духовную основу, – говорим ли мы о богослужении, евангелизме или личном духовном росте.

Если говорить о богослужении, то его «творческая реструктуризация» лишает его живительной духовной силы и переводит в разряд одной из чувственных религиозных практик, дешевых подделок, которыми полон современный мир. Вследствие изменения богослужения происходит ревизия самого евангельского учения, которое подгоняется под определенные требования толерантности по отношению к падшему грешнику.

Другой путь

Как же происходит подмена? Путем привнесенного с Запада кондового (натурального) кальвинизма в сочетании с обожествлением человека. При этом объясняется, что смерть Иисуса Христа дает нам пример взаимной любви и сострадания. Достаточно осознать степень Его мучений, и нам откроется Божья любовь. Это должно побуждать нас менять свою жизнь и любить ближних. Постмодерн учит, что страдания Христа являются Божьим способом проявления любви и примером высокой нравственности, затушевывая главное – искупительную жертву Божьего Сына. Но упразднение жертвы Христа – станового хребта христианского учения – лишает это учение евангельской силы и по сути сводит его к псевдоевангельскому язычеству.

Такой «Христос» не искупил наших грехов и не вменяет нам Своей праведности. Поэтому становится очень удобным в обращении, универсальным: не тревожит ничьей совести напоминанием о греховной природе человека, о необходимости очищения Его кровью, спасения в Нем от вечного наказания. Сама Его миссия – Спаситель мира – становится не истиной, а аллегорией. Изменяется само понятие греха – это уже не закономерное следствие греховной человеческой природы, а лишь отдельные неправильные поступки, которые можно исправить. Страдание за Христа – это лишь отстаивание моральных ценностей, а уже ценности – «дело вкуса» – у каждого свои.

Характерно, что при увлечении современными стратегиями уделяется недостаточно внимания вопросам благочестия и личной святости, стремительно выхолащиваются абсолютные ценности и понятия – в то время как все более действенным методом благовестия становится именно личный пример и личное свидетельство. А многие ли из нас смогут сказать грешнику, как Петр хромому: «Взгляни на нас» (Деян. 3:4)? Мы иссушаем в себе источник живой воды, благодаря которому (и только ему!) люди приходили и приходят к Богу.

За последнее время очень изменились сами люди, их взгляды, система ценностей, жизненные приоритеты, мировоззрение. Некоторые христиане говорят о том, что все труднее найти ищущих правды Божьей не только среди молодых, но и среди давно уверовавших. Поэтому еще одной особенностью современности является миграция из одной церкви (конфессии) в другую.

В поисках «настоящей духовности» некоторые из моих близких знакомых, молодых во всех смыслах баптистов, перешли в канонические и нетрадиционные христианские конфессии. Не получив желаемого в библейском баптизме, одни нашли себя в традиционном православии, а другие в неоевангельских церквах. Те и другие стали служителями в церквах, которые открыты для общения с разновекторными духовными мирами.

Теология или

технология?

Наиболее удобной площадкой для новых христианских движений являются харизматические мегацеркви типа «Голгофа» или, например, «Хиллсонг». Это – зародившееся в Австралии неохаризматическое движение по созданию церквей с помощью психологических и технических средств. Эти церкви подчеркивают важность работы Святого Духа в жизни каждого верующего, вселенской миссии, и многие лидеры говорят о важности «духовных даров»: как-то молитвы на «языках» и «помазания Духом». Здесь также подразумевается параллельная пунктуация: достаточно получить определенный «дар», а дальше все пойдет как по маслу.

Не нужно напрягаться, изучая библейские тексты, и проходить через трудности личностного духовного роста. Достаточно принять несложное учение, выучить определенные слова и ключевые фразы. Остальное чудесным способом сделает Святой Дух. Вследствие такого учения членами церкви становятся нераскаявшиеся люди, которые вскоре разочарованными в Боге уходят в мир и нередко становятся противниками христианства. Если же остаются в церкви, то смешивают плотское христианство с практическим оккультизмом. В итоге получается ядовитая смесь, способная отравить даже внешне здоровых евангельских верующих, из любопытства посещающих подобные церкви. (Поэтому представляется, что основная проблема нашего христианства заключается не в новых церквах и традициях, а в людях – лично в каждом члене церкви.)

Вне всякого сомнения, и в такой церкви есть много того, что способствует количественному росту общины. Вполне возможно, что еще не перейдена грань, за которой начинается отступление, но, во всяком случае, здесь очень близко подошли к ней. Парадокс состоит в том, что с умалением божественного, сверхъестественного статуса церкви вначале, как правило, происходит увеличение количества прихожан. Затем они быстро понимают, что если и в церкви доминирует культура, то лучше воскресным утром просто выспаться. В результате происходит масштабная вредоносная ротация: люди приходят в такую церковь неверующими (духовно «холодными», т. е. с высокой потенциальной энергией), а покидают разочарованными маловерами («теплыми», инертными).

На служениях поют душевные песни о любви ко Христу. В них мало слов, музыки, но нагнетается слишком много чувств ради чувств. Фактически это вид развлечения. Христос же ясно сказал: «Кто хочет идти за Мной, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мной» (Мк. 8:34); в другом месте: «Кто не берет креста своего и следует за Мной, тот недостоин Меня» (Мф. 10:38). Но весть о кресте и сораспятии Христу (Рим. 6:6) в корне противоречит плотскому Евангелию благополучия. Здесь торжествует не Бог, а перстная плоть, не желающая следовать за Христом на крест. Создается идеальная возможность для комфортного времяпрепровождения, но из-за отсутствия воздействия Слова и Духа Святого у членов церкви нет радикальных сущностных изменений. За волю Бога выдается одетое в религиозные одежды позитивное мышление.

Чтобы идти в ногу со временем, в некоторых евангельских церквах стали подражать харизматическому стилю богослужений. Звучит громкая и динамичная инструментальная музыка, применяются различные спецэффекты, психотехники, а в проповеди – видеоролики типа «Смешарики» и так далее. Все это нравится молодежи, хотя и не очень – людям старшего возраста, видно, что у руководства вышеупомянутых церквей нет верных ориентиров и различения, что хорошо и что плохо, отсутствуют критерии истинности.

Пытаясь понять формирующуюся теологическую направленность таких церквей, я посещал различные неоевангельские церкви Житомира, Киева и Одессы. И у меня возник ряд вопросов.

u Почему такое легковесное «христианство» привлекает молодежь из традиционных церквей? Молодые люди безмятежно включаются в чувственное «прославление», затем принимают «духовное крещение» и другие «помазания».

u Почему среди обольщенных есть люди с богословским образованием, полученным в семинариях баптистского братства?

u Неужели преткновение баптизмом происходит только из-за сдержанности в выражении восторженных чувств? И шире: неужели суть христианства сводится только к свободе выражения восторга, к драйву в прославлении? Кому мы угождаем, выбирая формы и методы прославления: людям или Богу? Неужели поклонение в «духе и истине» сводится к чувственному экстазу? В чем собственно заключается воля Бога для христиан? Он призвал нас для благовестия и освящения или к поискам новых форм прославления? (Мф. 28:19–20; 1Фес. 4:3).

По моему мнению, как и в случае с антихристианским проектом так называемых «свидетелей Иеговы», идеологические корни современного «неоязыческого евангелизма» выращены в специальных лабораториях, принадлежащих последователям всеядной религиозности Нового века. Они берут начало в калифорнийском движении хиппи в 60-е годы прошлого столетия. Мистицизм хиппи в соединении с секуляризованным христианством направлен исключительно на чувства. Конечно же, не распятая, не сокрушенная плоть трансформируется в душевность. Всеобщая тенденция времени – стремление не к жизни в духе, а к комфортной жизни по плоти. Но любая попытка достичь Бога с помощью технических приемов является магизмом. Это противоречит традиционному христианскому представлению, в котором общение с Богом совершается через веру, основанную на библейских знаниях, а не на эмоциях.

Необходимо, чтобы современные верующие для эффективной молитвы и успешного противостояния (т. е. ведения духовной войны) князю тьмы понимали его мотивацию. Иначе сатанинские полчища будут активно действовать среди христиан, которые не осознают их присутствия или духовного воздействия, а, наоборот, пользуются оккультной символикой, «из любопытства» читают гороскопы, обращаются к различным, основанным на восточных религиозно-философских практиках, нетрадиционным методам лечения души и тела. Они не могут разрушать молитвой дел тьмы, потому что не способны опознать их, хотя, по словам апостола Павла, они должны быть нам «небезызвестны». Поэтому в основном из-за невежества и эгоцентричного поклонения плоти происходит охлаждение в среде народа Божьего.

Такое христианство не представляет опасности для сатаны. Наоборот, он даже способствует тому, чтобы его потенциальные противники, будущие воины Христа, пополнили ряды танцующих, можно сказать эмоционально подпрыгивающих современных «попсовых» христиан. Подобное христианство, по бесовскому определению, не призвано «связывать и развязывать», решать вопросы духовного порядка. Оно, в принципе, готовится к принятию всеядного Христа-Майтрейи, общего избавителя для всех последователей Нового мирового порядка.

(Окончание в № 6 за 2008 г.)

Архив