+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 2, 2008 г.

Да святится имя Твое!

Надежда Орлова

Думаю, что большинство читаю- щих эти строки каждый день по­вторяют слова мо­литвы Гос­под­ней. И, конечно же, не единожды заду­мы­вались над каж­дым словом и пред­ложением, от­кры­вая для себя все новые и новые грани: «Да свя­тит­ся имя Твое» – моль­ба, призыв, утверждение.

Мир внимательно наблюдает за христианами. Наши слова и по­с­туп­ки либо святят имя Божье, либо по­рочат. Об этом знают все, кто при­нял Иисуса в свое сердце. И жизнь истинных детей Божьих направлена на воплощение в действие, на по­стоянное подтверждение этого те­зиса, на свидетельство о том, что имя Божье свято.

И мы начинаем борьбу за свя­тость…

Израиль был призван святить имя Божье перед языческим миром. Ветхий Завет стоит на тотальном освящении, отделении для служения Богу людей и животных, строений и зданий, дней и лет. Огромной пирамидой над древним евреем воз­вы­шался закон, теряясь своей вер­шиной где-то в бесконечной синеве израильского неба, и эта вершина должна была держать знамя Свя­то­го Единого Истинного Бога. Едино­образие во всем, что касается слу­жения, и резкое отличие от всего, что не относится к этому слу­жению, подчеркивало свя­тость Твор­­ца. До мил­ли­метра вы­верена длина одежд, до тончайшей нити опре­де­лен сос­тав ткани, до йоты расписан закон. Од­нако даже такое жесткое регла­мен­тирование поклонения и про­слав­ления не спасло Израиль от гре­хо­падения и наказания: «…ибо серд­це их стремилось к идолам их» (Иез. 20:16). И люди Нового За­ве­та очень быстро переняли та­кую прак­тику внешнего освя­щения, внеш­него признака святости.

Всегда хочется облегчить и уп­рос­тить задачу – это естественное желание. Хочется найти легкий путь и в своей духовной жизни. И он находится, этот легкий путь. Стро­гое и неулыбчивое лицо, за­стег­ну­тый на все пуговицы пиджак, длин­ная юбка, платок на голове, от­сут­ствие любых украшений, даже обру­чального кольца, – это про­яв­ле­­ние любви к Богу и личной свя­тос­ти. Или раз и навсегда утверж­денная литургия, мелодии гимнов, что написаны пятьсот лет назад, древние стены соборов, за­твержен­ные молитвословы. Или обя­за­тель­ное проявление бурных эмоций, смех и слезы, закрытые в экстазе глаза. Или монашеский клобук, де­ревянная ограда скита, жестокое истязание плоти. В нашем пред­став­лении Он ожидает от нас чего-то такого, требующего физического уси­лия. И тогда «святится имя Твое». А строгое и часто раздражительное осуждение всего, что не соот­вет­ст­ву­ет нашему пред­ставлению о свя­тос­ти, – это проявление любви к ближ­нему и помощь в его освящении.

У писателя А. К. Толстого есть такие строки:

Любовью к ближним пламенея,
Народ смиренью Он учил.
Он все законы Моисея
Любви закону подчинил.

Что проще: исполнить закон или по­любить? Конечно, исполнить за­кон. Это требует внешнего усилия, может быть, физического или ум­ст­венного, но не внутреннего, ду­хов­ного. Поэтому люди так стремятся заменить закон любви, данный Хри­стом, ритуалами и обрядами. При этом уверяют, что, исполнив опре­де­ленный набор правил, мы проя­вим любовь к ближнему и Богу.

Чтобы полюбить, надо понять, встать мысленно на место другого, посмотреть на конкретную си­туа­цию его глазами, почувст­во­вать его боль и радость, сомнения и тревоги. Это требует усилий, от­дачи себя, душевных затрат. Это большой труд. Это борьба со своей плотью (она-то сострадать, кроме как себе, никому не хочет). Проще другое – правила. Причем, обще­при­нятые. Правила универ­саль­ны. Душевные переживания индивидуальны. Что легче: быть, как все, или быть собой? Идти легким, про­то­ренным путем или собственной целиной? Вопросы риторические. Но именно через эти духовные тру­ды и славится, и святится имя Божье.

«По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь лю­бовь между собою» (Ин. 13:35)

.

Когда не было Земли, была Лю­бовь, и святилось имя Господа. Ког­да не будет Земли, будет Любовь, и будет святиться имя Господа. Лю­бовь вечна. Закон ко­нечен.

«Бог есть любовь» (1Ин. 4:8). «Да святится имя Твое» (Мф. 6:9).

Архив