+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 2, 2008 г.

Благословенное служение

Лариса Ильяш

Мир Божий да пребудет с вами, дорогие братья и сестры во Христе Иисусе, сотрудники миссии «Свет на Востоке»!

Пишет вам распространитель таких любимых христианских жур­на­лов, как «Вера и жизнь» и «Тро­пинка». Это служение я несу уже с 1995 года. Живу я в Бессарабке, в Молдове. Зо­вут меня Лариса Гри­горьевна Ильяш. В сентябре 2007 года мне испол­ни­лось пятьдесят девять лет. Покая­лась и примирилась с Господом я в 1993 году.

Я хочу написать не о себе. Очень люблю свою по­местную церковь, братьев и сестер. О каждом из них можно написать много интересного о том, как Бог действует в их жизни. И каждый из них по-своему за­ме­чателен, я бы даже сказала – уникален. Немного расскажу о сестре Любе Барбараш из нашей церк­ви. Ей 57 лет. Знаю ее давно. Мы обе родились и вырос­ли в Бессарабке, даже несколько лет вместе в одном классе учились, в вечерней школе. Ох, как давно все это было... Мы обе, воспитанные в духе атеизма, от Бога были далеки. Нельзя сказать, что мы с Любой были близкими подругами. Так, нормальные отно­ше­ния. Были случаи, когда мы спорили. Никогда бы не подумала в то время, что Люба станет мне одной из самых близких людей по духу, что буду восхи­щать­ся силой Духа Святого, Который изливается через эту сестру. Может быть, я несколько сумбурно пишу, не по порядку, но пишу, как могу. Люба появилась в нашей церкви в 1999 году. Примирилась с Господом в том же году и приняла святое водное крещение. Мне было очень радостно видеть Любашу среди нас. Я заметила, как Господь изменил ее характер, пове­де­ние, лицо... Почему пишу так? Нас, уверо­вав­ших людей, Господь меняет в лучшую сторону. Моя ма­ма, понаблюдав за мною, за теми изменениями, кото­рые произошли в моем характере, поведении, сказала мне: «И я хочу ходить в вашу церковь, если Бог так из­ме­нил тебя, которую мог утихомирить только душ». (Я была очень вспыльчива.) Кстати, мама моя, придя в тот день, 10 октября 1993 года, в церковь, покаялась. И крещение мы принимали с нею в один день – 5 июля 1994 года.

Я не буду подробно описывать духовный рост сестры Любы. Но она, как губ­ка, впитывала живое Слово Божье, от всего сердца молилась Господу, в послушании исполняла работу, необходимую в церкви. Очень много свидетель­ст­во­ва­ла о том, как она искала покой в сердце, как вначале ходила в православную церковь, свечи ставила святым и неисчислимое ко­ли­чество поклонов перед иконами отбила и т. д. А пустота в душе оставалась. Ничего не ме­нялось в ее жизни. У нее есть семья: муж, дети взрос­лые, внук. Казалось бы, после посещения церкви и столь­ких поклонов и молитв должно быть какое-то спо­койствие в душе. Но нет, не было. Только раздражение какое-то. Она пришла в нашу церковь осознанно. Пусть никто из чи­таю­щих эти строки не думает, что православная церковь чем-то плоха. Нет! И в ней есть глубоко духовные, ис­кренне преданные Богу люди, любящие Бога и ближ­них. Но как говорила Люба мне, что, выходя из храма, слышишь матерщину, ругательства из уст тех, кто только что целовал иконы и молился Богу. Этот рази­тельный контраст отвращает от общения с такими людь­ми, ибо они – невозрожденные люди.

Люба взяла себе за правило посещать больных. Иногда посещает одна, но чаще всего с сестрой Раей Чергуцей, ее соседкой. Они поют псалмы, молятся вместе со страждущими. Люба читает стихи, которые находит в сборниках стихов, свидетельствует. Но с каждым днем ей было все труднее это делать – сильно болели ноги. Сейчас вообще трудно найти абсолютно здорового человека. Люди относятся к своему недугу по-разному. Начала ходить Люба с палочкой, чтобы легче было. Служение не оставляла, в собрание ходила. Врачи поставили ей диагноз: артроз с дефор­мацией костей. Вот уже шесть лет как она на инвалид­ности. От ее дома до нашей церкви далеко. Часть пути ездила на маршрутке, часть – пешком. Но не унывала, а ободряла немощных, молилась о всех нуждающихся в Божьей помощи. По-прежнему читала на бого­слу­жениях стихи. Со слезами. Это были и слезы от чувств, которые она испытывала вместе с автором стихов, и слезы от боли в ногах.

В один из дней Люба не смогла встать на ноги даже с палочкой – ноги не слушались. Как она потом свидетель­ствовала, это был большой удар для нее. Нача­лась борьба. Она могла ходить теперь только на костылях. Люба не хотела с этим смириться. Молилась, плакала. Дух Святой утешил ее, она смирилась и пошла в церковь на костылях. (Это только рассказывать легко, а борьба была долгой, изну­ри­тельной, ужасной.) Стоять Люба не может даже на костылях, но стихи рассказывает по-прежнему. В тот день, да и во всякий день, когда ее одо­левают какие-либо искушения, борения, она свидетельствует об этом церкви. И знаете, как это ободряет! Эти свидетельства и сам вид этой привет­ливой и милой сестры, во всем надеющейся на Бога, очень ободряют слабых, упав­ших духовно. Когда меня одолевают боли, я звоню Любаше, предва­ри­тельно помолившись и рассказав Господу о своей боли. Прошу у Него помощи, потом пою Ему псалмы. Начи­наю петь со слезами, потом сквозь слезы по­яв­ляется радость: ведь Господь жив! Пою уже без слез и сразу звоню Любе: «Любочка, болят но­ги?» – «Бо­лят. Но за все слава Господу!» Поговорим с ней, и как-то легче становится и терпим дальше боль. Я так рада, что имею такую духовную сестру! Слов не хватает описать мои впечатления. Люблю свою церковь, это моя семья христианская. Да благословит Господь всех. Молю Бога о Любе Барбараш, чтобы дал Он ей силы еще, чтобы она и дальше была для нас вдох­новением и ободрением от Господа. Я не написала и десятой доли того, что хотела. Люба очень любит читать христианскую литературу, подобрала себе библиотечку христианских поэтов и прозаиков. Ездит с группами молитвы по другим церквам, читает стихи (в основном стихи Л. Ва­се­ни­ной, которые она очень любит) и свидетельствует о том, что значит Гос­подь в ее жизни.

По средам девять сестер нашей церкви, в том чис­ле и Люба, молятся с постом о нуждах церковных и других насущных, срочных. Если что, всегда звоним Любе, а она уже обзванивает нашу «девятку».

Благодарю Господа, что у нас есть такие сестры!

И есть еще о ком рассказать. Мы молимся и о всех сотрудниках миссии «Свет на Востоке», об издании такой нужной христианской литературы и, конечно же, о сотрудниках наших любимых жур­на­лов «Вера и жизнь» и «Тропинка». Я несу служение с 1995 года в библиотеке нашей церкви и вижу, как все читают книги и ждут новых, хотя знают, что изда­вать их не так легко.

Архив