+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 1, 2008 г.

Являя Божию любовь

Петр Луничкин

Денис – очень нежный, послушный и ласковый мальчик. Проживает он в небольшом городке на юге огромной России. Денис учится в 9 классе общеобразовательной школы. Хорошо играет на валторне. В этом году он заканчивает музыкальную школу. В свои четырнадцать лет Денис ни разу не пробовал курить, не прикасался к спиртному. Сознательно старается никогда никого не обманывать. А еще Денис не сквернословит и не ворует. Он почитает своих родителей, посещает церковь и поет в детском христианском хоре «Тропинка». У Дениса три брата, две сестры, две бабушки и дедушка, который утверждает, что Денис очень похож на своего прадеда.

Дмитрий Карпович Самошкин, прадед Дениса, родился в 1869 году в одном из поселений Брянской губернии. В те далекие времена до 85% населения царской России проживало в сельской местности. Крестьяне того времени жили довольно бедно. Лошадь, необходимую для обработки земли, имели далеко не все. Дореволюционная жизнь села, где родился и вырос Дмитрий, была тихой, размеренной и даже замкнутой. Крестьяне много работали, но жили бедно. Лишь в «базарные» дни село по-настоящему преображалось. Из города со своими ценными товарами приезжали торгаши и разного рода менялы. Днем центр села напоминал разоренный улей. Ну а вечером все, от мала до велика, ели, пили и веселились. «Веселие на Руси есть питие», – любил повторять в компании друзей Дмитрий.

1 августа 1914 года Германия объявила России войну. Через несколько дней война была объявлена Франции. Уверенные в быстрой победе немецкие части вошли в Бельгию. С подобным развитием событий не согласилась Англия. Вскоре в боевых действиях уже участвовали армии шестнадцати европейских государств.

Несмотря на то, что в сражениях были задействованы лучшие в то время войска, Россия потерпела ряд крупномасштабных поражений. Из-за недостаточного обеспечения боеприпасами и вооружением весной 1915 года Россия понесла огромные потери в живой силе. Неудачи на фронте породили социальную напряженность в обществе. О праздниках забыли. Народ стал пить. И пить не для того, чтобы как-то вспомнить о былом праздничном настроении и поднять его. Чаще люди пили, чтобы заглушить боль, боль сердечную. В мае 1915 года несколько тысяч добровольцев собрались у Зимнего дворца с просьбой направить их на линию фронта. Среди патриотов земли русской стоял и Самошкин. Он жаждал мщения и готов был сражаться во имя царя и отечества. Многие, призванные на фронт из сельской бедноты, воевать за «царя-батюшку» совершенно не желали. А потому массами сдавались в плен. Дмитрий Карпович, в отличие от них, оставил жену и несовершеннолетнюю дочь. И сделал это не по принуждению, а исключительно по идейным соображениям. Самошкин Дмитрий Карпович уверен был в успешном исходе войны и скором возвращении домой. Но…

Бог внес свои коррективы в жизнь Дмитрия Карповича. В сражениях под Орлау полк царской армии попал в окружение. Во время прорыва Самошкин был тяжело ранен и попал в плен. В Германии обращение со вчерашними врагами было сносным. Но Дмитрий томился и мучился. И тяготила его не столь тоска по родине, не колючая проволока и набитый до отказа барак. Его терзала и преследовала мысль, что вот теперь все закончилось, он отвоевался. А ведь рассчитывал на громкие победы, царские награды и славное возвращение на родину.

Родина бурлила. Недовольные царским режимом устраивали манифестации и акции протеста. Экономика пришла в полный упадок. Назревала гражданская война. Многие военнопленные побаивались возвращаться домой. Родина их явно не ждала. В лагерях царили подавленность, страх и уныние. Дмитрий полностью освободился от навязчивой мысли мщения агрессорам. Но его сердце по-прежнему не находило покоя. Его мучил вопрос: что дальше? По вечерам он думал о жене и дочери: как они там?

В октябре 1917 года Самошкин получил печальное известие о смерти жены. Долгие дни он не находил себе покоя. Он часто думал о самоубийстве. Но от суицида останавливало лишь одно: воспоминание о дочери. Он знал, что она находится у близкого родственника. Но кто заменит ей отца? Дмитрий Карпович томился и мучился. Его сердце было раздвоено. Он не понимал, что происходит и куда идет Россия. У него были знакомые среди военнопленных, но никого из них он не смог бы назвать своим другом. От душевных переживаний Дмитрий Карпович заболел. Он терял сознание, и с каждым днем ему становилось все хуже и хуже.

Однажды ранним утром Дмитрий услышал пение. Оно было каким-то неземным. Пели мужчины, стоящие на коленях. Их было девять человек. Самошкин приподнялся. Он хотел повнимательнее рассмотреть поющих, но не удержался и рухнул на нары. Мужчины обернулись. Один из них, подойдя к больному, сказал: «Ну вот, Дмитрий, наконец-то ты пришел в себя. А мы уже и не надеялись, думали: все, помрешь». Дмитрий Карпович, оглянувшись, понял, что находится в окружении незнакомых ему людей.

В небольшой комнате чисто и не по-лагерному просторно. «Скорее всего – это немцы, – промелькнуло в голове, – но говорят по-русски и почти без акцента. Может, французы или англичане? Но нет, те ведь такие же, как и мы, военнопленные. А эти свободные. Кто они?» Встав с колен, мужчины принялись делить между собой небольшой кусочек хлеба. «Странно, – вновь подумал Самошкин, – если это немцы, то почему на всех так мало хлеба?» Вопросов было гораздо больше, чем ответов...

18 июня 1921 года Самошкин возвратился из Германии в Россию. В Брянской губернии, в городе Орельске, вместе со своими воспитателями уже больше года проживала его дочь Мария. Встреча на железнодорожном вокзале была очень трогательной. После шести лет разлуки, крепко обняв друг друга, стояли и плакали отец с дочерью. Но на них практически никто не обращал внимания, так как в то смутное время слезы были постоянным спутником всего русского народа.

Дмитрий Карпович Самошкин до конца своей жизни был пламенным проповедником Евангелия. Его дочь Мария, покаявшись в грехах, приняла святое водное крещение. В 1925 году Дмитрий Карпович женился во второй раз. Супругой его стала Папсуева Евдокия Васильевна, уверовавшая через его проповедь. Она родила пятерых мальчиков. Самому младшему из них, Самошкину Александру Дмитриевичу, сейчас 70 лет. Он продолжает совершать служение пастора в центральной церкви евангельских христиан-баптистов города Владикавказа. Он – мой тесть, а Денис его внук, следовательно, мой сын.

В 1976 году я покаялся после проповеди Александра Дмитриевича. Я не знаю, каким проповедником был Дмитрий Карпович, но, скажу откровенно и честно, мой тесть проповедует очень хорошо. Он унаследовал веру и дерзновение проповеди от своего отца. Я женат на внучке Дмитрия Карповича. Людмила так же, как ее отец и дед, искренняя христианка. Она родила мне шестерых прекрасных детей. Все они следуют за Богом. Я – самый счастливый человек, хотя проблем и переживаний в этой жизни предостаточно. Но я знаю, в Кого уверовал. Бог – мой Отец, а это настоящее чудо!

В далеком 1915 году Бог послал в лагеря для русских военнопленных рожденных свыше христиан-немцев. Они были в этом мире, но вели себя, как небожители. К военнопленным, своим врагам, они проявили настоящую, неподдельную, Божью любовь. Эти люди не просто возвещали Благую весть, распространяя книжки под названием «Евангелие». Они являли любовь делами. Они ухаживали за больными, поддерживали отчаявшихся и разочаровавшихся в жизни.

Проповедники Евангелия военнопленным в дальнейшем образовали Миссионерский союз «Свет на Востоке». Миссия из Германии продолжает служение до настоящего времени. Тысячи людей, соприкоснувшись в свое время со служением миссии, приняли важное для себя решение – распространять свет Евангелия! Вот и Денис, правнук Дмитрия Карповича, в свои четырнадцать лет является благовестником. О его вере знают одноклассники. О том, что он посещает церковь, известно многим. Денис пошел по стопам матери, деда и прадеда. Глядя на него, я вдруг подумал: а кем был бы Денис, если бы в свое время его прадеду не рассказали о Христе? Тех, кто нес Благую весть военнопленным из России, я не знаю. Но я искренне благодарен Господу, что они, проповедуя Евангелие, не взирали на лица. Эти люди шли к тем, от которых надо было отвернуться. Они шли к своим врагам. Их пример достоин подражания. Проповедники военнопленным жили в этом мире, но ему не принадлежали. Мирские люди желают блага лишь себе, а небожители – другим. Самошкин Дмитрий Карпович, приняв евангельскую истину, стал проповедовать и являть любовь Божью окружающим его людям. После него остались церковь и уверовавшие в Иисуса дети и правнуки.

О вы, напоминающие о Господе, не умолкайте!

Архив