+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 3, 2007 г.

Церковный гимн

Надежда Орлова

Церковь... Что это такое? Это люди, люди, люди.

Такие разные: непонятные, раздраженные, открытые, замкнутые. Старые и молодые, дети и взрослые, веселые и грустные, бедные и обеспеченные, многодетные и бездетные, семейные и одинокие. Сколько их ушло в вечность за эти годы, сколько их пришло из мира, сколько их отпало, сколько вернулось... Свадьбы и похороны, рождение детей и трагедии собирают всех вместе. Бывают и обиды, и ссоры, и бурные членские собрания, и споры о том, «кто сядет по правую руку»...

Но вот затихает шум, привычные слова начинают богослужение, и мир наполняет душу, и радость общности поклонения единому Отцу в единой семье охватывает присутствующих. Кажется, что все, происходящее за пределами церкви, – это только фон, ландшафт, меняющийся за окном, который может привлекать, но не являться главным. Главное в жизни – вот эти люди, люди, люди. Спорящие и ищущие, отстаивающие свою истину, спотыкающиеся и падающие. И ты – один из них. Ты тоже идешь по острому щебню, спотыкаешься в темноте, сбиваешься с пути и громко плачешь, как потерявшийся ребенок, в тупике, уткнувшись в каменную стену, которая неожиданно выросла на пути. Ты тоже споришь, добиваешься «своего» места, обижаешься. Но ты не сможешь жить без братьев и сестер, не сможешь обходиться без общих дел и забот церкви, ты не мыслишь свое существование без всех этих людей, людей, людей.

Конечно, не все входят в круг твоих близких друзей, но, сидя на воскресном богослужении, отрекшись от своих обид и амбиций, понимаешь, что ты ни в чем не выше, не лучше, не умнее, не безгрешнее. Ты такой же ищущий и находящий, как все эти люди, люди, люди.

Смена поколений, истории, привычек, взглядов, как переливчатый оттенок на поверхности церкви. А внутри – глубина и покой, неизменность и надежность. Ты не так одеваешься, как братья и сестры пятьсот, сто, двадцать лет назад. У тебя другая прическа, другой язык. Но это внешний отблеск окружающего фона, заоконного ландшафта. А внутренний стержень, внутренняя сущность та, которую «врата ада не одолеют».

Иногда церковь болеет, иногда в ней живут паразиты – чужаки, у которых нет с ней ничего общего, но они присосались к ее телу, изо всех сил мимикрируя, изо всех сил крича: «Я – часть церкви, причем лучшая!» Но их сущность будет открыта, Бог создаст такие обстоятельства, в которых они вынуждены будут поступить по СВОЕЙ природе. Они отлетят, как сухие ветви, потеряв способность держаться за ствол, который так и не стал для них родным, поскольку они не питались его соками. И останутся те ветви, что дрожат от холода, трепещут под ударами дождя и града, гнутся от бурь и ураганов. И останутся те ветви, что тяжелеют от плодов. И ты будешь среди них – старых и молодых, одиноких и семейных, удачливых и невезучих, образованных и малограмотных, нетерпеливых и медлительных. Ты останешься в церкви, а церковь – это люди, люди, люди, которых ведет Бог.

Архив