+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 2, 2007 г.

Из поэтических тетрадей

Иван БУНИН

Христос воскрес! Опять с зарею
Редеет долгой ночи тень,
Опять зажегся над землею
Для новой жизни новый день.

Еще чернеют чащи бора;
Еще в тени его сырой,
Как зеркала, стоят озера
И дышат свежестью ночной;

Еще в синеющих долинах
Плывут туманы… Но смотри:
Уже горят на горных льдинах
Лучи огнистые зари!

Они в выси пока сияют,
Недостижимой, как мечта,
Где голоса земли смолкают
И непорочна красота.

Но, с каждым часом приближаясь
Из-за алеющих вершин,
Они заблещут, разгораясь,
И в тьму лесов, и в глубь долин;

Они взойдут в красе желанной
И возвестят с высот небес,
Что день настал обетованный,
Что Бог воистину воскрес!


Николай Шалатовский

Человеком Он был, но из слова творил
Недоступные нам чудеса,
Потому что Христос этот мир возлюбил
Бескорыстной любовью Творца.

Он глаголом карающим в гневе сжигал
Непорочную гордость «гробов»
И прощающим словом любви воскрешал
Сокрушенных грехами рабов.

И за это Его, возлюбившего мир,
На общественный суд привели…
«Невиновен!» – промолвил языческий Рим,
А свои закричали: «Распни!»

И теперь я, уверовав в эту любовь,
Должен той же дорогой пройти.
Дай, Господь, мне из множества пламенных слов
Не забыть о глаголе «прости»!

Дай мне жажду «Свершилось!» воскликнуть с восторгом,
Если снова услышу я в нынешний век
Фанатически злобное: «Смерти достоин!»
И задумчиво-доброе: «Се, Человек».


КАК ГОЛУБЬ И КАК ОГОНЬ
Василий Беличенко

От апостольских дней до момента сего
Дух Святой возвещает нам правду,
Что Спаситель души – Иисус. Без Него
Человек приближается к аду.

Дух Святой, словно голубь,и благость, и мир!
Он – огонь для нечистого, злого.
И любой валтасаров нечестия пир
Оборвет Своим огненным словом.

Он заметными делает Божьих детей
Среди массы людской многоликой.
Дух Святой побуждает спасенных людей
Неспасенных тревожить молитвой.

Дух Святой к Даниилам спускается в ров,
Вдохновляет на подвиги братьев,
Говорит поколению нашему вновь
О грехе, о суде и о правде.


ГОЛГОФА
Юрий Каминский

Испив из самой горькой чаши –
Из близорукости людской,
Он нес не крест, а судьбы наши,
За горло схваченный тоской,

Поскольку был Он Человеком,
Явившимся на свет в хлеву…
Такого не было от века,
Чтоб душу ставить во главу

Угла. Он – Бог, и в круговерти
Времен с высокого креста
Он призывает нас к бессмертью,
Разъяв разбитые уста.

Тускнеет солнце. Кровь, как филин,
В запавших ухает висках…
Слабеет плоть, но Дух всесилен:
На Нем теперь, не на китах,

Стоять земле, еще убогой,
Барахтающейся в крови,
И все ж уже познавшей Бога,
Вкусившей от Его любви. 

Архив