+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 2, 2007 г.

Быть водимым Духом Святым

Леонидас Пушковас

«Ибо все водимые Духом Божиим – сыны Божии» (Рим. 8:14).

У меня годами выработанная привычка: утром перед ра- ботой уделить полчаса на свидетельство о спасении в Иисусе Христе. В то утро я пошел к крупному универмагу, где людей побольше. Мой Учитель, Бог Дух Святой, указал в толпе людей безрукого человека. Я пробрался к нему. Когда спросил его, не хочет ли он узнать о спасительной любви Господа, он улыбнулся и сказал, что буквально несколько дней назад принял в свое сердце Иисуса Христа как своего Спасителя и Господа. Отойдя в сторонку, мы беседовали. Он рассказал, что уже убедился в помощи Господа. Однажды под вечер он был голоден и бродил по пустому базару. Подняв глаза, попросил Отца Небесного помочь найти еду, ибо денег у него не было. Сразу после молитвы заметил двух собак, дерущихся из-за какого-то свертка. Отогнав их, он поднял сверток и, развернув его, обрадовался. В нем был обед какого-то торговца: хлеб, колбаса, огурцы, лук, помидоры...

Осталось только поблагодарить Господа. Но тут его лицо приуныло. Он сказал, что он бездомный и ему негде жить. Дух Святой побудил меня с радостью сказать, что ему найдется место в моем доме. Ведь мы братья, сыны одного Небесного Отца. Не зря же Господь направил меня к нему. Сначала он не поверил своим ушам, что сегодня не будет спать в теплотрассе, а в нормальном доме. Я подтвердил, что так и будет. Но тут его лицо опять опечалилось. Я спросил, в чем дело. Он ответил, что он не один, а с ним его женщина. Несколько секунд переварив поступившую информацию, я ответил: коль есть место для него, то найдется место и для его женщины. Мы договорились о встрече у этого магазина в мой обеденный перерыв и расстались, ибо я спешил на работу.

В назначенное время я на автомобиле прибыл забрать моих новых друзей у магазина. Подъехав, остановился и поднял глаза, пытаясь найти их в потоке прохожих. Вскоре я увидел их и остолбенел. Все в порядке было с моим другом, но женщина была полной противоположностью моему представлению. Я думал, что женщина будет соответствовать внешности мужчины: лет под сорок, среднего телосложения, нормально одета и т. д. Но увидел не то. Это была не женщина, о какой-то ужас. Представьте себе самого одичалого бомжа, и ваше представление будет еще далеко от того, что увидел я. Рядом с моим братом стоял уродливый и грязный человек, обтянутый рваным комбинезоном лыжника. Глаза тупые, большая отвисшая нижняя губа, качающаяся походка. Этот человек назывался женщиной моего нового брата. Я так и застыл у руля, полный негативного волнения и страха из-за того, что такое не может быть принято в моем доме. Я воззвал к Господу и сказал, что такое испытание мне не под силу, и, пока они меня не видят, я развернусь и уеду. Тогда мой Господь тихо спросил: «А как может с этой уродливой инвалидной женщиной возиться твой брат?» Я чувствовал противление своей греховной плоти и нажим дьявола, который шептал о еще большем горе: о презрении и недовольстве моих домашних. Дьявол нашептывал, что на такое испытание я не готов и лучше всего сейчас просто развернуться и уехать. А после можно извиниться перед Господом за малодушие. Ведь и апостол Петр отрекся от Господа в непосильном испытании. Но Господь укрепил меня, напомнив о сострадательном самарянине и о том, что, получив повеление Господа, я обязан его выполнить.

Непослушание Богу Духу Святому и неверие, что Он расчистит все дороги, подобает израильскому народу, который из-за неверия и непослушания не вошел в обетованную землю, где течет молоко и мед, но не мне. Господь напомнил Свои обещания, сказанные через пророка Исаию: «Раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его, и от единокровного твоего не укрывайся... И отдашь голодному душу твою, и напитаешь душу страдальца, тогда свет твой взойдет во тьме, и мрак твой будет, как полдень. И будет Господь вождем твоим всегда и во время засухи будет насыщать душу твою и утучнять кости твои, и ты будешь, как напоенный водой сад и как источник, которого воды никогда не иссякают» (Ис. 58:7, 10–11).

Я осознал, что Господь призвал меня на практике выполнить наибольшую заповедь – возлюбить Господа и своего ближнего. Поблагодарив Господа за наставления и выйдя из машины, я подошел к брату. Оказывается, у его женщины больные ноги, и поэтому она с трудом передвигалась. Мы усадили ее на заднее сиденье и поехали ко мне. Все это время я чувствовал следование дьявола, ибо его действие сопровождалось как бы внешней депрессивностью. Я никак не мог быть радостным и любящим. Моменты духовной борьбы далеки от радостного состояния, когда ты наполнен Духом Святым. Но как они необходимы для любого Божьего чада, ведь в ней повторяются муки нашего Господа и Царя Иисуса Христа. Именно в таких муках сгорает греховная плоть и приобретается познание любви Господа. Только в таких испытаниях открывается истинный смысл страдания, о котором написано в Священном Писании: «Итак, смиритесь под крепкую руку Божию, да вознесет вас в свое время» (1Пет. 5:6).

Выполнение наибольшей заповеди есть крестное страдание, обещанное Господом, которое уничтожает греховную плоть: «Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения, зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греха; ибо умерший освободился от греха» (Рим. 6:5–7).

Семя, попавшее в хорошую почву, должно умереть, иначе оно не даст плода. Поэтому апостол Павел говорит, что он жаждет страдания: «Да и все почитаю тщетой ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего: для Него я от всего отказался и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа и найтись в Нем не со своей праведностью, которая от закона, но с той, которая через веру во Христа, – с праведностью от Бога по вере; чтобы познать Его, и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его, сообразуясь смерти Его, чтобы достигнуть воскресения мертвых» (Флп. 3:8–11).

Выполнение заповедей Господа по благовествованию и забота об уверовавших и нуждающихся сопровождается не любовью и радостью, но страданиями, ибо дьявол разжигает свои огненные стрелы, которые мы должны отбить. В мире такое состояние называется депрессией. Апостол Петр говорит, что огненного искушения не надо бояться: «Возлюбленные! Огненного искушения, для испытания вам посылаемого, не чуждайтесь как приключения для вас странного, но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете» (1 Пет. 4:12–13).

Я был в скорбном состоянии от натиска дьявола. Господь напоминал Свои обетования, написанные в Священном Писании, и от них в сердце появилась еле уловимая радость веры, что этот огонь – как очищающее средство на пути к совершенству познания любви и силы Господа. Эта надежда и вера были в сердце, и дьявол со своим великим натиском не мог его погасить. Слава за это нашему Господу Иисусу Христу!

Было начало апреля, и по сторонам дороги лежал еще снег. Мой новый брат и его женщина были бездомные и жили в теплотрассе. Поэтому, когда они уселись в машину, от них поднялась такая вонь, что понадобилось открыть окна. В своем нажиме дьявол и здесь поспешил напомнить о том, как нахмурятся мои домашние, почуяв такие запахи. Когда подъехали к дому, я попросил своих новых друзей подождать в машине, а сам пошел проверить, каково положение дома. Детей не было, а жена суетилась на кухне. Поэтому, позвав своих пассажиров, я повел их на второй этаж, где была свободная комната. Женщину пришлось в буквальном смысле затащить на второй этаж, ибо ступени лестницы были в ее состоянии непреодолимым препятствием. Посадив их за стол, я предложил им скинуть куртки и снять обувь, думая, что запах уменьшится. Но я ошибся, ибо, когда они сняли обувь и куртки, запах удвоился. В тот момент в комнату вошла моя жена, оглядела нас и, не сказав ни слова, вышла. Вскоре она вернулась, неся тарелки с едой для моего брата и его женщины. Поставив еду, она попросила меня вниз для беседы. Когда мы уединились, она сказала мне, что я должен трезво оценить обстановку. Она не против моего служения Господу, и в моем доме эти нуждающиеся в помощи были не первыми. Но она просила обратить внимание на женщину, которая нуждалась в медицинской помощи. Я видел, что моя жена испытывала то же депрессивное давление дьявола, которое сопровождало это испытание Господа, и ей приходилось приложить усилие, чтобы говорить сдержанно и без раздражения. Секунду обдумав ее замечание, я понял, что, передав заботу об этой женщине врачам, получу большое облегчение. Тем более, что она не была моей сестрой в Господе и не являлась женой моего брата. По действующим государственным законам никто не может отказаться принять больного в госпиталь. В тот момент я почувствовал, что давление дьявола кончилось, он отошел. Отошел потому, что не оправдались его устрашения по двум основным пунктам: во-первых, дьявол все время надеялся, что моя жена придет в бешенство от новых жильцов; во-вторых, напоминал о непосильной заботе о женщине-инвалиде, которая сама не в состоянии добраться даже до туалета. И из этого трудного положения Господь нашел выход: «Вас постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести» (1 Кор. 10:13).

В мыслях я поблагодарил Господа за Его чудное действие и облегчение, которое Он мне дал. Мы с женой помолились, чтобы Господь помог нам определить женщину в больницу. Посоветовавшись, решили отвезти ее в пансионат для престарелых нашего района. Объяснили нашим новым знакомым, что поедем в больницу. Мой новый брат остался, а мы с женой взяли женщину под мышки и привели в пансионат. Сестрички забегали: «Бомжа привели».

Я помолился. Господь вмешался, и в пансионате наступило спокойствие. Вышел главврач и пригласил меня зайти в его кабинет на беседу. Он спросил, не родственница ли эта женщина нам. Узнав, что это совсем чужой нам человек, он удивился, что мы с ним возимся. Я ответил, что эта бомжиха – больная женщина и оставить ее на улице без присмотра просто бесчеловечно. Врач со мной согласился, но сказал, что все-таки мы постучались не по адресу. Здесь пансионат для престарелых, а не больница. Он задумался и затем подсказал, как нам поступить. Я поблагодарил Господа, ибо видел Его чудное действие через этого врача, который зажегся желанием нам помочь. Он сказал, что я должен позвонить заместителю мэра города по социальным вопросам и, рассказав о больной бездомной женщине, спросить, что она посоветует сделать. Я так и cделал. Слава Богу, заместитель была на месте и тут же дала телефон отдела социальной службы, куда мне следует обратиться, чтобы женщине была оказана помощь. Я позвонил по указанному телефону и рассказал о нуждающейся больной бездомной женщине. Женщина-инспектор ответила, что нам надлежит ее отвезти в пансионат для престарелых, указав адрес пансионата, из которого я в это время звонил. Я вежливо ей ответил, что как раз звоню из этого пансионата и нас здесь не принимают. Попросил, чтобы она сама поговорила с главврачом. Главврач взял трубку и стал стыдить инспектора: «Люди нашли больную бездомную женщину и, выполняя свой гражданский долг, просят вашей помощи, а вы их путаете. Ведь вам отлично известны нормативные акты о положении пансионатов для престарелых». Он добавил, что я звонил заместителю мэра города и что она направила нас в их отдел социальной помощи. Услышав, что свое распоряжение об этой женщине дала сама заместитель мэра, инспектор попросила привезти женщину. Поблагодарив главврача за сердечную помощь, мы направились в отдел социальной службы. Когда вошли в ее кабинет, то смутились от роскоши. Не было простого стула, на который мы могли бы усадить грязную женщину, а усаживать на диван или кресло, обтянутые бархатом, мы не смели. Это смущение длилось несколько секунд, затем мы все же посадили женщину у стола инспектора, прямо в прекрасное кресло. Инспектор, рассматривая еще не замененный паспорт, с удивлением и жалостью обратилась к женщине: «Посмотри ты только на себя: ведь тебе, как и мне, пятьдесят лет, а на что ты похожа. Я думала, что тебе лет под восемьдесят». Потом по-дружески подала ей кофе и начала заполнять какие-то бумаги, записывая данные из паспорта. Мы с женой уже не были нужны. Инспектор заверила нас, что женщина получит прописку при отделе соцстрахования, затем приступят к оформлению гражданства, которого бомжиха еще не имела. А через час на скорой ее отвезут в больницу. После засвидетельствования врачей ей будет оформлена пенсия по инвалидности.

Мы просто удивились, как Господь может изменить жизнь человека за короткое время. Когда мы рассказали ожидавшему нас брату обо всем, он не мог поверить и переспрашивал нас по нескольку раз. Уразумев, что еще сегодня она будет спать в чистой постели в больнице, что на нее будут оформлены документы и пенсия по инвалидности, он не скрывал своего восторга. Брат рассказал, что с этой женщиной он прожил более десяти лет. Вначале они оба трудились в частном бизнесе, и им везло. Но несколько лет назад все рухнуло. Они влезли в долги, потеряли жилье. Сам он стал пьяницей, у женщины отнялись ноги и помутился разум. Так он уже три года, сам без одной руки, с женщиной-инвалидом добывал пищу и ночлег в джунглях человеческой отверженности и жестокости. Его приятели предлагали бросить эту женщину. А он отвечал, что с ней он имел и хорошие дни и что она его много раз спасала. В этот же день для него кончились страдания. Он был освобожден от тягот и забот об этой женщине. Сейчас он спокоен за ее судьбу.

На следующий день мы навестили женщину в больнице, где она лежала в белой постели, в чистом белье. Все свидетельствовало о конце ее страданий и начале другой жизни. Мой новый брат был очищен Господом от пагубного пристрастия к алкоголю, а через некоторое время и от курения. Он устроился на работу сторожем и восстановил отношения с родственниками.

Этим я свидетельствую о том, как Господь употребляет Своих детей для того, чтобы помочь новому Своему чаду. Для меня это был прекрасный урок хождения с Господом.

Архив