+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 6, 2006 г.

Необходимая обязанность

Вальдемар Цорн

В этом году у Андрея Бондаренко, евангелиста, основателя «Христианского палаточного служения», юбилей – 30 лет со дня призвания на служение. По этому случаю с ним беседует Вальдемар Цорн.

– Андрей Васильевич, расскажи, пожалуйста, о семье, в которой ты родился?

– Я родился 12 декабря 1954 года в городе Кировограде (Украина) в семье верующих родителей. С детства слышал о Боге и Его любви. Мои родители были не просто верующие люди, но и активные члены местной евангельской церкви. Время было трудное для верующих, так как советская власть подавляла любые ростки инакомыслия, и христиане попадали в эту категорию. В результате этого наша семья подвергалась жестоким преследованиям со стороны коммунистического режима.

– Твой отец сидел в тюрьме за проповедь Евангелия?

– Да. Моего отца арестовали в 1962 году, когда мне было чуть больше семи лет. По решению суда его посадили на десять лет. Пять лет – лагерей и пять лет – ссылки. Но в лагере он пробыл около трех лет, так как в 1965 году к власти пришел Брежнев, который объявил амнистию для верующих, находившихся в тюрьмах. Правда, период этой амнистии продолжался очень недолго. Всего восемь месяцев. И потом снова продолжились преследования и аресты. Но после 1965 года эта участь миновала нашу семью.

– А тебе тяжело было принять решение в те времена, когда родителей считали врагами народа, стать верующим? Как и когда ты покаялся?

– Это сейчас можно чувствовать себя героем. Многое забылось и стерлось из памяти. А тогда было очень тяжело. Я был ребенком и реагировал на боль, обиды и несправедливость, как все дети моего возраста. А к этому добавились события, связанные с арестом отца, насмешки и издевательства в школе, где я учился. Но, несморя на это, мои родители сумели привить мне любовь к Богу, к окружающим людям и даже к врагам.

Я покаялся 14 января 1969 года. Это был последний день празднования Рождества и Нового года (по старому стилю). Событие это произошло на нелегальном праздничном евангельском собрании, на окраине города Кировограда. И инструментом, который Бог использовал для достижения моего сердца, была молодая посвященная сестра-евангелистка, которая потрясающе проповедовала о Господе. Ее звали Дина Лещенко. К сожалению, она очень рано умерла от рака.

– Как ты относился к советскому обществу?

– Советское общество не было однородной массой. Были люди власти, от которых исходили опасность и угрозы. Мы об этом постоянно помнили. И была просто остальная масса людей, многие из которых были околпачены советской пропагандой в отношении верующих людей. К этим людям я испытывал сочувствие и сострадание.

– Не осталось у тебя горечи в душе, обиды на людей, лишивших тебя отца на долгих три года?

– Нет, я свободен от этого. Если жить с обидой в душе, даже по весьма объективным причинам («благодаря» советской власти я не смог получить даже среднего образования, не говоря уже о высшем), то невозможно думать о многих категориях людей как о грешниках, за которых Христос тоже умер и кому необходимо донести Евангелие.

– Что для тебя в эти годы было самым главным, в чем твое призвание?

– Быть евангелистом, проповедником – мое главное призвание и, как пишет апостол Павел, «необходимая обязанность». Хотя за эти годы попутно приходилось заниматься и другими видами служения (работа в тюрьмах, служение пастора в церкви города Елгава, Латвия), но всегда было понимание приоритета евангелизационной работы.

– Ты женат, у тебя дети. Как относились жена и дети к твоим частым поездкам, постоянному отсутствию дома отца, защитника, воспитателя?

– В браке с моей женой Наташей я состою двадцать шесть лет. Бог подарил нам четверых детей. Все они уже достаточно взрослые, все – члены церкви. По большому счету могу сказать, что я никогда не был бы успешен в моем служении евангелиста без всесторонней поддержки моей семьи. Конечно, к сожалению, должен признать, что за многие годы служения я так и не смог найти правильное соотношение между временем, посвященным семье, и временем, посвященным служению. Всегда находились дела: «важные», «сверхважные», «важнее», чем семья. И я благодарен Богу, что во всех этих обстоятельствах мог рассчитывать на понимание и поддержку моей семьи.

– Ты помнишь твою первую евангелизационную проповедь?

– Свою первую евангелизацинную проповедь я сказал в июне 1976 года. Это было в городе Чернигове, в Украине. В то время в среде служителей евангельских церквей были люди, не боявшиеся предоставить помещение для молитвенных домов как «крышу» для евангельских собраний. Одним из них был Стародубец Леонид Яковлевич, пресвитер Черниговской церкви.

– С того события прошло ровно тридцать лет...

– Да. И через тридцать лет Бог подарил мне возможность снова приехать в этот город и отметить это событие участием в палаточной евангелизации, которая проходила в начале июня 2006 года. Я также чрезвычайно рад был возможности встретиться с еще здравствующим Леонидом Яковлевичем и с другими участниками той первой памятной евангелизации, на которой обратилось к Господу более сорока человек.

– Как ты стал сотрудником миссии «Свет на Востоке»?

– Может показаться, что этому событию предшествовала длинная цепь «случайностей». Но воля случая – это не удел христиан. И поэтому я рассматриваю наше знакомство и сотрудничество как Его волю. Это произошло в 1987 году, в разгар перестройки. Я, моя жена Наташа, Вальдемар и Эльвира Цорны встретились в Чехословакии, так как меня еще не пускали в Германию, а Вальдемара Цорна – в Советский Союз. Эта встреча предопределила многие годы нашего сотрудничества и совместного служения в будущем.

– В настоящее время ты живешь в США и продолжаешь ездить в Украину и Россию, посещать церкви с проповедью и участвовать в евангелизациях с призывом. Не изменилось ли за время твоего тридцатилетнего служения что-то в твоем понимании Священного Писания? Что для тебя является в учении Иисуса Христа коренным, основным?

– В 1987 году Бог вложил в мое сердце мечту организовать палаточное служение. Этими мыслями я поделился на конференции Миссионерского союза «Свет на Востоке» в 1988 году. Правление миссии приняло решение о приобретении и передаче палатки на 400 мест в тогда еще существующий Советский Союз. Так началось служение христианской палаточной миссии, в которой я и по сегодняшний день принимаю участие. Изменилось ли что-то за эти годы в моем понимании Священного Писания? Радикально – вряд ли. Единственно то, что весть Евангелия об удивительной Божьей благодати засияла для меня новыми дивными гранями драгоценного бриллианта.

– Чем занимается твой отец сейчас?

– Моему отцу сейчас семьдесят девять лет. Он достаточно бодр. Водит машину. Активно проповедует в славянских церквах. Они с мамой на протяжении многих лет являются добровольными помощниками миссии «Свет на Востоке», занимаясь такой «творческой» работой, как упаковка писем и журналов для отправки читателям.

– Что ты охотно читаешь?

– Люблю читать серьезные книги, духовные статьи, которых сегодня в преизобилии в интернете, и не только. Слежу за новостями в мире и, конечно, в бывшем Советском Союзе.

– Твои любимые занятия…

– Ты имеешь в виду хобби? Тогда это рыбалка. В этом увлечении меня здорово вдохновляет то обстоятельство, что Христос тоже имел дело с рыбаками.

– Что тебя особо радует и что печалит?

– Самая моя большая радость, что я и моя семья принадлежим Небесному Царству, что мы служим Ему, нашему Господу, и людям. Что имею радость в этом служении. Что у меня есть замечательный круг друзей и соработников. Что знаю и живу ради цели, которая не заканчивается земным существованием. А огорчает... Недостатки моего характера, от которого бывает трудно моим близким, да и мне нехорошо. Печалит также равнодушие и беспечность в деле служения, встречающиеся среди верующих, отсутствие цели и посвященности, особенно в среде молодых христиан...

– Твой ключевой стих в Библии…

– «Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Флп. 4:13).

– Твое самое глубокое духовное переживание?

– Может показаться странным, но мое самое глубокое духовное переживание не связано ни с одним «громким» событием моей жизни, ни с каким-то стратегическим евангельским проектом. Это произошло в 80-е годы, во время одной евангелизационной поездки в город Брянск. Кстати, Брянск в те далекие тяжелые годы был городом революционных настроений, где церкви и их руководство не боялись брать на себя ответственность за организацию и проведение больших евангелизаций. Было первое воскресенье месяца. По установившейся традиции, во всех евангельских церквах в этот день проводятся собрания с вечерей Господней. Так было и на этот раз. Я присутствовал на утреннем служении в одной небольшой церкви Брянска. А вечером должно было состояться объединенное евангелизационное собрание всех церквей города. Собрание было посвящено воспоминанию страданий нашего Господа и вечере Господней.

Крещение я принял в 1971 году и поэтому много раз принимал участие в вечере. Но то, что я пережил на этом собрании, не поддается никакому описанию и навсегда останется в моей памяти. Когда я держал в руках хлеб и чашу с вином, перед моим внутренним взором предстал Сам Христос, подающий мне эти знаки Его смерти. Ничего особенного рядом не происходило. Для большинства людей это было обычное первое воскресенье месяца, но не для меня...

Это простое собрание перевернуло все в моей душе и радикально изменило мое представление о событии 2000-летней давности. С того момента я понял, что ничего важнее Креста и Голгофы в жизни человека быть не может. О чем с Божьей помощью я проповедую уже на протяжении тридцати лет.

Вопросы задавал Вальдемар Цорн

Архив