+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 5, 2006 г.

Ремонт крыши

Зоя Батчикова

За свою долгую жизнь я пережила много критических ситуаций. Многое забылось. Но некоторые из них запомнились на всю жизнь. В 1944 году я окончила педучилище, и меня направили на работу в Западную Украину.

В это время там устанавливалась Советская власть. Против этого воевали бендеровцы. Во многих селах стояли гарнизоны солдат НКВД.

Я работала в начальной школе. В центре села была школа-семилетка. Здесь у нас проходили методические совещания. Однажды, когда очередное совещание закончилось, я шла домой. На широкой сельской улице звучала музыка, молодежь танцевала. Я подошла и смотрела на танцующих. Ко мне подошел парень, пригласил танцевать. Прошли круг. Я чувствую, что парень хочет остановиться. Я поняла – кто-то подал ему знак, чтобы он остановился. Я сделала резкий поворот и не остановилась. Прошли по второму кругу. Парень доводит меня до начального места и опускает руки. Останавливаемся. Ко мне подходит мужчина в военной форме. Понятно, что из гарнизона. И продолжает со мной танец. Музыка умолкла, мужчина выводит меня из круга. Идем прогулочным шагом по направлению к школе. Он мне ничего не говорит, и я молчу. Я догадываюсь сама, что он ведет меня на допрос. Я его первый раз вижу. С незнакомым какой может быть разговор? Пришли в школу, он меня направил в класс, где не было полов, дверей, – школа была еще не достроена. В дверном проеме стоял солдат. Мужчина что-то сказал ему и ушел в другую комнату. Теперь-то я уже точно знала, что меня будут допрашивать. По селу давно шел разговор, что в соседнем селе арестовали учительницу. У хозяина ее квартиры под собачьей конурой нашли оружие, а ее обвинили в том, что она, якобы, знала об этом, но не сообщила в НКВД. Все эти мысли роились у меня в голове. Я так разволновалась, что разболелось сердце. Мне стало очень страшно. Тогда я вспомнила свою маму. Подумала: «Что бы сейчас сделала мама на моем месте?» И сама себе ответила: «Она молилась бы Богу». Мама была верующая, и в детстве я ходила с ней в молитвенный дом.

Я отошла подальше от дверей, от солдата, отвернулась к стене, преклонила колени и стала молиться. Помолилась... И сразу почувствовала себя по-другому. Такой снизошел на меня покой. Ушли все тревожные мысли. На душе стало легко. В кабинет вошла спокойно. Спрашивали о хозяине, о его брате. Ничего не узнав полезного для себя, меня отпустили. Ни к моему хозяину, ни к его брату, ни ко мне никаких претензий не предъявили.

Время шло. Жизнь продолжалась. Вскоре произошел такой случай. По селу прошел слух, что советские солдаты обнаружили в лесу бендеровцев. Завязался бой. Даже нам была слышна стрельба. Я в это время была у соседей. Там жили молодые девушки, я часто ходила к ним. Мы сидели, разговаривали, потом вышли на крыльцо. За селом опять зазвучали выстрелы. Испуганные, мы стояли на пороге в сенцы и думали: а вдруг будет бой в селе. Вдруг я услышала певучий звук «п-и-у» и щелчок. В недоумении прислушалась – звук такой незнакомый. Я никогда не слышала полета пули. Звук повторился. Хозяин дома затянул меня в сенцы. Он был просто вне себя от испуга. Позже сказал мне, что в притолоке нашел две пули. Они предназначались мне, так как впились в притолоку на уровне моей головы. Значит, кто-то целился в мою голову. Причем кто-то из местных, так как бой шел далеко, и случайные пули сюда залететь не могли.

Когда я встретилась с мамой и рассказала ей об этих событиях, она сказала мне, что постоянно молилась обо мне Господу. При моем рождении повивальная бабка Глазунка сказала: «Береги дочку, больше у тебя детей не будет». И мама всю жизнь с глубокой верой взывала к Господу, чтобы хранил меня.

В силу всевозможных житейских причин я ушла в мир. Но в моем характере, поведении многое было от мамы. И я благодарю Господа, что Он не оставлял меня. Я всегда чувствовала Его руку помощи. И вот в конце своей жизни я пришла с покаянием к Нему.

А случилось это так.

Приехала моя сноха с Урала. Нам срочно нужно было ремонтировать крышу дома.

Нужно было найти рабочих, привезти материал. Я уже загодя начала волноваться: «Вот придут мужики, будут требовать „бутылку”, нужно будет приготовить обед, будут сидеть курить, плеваться, материться». Я как подумала об этом, сильно расстроилась... А у меня уже был до этого инфаркт. Самочувствие ужасное. Сноха ушла искать рабочих. Возвратившись и увидев, что я взволнована, сказала: «Мама, не волнуйся, придут три человека. Сказали, что обед им не нужен. О бутылке и речи нет, только попросили приготовить им чай попозже. Я немного успокоилась. Пришли. Работают тихо, спокойно. Попросили приготовить чаю. Вошли в дом, один из них говорит: «Можно, мы помолимся?» Начали молиться. Такие родные, с детства знакомые молитвенные слова сразу легли мне на сердце. Я вспомнила маму, ее молитвы. Я спросила, какая у них вера, так как знала, что появились новые секты типа «белые братья». Они ответили: «Мы – баптисты». Тогда я сказала им, что у меня мама была верующая, что в детстве я посещала с ней Дом молитвы. Они пригласили меня на богослужение. Когда они ушли, я думала о Боге, о своей жизни, вспоминала маму, плакала и прямо услышала мамин голос: «Это Господь подает тебе руку помощи». Так я стала посещать Дом молитвы и вскоре обратилась к Господу и приняла водное крещение. Благодарю Господа за то, что Он дал мне место среди Его возлюбленных детей, дает успокоение в молитвах, радость общения с Ним и с церковью. Да пребудет с нами благословение Господнее!

Архив